Разное

Сказки про ведьм: Сказки про ведьм. Читайте онлайн с иллюстрациями.

Содержание

Ведьма, ворожея, колдунья - славянская сказка читать онлайн

Судачили, будто их корова потому лучше всех и больше всех молока дает, что Невея от чужих коровушек молоко тайком отдаивает. А если кто слово ей поперек скажет, то в отместку наденет она бедняге «хомут» — напустит хворь, а то во ржи, овсе либо ячмене содеет залом. Выйдет в полночь во поле, сбросит с себя рубаху и завяжет узлом несколько хлебных колосьев. Кто такой залом сожнет — иссохнет и умрет, кто съест хлеб из такой муки — тоже умрет, а пустит эту солому на подстилку скоту — скот околеет! Будто бы не одну семью извела мстительная Невея своими заломами. Еще шептались, будто сзади под рубахой у нее есть маленький хвостик. В детстве был он не больше вершка, ну а теперь, когда Невее уже за сорок, достиг пяти вершков. А уж это верный признак, что она не простая знахарка, а природная ведьма. И по ночам-де стучатся к ней в дверь огромная ступа-самолетка и чародейный посох. Садится Невея в ступу, берет посох и летает над полями над лесами, а в руках у нее вместо фонаря — мертвая голова, чьи глаза светятся ярче луны!
      Прибежал Свиреп домой и все матери прямо в лицо и выложил: так, мол, и так, из-за твоих ведьмовских проделок Первак мне дочку не отдает.

      Взвизгнула Невея страшным голосом, ударилась оземь, обратилась черной кошкой и выбежала из избы. Свиреп попытался ее за хвост схватить, да замер, словно в землю вколоченный. Так и простоял до утра столбом посреди избы.
      А утром воротилась его мать… чуть живая, с отрубленной ногой. Слегла в постель и сказала, что скоро помрет. Потому что когда она в образе черной кошки подкралась к Перваку, чтобы отомстить ему и перегрызть горло, тот не растерялся, схватил со стены старую свою саблю и рубанул наотмашь. Кошка успела отскочить, но задней лапы лишилась.
      Послала мать сына в лес за целебными травами, но пока шел он через деревню, узнал, что собирается народ идти искать черную ведьму, которая напала ночью на Первака. Ежели найдут бабу с отрубленной ногой, та ведьма и есть. И тут-то ей конец придет!
      Понял Свиреп, что теперь Жданка для него навеки потеряна, пошел на реку да и утопился с горя.
      Очень жалели его односельчане. И Невею никто с тех пор не трогал.
Зачем? И сына единственного она потеряла, да и сама, по слухам, скоро помрет.
      Но время шло, а Невея все никак не могла умереть. И никто не знал, что она поклялась отомстить…
      Жданка по своему милому убивалась страшно! Каждую ночь его во сне видела и просыпалась вся в слезах. И вот снится ей однажды Свиреп грустный-прегрустный и говорит дрожащим голосом:
      — Будь милосердна, Жданка, навести мою бедную мать. Она ведь лежит совсем одна, беспомощна, некому ей даже воды подать. А если не исполнишь моей последней воли, значит, ты меня и не любила никогда, и не встретимся мы с тобой в светлом саде Ирии, где после смерти обретают блаженство все любящие сердца.
      Подхватилась Жданка — ночь на дворе. Луна светит во все небо.
      Не стала девушка ждать утра — поскорее оделась и побежала через все село к дому Невеи. Вошла — да так и ахнула! Освещенная ярким лунным лучом, лежит на кровати худая, изможденная старушонка. С трудом узнала Жданка красивую, белолицую, черноглазую Невею. Пожалела ее, зачерпнула воды резным ковшиком. Приняла Невея ковшик иссохшей рукой, выпила до дна и подает его обратно Жданке:
      — Возьми, дитятко.
      Ох, нельзя, нельзя ничего брать от умирающей ведьмы! Но Жданка этого не знала. Протянула руку — и взяла ковш.
      С лютым хохотом откинулась на подушки Невея да и померла. Но не труп лежал перед Жданкой, а копошилась зловонная груда черных змей, жаб и ящериц.
      И вдруг… Крыша избы треснула, и в щелях увидела Жданка звездное небо, по которому вихрем мчались черти и нагие бабы с распущенными волосами, верхом на черных кошках да на помелах. Глянула Жданка в пол — и прозрела все толщи земные, до самого подземного царства Озема и Сумерлы. Глянула на стены — и сквозь них увидела горящие глаза леших и лесовунок, подошедших вплотную к дому. И голоса зверей и птиц услышала Жданка, и поняла, что вместе с ковшом Невея передала ей всю свою чародейную ведьмовскую силу. Чудилось, вошло в нее все древнее знание о мире!
      В это время кто-то стал ломиться в дверь. Испуганная девушка распахнула ее — ив избу, приплясывая, ввалилась большая ступа, украшенная диковинными узорами, да длинный посох. А на дне ступы лежала мертвая голова с горящими очами.
      И не хотела Жданка, а поделать ничего с собой не могла: схватила голову за длинные седые волосы, в другую руку взяла посох, вскочила в ступу да и вылетела сквозь развалившуюся крышу в высокое небо, освещенное полной луной. Закружились вокруг нее черти и ведьмы, ударил в лицо ветер, в последний раз мелькнули внизу очертания родной деревни…
      И больше Жданку никто никогда не видел.
 

Старинное наименование злых колдуний происходит от древнего слова «ведать». В эпоху матриархата все женщины считались ведуньями, ведьмами, знающими особые, запредельные тайны. Позднее люди рассудили, что это знание им дает связь с нечистой силой.
      Говорят, что ведьмы бывают природные и ученые. Первые рождаются у женщин, имевших любовную связь с чертом, или у простых людей, но при особенных условиях. Например, если в семье девять девочек, то десятая будет ведьмой. Ученые ведьмы перенимают чары у колдуний, нечаянно взяв у умирающей какой-то предмет или нарочно вступив в сговор с нечистой силой. Та женщина, которая хочет сделаться ведьмой, должна отречься от отца и матери и от всего рода до двенадцатого колена. При этом она должна стоять на перекрестке (это нечистое место, где всегда много клубится чертей), бросив под ноги ликом вниз икону. После отречения перед ведьмой появится громаднейшая жаба с разинутой пастью, в которую нужно влезть. Если женщина испугается и вернется домой, то непременно умрет.

      Ведьму распознать нелегко. Безошибочно чуют их собаки и кошки-первыши, то есть первенцы, а также те, у кого над глазами желтые пятна. Но таких щенят и котят очень трудно вырастить, потому что ведьмы стараются их как можно скорее погубить. Из трубы ведьми-ной избы дым всегда идет против ветра. А еще у тех, кто знается с нечистой силой, две тени. Чем опасна ведьма? Она насылает порчу на людей и животных (и при этом, если захочет, может исцелить самую страшную болезнь), разводит влюбленных и разрушает добрые семьи — просто так, от злобной души, — выдаивает молоко у чужих коров, так что у них вымя сохнет, наводит погибель на чужие поля (делает заломы и прожины, снимает спорину с хлеба), может учинить засуху. Сделать это ведьме нетрудно: она отгоняет дождевую тучу, отмахивая ее своим передником, или крадет росу, собирая ее с поля в большую белую скатерть. Если она повесит потом эту мокрую скатерть у себя дома, с нее дождем будет течь молоко, а у соседних коров не выдоится ни капли. Ведьма способна спрятать месяц за тучу или вовсе скрасть его с небес, так что на всей земле воцарится непроглядная тьма, годная для свершения злых дел. В присутствии ведьмы ни у какой пряхи работа не спорится, потому что вся нить идет на веретено колдуньи. Ей не составляет особого труда наслать град, ураган, наводнение, пожар.
      Больше всего вреда наносят ведьмы в полнолуние или новолуние, в грозовые «воробьиные» ночи, когда черт воробьев меряет, а еще накануне больших годовых праздников: на Ивана Купалу, Юрьев день, Благовещенье, Пасху, Рождество. Ведьмы владеют способностью летать по воздуху на помеле, кочергах, в ступах и т.п.
      Также для ночных полетов ведьма варит особое зелье. В ход идет рута, шалфей, кровь черной кошки, убитой на перекрестке, а также чародейная трава тирлич. Соком ее колдуньи натирают тело. У некоторых ведьм хранится вода, вскипяченная вместе с пеплом купальского костра. Обрызгав себя такой водой, она немедленно взмывает в воздух и может лететь куда заблагорассудится.
      Отправляется ведьма на темные дела из своих жилищ непременно через печную трубу, но редко остается в своем истинном, человеческом облике. Является она в образе черной свиньи или черной же кошки, жабы или сороки, белым клубком или в виде перекати-поля. Если увидишь колесо, которое катится само собой, или стог сена, который мечется по полю, можно не сомневаться: им скинулась ведьма. Меняет она облик, ударившись об пол, а иногда, как все оборотни, перекувыркнувшись через 12 ножей или осиновый пень. Известно: если человек, обороняясь, отрубит у такой кошки или свиньи ухо или лапу, выбьет глаз, то ведьма поутру обнаружится раненная, истекающая кровью или окривевшая. Тому, кто намерен прикончить ведьму, надо знать: бить ее лучше всего тележной осью или дугой, причем приговаривать: «раз», а слова «два» не говорить ни в коем случае, не то к злодейке вернется вся ее сила, и она человека изломает.
      Чтобы заградить ведьме вход во двор и дом, на воротах надо укрепить свечу, зажженную на Сретенье (2/15 февраля) или метлу на длинной палке. В столбы ворот втыкают зубья бороны, колючие растения, в щели ворот — крапиву, ветки осины, березы, клена, возле ворот ставят борону зубьями вперед или вилы, на порог кладут нож, косу, топор — ведьмы боятся острого железа.
      На Афанасия-ломоноса (18/31 января), а также на Герасима-грачевника (4/17 марта) знахари ведьм со Руси гонят. Недаром говорят, что «умеючи и ведьму бьют!».
      Приглашенный на изгнание ведьмы знахарь ночью приходит к зовущему — знают о его приходе только большак-хозяин с хозяйкою: без соблюдения этого условия ничего не выйдет. В полночь приступает вещий гость к выполнению обряда: начинает заговаривать трубы — так как ведьмы влетают в жилье только этой, проторенною дорогою.
      Под «князек» забивает он клинья, рассыпает по загнетке заранее собранную из семи печей золу и после этого отправляется к деревенской околице. Здесь он тоже сыплет золу, приговаривая невнятные слова заговора.
      Ведьма, желая нанести кому-нибудь вред, влетает в трубу; но как только будет труба заговорена, то весь дом и двор уже свободны от ее проказ. Или бросится лихая за тридевять земель от села, или разобьет себе голову, если только ступит босою ногою на рассыпанную золу, которая была взята от семи печей.
      За свою связь с нечистой силой и таинственные способности ведьма наказана трудной, мучительной смертью. Она не может умереть, пока не передаст кому-нибудь, хоть бы и случайному человеку, своего знания. И душа ее не расстанется с телом, пока не разберет потолок и крышу. У ведьм, точно так же как у колдунов, после смерти высовывается изо рта язык, необычайно длинный и очень похожий на лошадиный.
      Затем начинаются беспокойные ночные хождения из свежих могил на старое пепелище (на лучший случай — отведать блинов, выставляемых за окно до законного сорокового дня, на худший — выместить запоздавшую и неостывшую злобу и свести неоконченные при жизни расчеты с немилыми соседями). Чтобы избавиться от этого, ведьму надо зарыть лицом вниз, да еще подрезать ей подколенные жилы. Успокаивает ведьм и осиновый кол, вбитый в могилу.

 

Читать "Сказки лесной ведьмы (СИ)" - Клэр Алисия, Скибина Ульяна - Страница 1

Аннотация

Каждый вечер она садится в кресло у огня, чтобы услышать очередную сказку, горькую, словно реальность, из уст таинственной ведьмы с черными, как ночь, волосами… И с каждой услышанной сказкой ее глазам, сердцу и душе открывается что-то новое…

Что же за тайны в сказочном обличье рассказывает вечерами ведьма в платье красного бархата юной королеве?

Сказки лесной ведьмы

Хорошая сказка всегда берет верх над жалкими огрызками правды.

«Тринадцатая сказка» Диана Сеттерфилд

Пролог

Солнечные лучи яркими потоками скользили на мраморный пол тронного зала. Солнечные зайчики весело прыгали по стенам и полу, жизнерадостно выявляя собой картинки из вечного союза света и тени — картинки, уже давно полузабытые, картинки из летних сказок, которые отдавали сладостью на языке.

Массивные, стройные колонны, которые держали высокий потолок, украшенный затейливыми фресками, обвивала живая лоза. Пожалуй, единственное живое существо средь всей этой пустой торжественности.

Нет, тронный зал был прекрасен — светел, торжественен, пышен, даже помпезен, — но он был неуютен. Тут нельзя было забраться на подоконник, обхватив колени руками, и долго-долго смотреть туда, вдаль, за горизонт; нельзя было потанцевать в тесной компании подружек-фрейлин или пригласить талантливого дворцового музыканта или поэта. Нет, тут — только слушать, слушать и слушать…

Абель быстро закрыла глаза, неуютно поежилась, попытавшись сделать это как можно незаметнее, и вновь выпрямилась на троне. От долгой неподвижности затекло все тело, на голову сильно давила корона — не слишком большая, но богатая и тяжелая, украшенная алмазами и сапфирами. О, как хотелось сейчас вскочить, вылететь из зала, сбросить с себя эту тяжесть, сбросить это тяжеленное платье с расшитым драгоценными камнями подолом и длинными рукавами. И бежать — далеко-далеко, подальше от замка, навстречу солнцу, навстречу горизонту —  на равнины, в леса и поля… кинуться в траву, упоенно проведя по ней руками, закрыть глаза, слушая песню ветра в тиши, колосьев, под ним сгибающихся, мерный шорох листьев в лесу… Что может быть прекрасней музыки природы?

Но, к сожалению, это было невозможно. Ведь королева не должна без особой необходимости или собственного желания отлучаться от дворца — но тут и желание всякое пропадает, ведь каждый раз ее должны сопровождать гвардейцы и целая толпа фрейлин! Нет, этого она точно не вынесет.

Нет, не думала Абель, будучи принцессой, что быть королевой так трудно. Ты королева, тебе все можно, посланник Божий на земле… Высшая власть — хоть балы каждый день устраивай, хоть маскарады, хоть пиры. Ан нет! Реальность жестоко выдернула ее из пучин мечтаний — впрочем, разве она не всегда так поступает? В реальной жизни за каждым движением молодой королевы пристально следили, не давали и шагу ступить без чужих глаз — и вечно совали ей под нос все какие-то бумажки. Больше, чем бумаги, она ненавидела только такое пристальное внимание, если не сказать, слежку — теперь Абель даже в своих личных покоях не могла остаться наедине с собой. Она любила своих фрейлин, но иногда они ей до чертиков надоедали — и, даже когда королева уединялась, она все равно чувствовала на себе несколько пар чужих глаз — за ней наблюдали, за ней следили.

О, Господь всемогущий, когда же этот нескончаемый поток, наконец, иссякнет?

Вот еще одно ее заблуждение — Абель всегда полагала, что принимать просителей легко и приятно. А что? Сидишь на троне, все тобой любуются, подносят дары, делают комплименты. Что же касается самих прошений… Она всегда думала, что это легко, и клялась, что будет справедливой и милосердной королевой. Оказалось, что все далеко не так просто. Ей нужно было решать проблемы. Много проблем. Правда — и, наверное, к ее счастью, — проблемы решала не Абель, а ее немолодые уже советники. Вот и сейчас тоже — стоят около трона, шушукаются. Интересно, о чем? Как будто ее посвящают. Если они и подходят к ней, то только ради приличия. Абель скривилась. «Ваше Величество, а стоит ли подписать торговый договор с тем-то и тем-то? Совет пэров решил, что…»

Ох ты, Боже мой.  Все они были властными и честолюбивыми — слишком властными и честолюбивыми. Она бы и маленький мешочек золота не могла поставить за их преданность. У них нет чести, и все они пекутся лишь о собственном богатстве. Хм. Они полагают, что, раз королева молода, ей можно будет легко управлять. Ха! Как бы не так!

Абель вновь взглянула с высоты своего трона в зал, стараясь скрыть раздражение и старательно растягивая губы в милой улыбке. Королева никогда не должна показывать своих истинных чувств. Никогда. Этому ее учили с самого детства, это врезалось ей в память, наверное, навсегда.

— Ее Величество королева решила, что… — донесся до нее голос одного из советников.

О Боже. Она решила. Да ничего она не решала! Интересно, зачем она вообще здесь торчит, для украшения трона? Даже дары через очень короткий срок времени перестали ее прельщать. На кой черт ей очередные туфли или украшения? Их и так больше, чем ей было нужно, больше, чем она хотела, больше, чем она могла носить.

Но вот, наконец, просители, кланяясь, потянулись к выходу. Наконец-то! О, наконец-то!

Девушка постаралась не двигаться, держать голову величественно, высоко поднятой, чтобы никто не понял, как она рада.

Едва только за последним человеком закрылась дверь, как Абель начала медленно приподниматься — о Боже, чертовы королевские манеры, чертов этикет, кто бы знал, как она их ненавидела. Ведь именно они сейчас мешают ей вскочить, подобрать юбки и бежать. Бежать, бежать, не останавливаясь… в поля, в леса, в горы…

— Ваше Величество!

Дверь тронного зала вновь с грохотом распахнулась. Вошли два рыцаря — два молодых человека, набранные недавно, после смерти предыдущих короля и королевы, ее родителей. Рыцари были ненамного старше нее, но Абель они не нравились — слишком много заносчивости было во взгляде, слишком много высокомерия. Они были так молоды и так мечтали прославиться… Королеве порой казалось, что за славу и богатство они готовы были продать душу самому Дьяволу.

Перед собой они вели девушку — хотя нет, скорее молодую женщину. Она была боса, облачена в платье яркого, насыщенного кровавого оттенка, с отделанным чистейшей белизной снега подолом. Чуть смугловатая кожа, большие темно-серые глаза, густые, черные, как ночь, волосы водопадом струились по спине. Она двигалась легко, неслышно, с кошачьей грацией, держась прямо и с достоинством — и это несмотря на то, что руки ее были связаны!

Один из рыцарей, кажется, Арчибальд, грубо ткнул женщину меж лопаток древком копья и громко проревел:

— На колени перед Ее Величеством!

Даже не поморщившись, а лишь едва заметно, краем губ улыбнувшись, та изящно опустилась на колени недалеко от трона, чуть опустив голову.

— Увидь же, ведьма! Перед тобой — Ее Величество королева Абель I, надежда нации, свет государства! — распинался рыцарь.

— Ваше Величество, — голос у женщины был высоким, чистым и мелодичным. Она едва заметно улыбнулась. Лицо ее было совершенно непроницаемо. О чем она думает, какие чувства плещутся в ее душе? Никто бы, наверное, не смог этого сказать.

— Что с этой женщиной? — Абель собиралась спросить это совершенно спокойно, однако голос почему-то изменил ей, и королева взяла на тон выше.

— Видите ли, Ваше Величество… — Юный рыцарь явно наслаждался ситуацией и обращенным на него пристальным вниманием — в глазах его поблескивал тот довольный огонек, который порой видели, когда Арчибальд сражал очередного противника на тренировочном дворе. — Эта женщина — ведьма, самая настоящая. Эти сведения абсолютно точны, Ваше Величество, в них нет никаких сомнений. Мы схватили ее, когда она проводила колдовской ритуал, там, на лесной поляне. Самый настоящий ритуал, Ваше Величество! Колдовство издревле запрещено законом, вы же знаете. Она может принести вред. Поэтому эту ведьму нужно предать смерти! — Выпалив этот монолог, рыцарь обвел находящихся здесь людей победным взглядом. Весь его вид будто кричал: смотрите, я поймал ее, а не вы, я послужил на благо Родине, а не вы! Его спутник, юноша не менее молодой, выглядел и не менее довольным.

Сказки про Ведьму.: zapovednik_2005 — LiveJournal

Об искусстве

Как-то раз Ведьма захотела стать иллюстратором. Она лежала и думала, что, вот, скажем, есть талантливые пианисты, гениальные физики (про физиков было думать почему-то не очень приятно, но они есть и никуда от этого не деться) или даже просто сантехники от бога, и лишь она одна - бесталанная жирная тварь. Внезапно (в любой мало-мальски приличной сказке должно быть слово "внезапно") под кроватью что-то зашуршало. Ведьма разгребла фантики из-под шоколадных конфет, отложила планшет с интернетами в сторону и перегнулась через край, посмотреть что там творится и какого вообще чёрта.

А там творился почему-то Кот-в-сапогах. Он ловил блох у себя на спине, клацая зубами и причавкивая. Заметив, что его заметили, Кот выскочил на середину комнаты, слегка прихрамывая правой лапой.
- Натирают, сволочи. - пояснил он изумлённой Ведьме. - На пятке. Пластыря нет?
Ведьма потрясла головой, пытаясь стряхнуть иллюзию и образы кошачьих пяток.
- Ты кто? - спросила она.
- Я джинн. - сказал Кот. - Почеши за ушком, загадай желание и всё такое.
Он ещё раз посмотрел на ведьму и тяжело вздохнул.
- Что?! Нас всегда неправильно представляли. Лампы, газообразные мужики в повязках - нет предела человеческой фантазии, сама знаешь. Не соврёшь - сказку не расскажешь.

Кот стащил сапоги и запрыгнул на кровать.
- Господи, наконец-то, какое счастье. - мурлыкнул он сворачиваясь клубочком в Ведьминых ногах.
И тут же заснул.
А Ведьма поглаживала его, почёсывала за ушком и думала, что с шоколадом пора завязывать. Особенно опасны конфеты с красными фантиками. Кто знает, что они в них туда напихали, даром что вкус странный.

Под утро Кот ушёл. Встал, морщась нацепил сапоги и был таков.
- А желание-то какое? - спросил он обернувшись. - Чего тебе хочется?
- Рисовать, - сказала Ведьма, решив, что может быть откровенна с собственными глюками. - не как в институте, а взаправду. Хочу быть талантливым художником.
- Ну, ладно. - Кот пожал плечами, исчезая.
- И ножки! Хочу стройные ножки! - крикнула она вдогонку, но было поздно.

Как только Кот ушёл, села Ведьма проверять, действует ли волшебство. И во те на те - действует. За что Ведьма ни возьмётся, - карандаш, фломастер, акварель или даже ручку шариковую, - всё получается хорошо. Кровью даже пробовала писать. На обоях. Большего идиотизма было не придумать. Но тоже ничего так вышло, живописненько.

Стало с тех пор Ведьме шедевр написать - что кекс испечь. Но всё равно сама рисовала она редко. Либо когда в институте заставляли, либо когда совсем делать было нечего.
Зато не реже раза в месяц наведывалась в Третьяковскую галерею. Ночью. Поправлять работы старых мастеров. Больно много у них в картинах ошибок и помарок было. Раздражает.

И каждый раз перед сном заглядывала с надеждой под кровать. Не видать ли там джинна.
- Стройные ножки... - бормотала она засыпая и горестно качала головой.

Красная шапочка

У Ведьмы было много друзей. В основном, правда, какие-то упыри. Просто в силу специфики её профессии. Поэтому часто она предпочитала проводить время не с ними, а в одиночестве. Одиночество иногда разбавляла бабушка. Бабушка была приличным человеком, и её даже было не обидно время от времени навещать. Напечёт так Ведьма кексов, наденет яркую красную шапочку и короткое платье и пойдёт самой тёмной дорогой через Бирюлёво.
- Встретить бы волка, - мечтала она, переступая через разорванную покрышку. – Вот настоящего такого, белого, северного. С клычками и мягкой чистой шёрсткой, как у собак из телевизионной рекламы корма.
Но волк всё не встречался. Один раз только выскочила на дорогу какая-то лишайная псина.
- Ррррыр! – сказала она, капая слюной в лужу.
- Уиии, - сказала Ведьма, стаскивая рюкзак с пирожками.
- Рыррррыр! – рассердилось чудовище унюхав в пирожках капусту.
- Не бойся, я спасу тебя! – сказал кто-то приятным басом.
Ведьма с собакой прищурились, пытаясь разглядеть героя. И тут последний луч заходящего бирюлёвского солнца пронзил тучи и упал на доспех. Рыцарь стоял у лужи, гордо опустив забрало с маленькими золотыми черепами по краям. Из-под шлема торчала каштановая борода. От всей его фигуры веяло доблестью, лёгкой развязной красотой, а также одеколоном с богатыми древесными нотками.
- Спасибо, - сказала Ведьма, малость оробев, и попыталась пояснить, что на самом деле ей ничего не угрожает, что она – опытная Ведьма и не лаптем щи хлебает, но она рада встретить наконец хоть кого-то, с кем можно провести остаток жизни и на чей стакан воды она может рассчитывать.
- Господи, это даже лучше волка! – радостно подумала она прямо посреди монолога.
- Спасайся! – крикнул Рыцарь и ударил Ведьму палкой по голове.
- Не поняла, - сказала Ведьма пропуская ещё два удара.
- Беги, беги же, - визжал Рыцарь. – Я задержу её.
Собака перестала рычать и села. Но следовать совету не спешила.
Ей нравился Рыцарь.
Она облизнулась и вопросительно посмотрела на Ведьму.
- Ну нет! – ужаснулась та. – Ты что это о себе думаешь? Это ж человек. И я за Гринпис. И как же? А вегетарианство? Мясо мясу мясо. Мы не мо… Ах! Ой! Ах так! Ах вот как. Ну тогда получай.
Собака одобрительно облизнулась.

Тем вечером бабушка заметила, что Ведьма была особенно рассеянна. Она хотела было расспросить внучку о причинах, но её внимание постоянно отвлекал новый цветочный горшок с маленьким золотыми черепами по краям. Подарок. Похлеще, пожалуй, пирожков с капустой.
- Наша Ведьма-то совсем взрослая стала, - думала Бабушка, - заботливая. А вкус… Вкус придёт со временем-то. Наверное. Господи, куда ж спрятать это убожество, только бы дед не заметил…

Неподалёку кто выл долгим, сытым воем.

О раздвоении личности

Как-то раз в детстве у Ведьмы случилось раздвоение личности. Она упала с верёвочных качелей вниз прямо в жёлуди и разбила себе желудями нос. "Какого ж чёрта!" - сказала тогда Ведьма сама себе и в тот самый момент оно и произошло. Раздвоение.
Новая личность оказалась не шибко приятной. Она говорила часто и всегда одно и то же, и ещё норовила лягнуть саму себя изнутри. Вечера стали проходить в прениях и внутренней борьбе, которая требовала концентрации и занимала все силы. Неудивительно, что Третью личность они заметили только через полгода. Она сидела в самом уголке сознания - где-то между воспоминаниями о жуках короедах и вкусом шоколадного мороженного.
- А ты кто? - спросила Ведьма.
- Никто, - тихо ответила ей Третья личность, поёжилась и обхватила руками свои острые коленки. - Бесталанная жирная тварь.
- Какая тварь? - удивилась Ведьма, никогда до этого не думавшая о себе как о твороге, в разрезе жирности.
- Какого ж чёрта!? - обрадовалась Вторая личность и тихонько пнула Третью в голову.
- Вы дадите мне вообще поспать? - неожиданность сказал ещё кто-то из темноты. - Два часа ночи.
Гвалт жуткий стоял. Прям курятник какой-то.
* * *
А потом Ведьма ещё раз раздвоилась и на сей раз вторая её половина умудрилась выбраться наружу.
- Фигасе, - сказала она и потрепала Ведьму по голове. - А ты знаешь, что такое мурмурации?
Несмотря на дебильный вопрос и постоянные попытки потрепать Ведьму по голове эта последняя личность оказалось наиболее приятной из всех. Она могла вытащить Ведьму на боулинг, или, скажем, сходить с ней в зоопарк или планетарий, погулять в парке, рассказать какую-нибудь занимательную фигню или просто красноречиво молчать и сопеть в тёмном зале кинотеатра. Она выпрыгивала из телефонов, компьютеров и даже кофеварок и кричала "Я пират!". К такому быстро привыкаешь.
* * *
А потом учёные изобрели наконец лекарство от раздвоений. Нет ничего невозможного для пытливого ищущего ума.
Его распылили ночью над всей планетой под видом первого снега, оно падало небольшими снежинками и ложилось ровным белым слоем на машины, и деревья, и фонари. И наутро все больные проснулись здоровыми.
И Ведьма тоже проснулась.
Было темно и очень тихо. Было слышно как сопит спящая кошка и трещит электричество в фонаре за окном. Никто не спросил "какого ж чёрта", не всхлипнул о бесталанности и даже спать не хотелось. Ведьма стояла у окна, молчала и смотрела как в падает снег.
Начиналась зима.
Пора было вешать гирлянду.

Заклинание

Жил да был в одной деревне кузнец. Так себе кузнец – одно название. Он умел ковать только подковы, да такие кривенькие и страшненькие, что лошади едва завидев их в руках конюха, закатывали глаза, рвали поводья и убегали в лес, жить с волками короткой насыщенной жизнью.

Было бы лошадям совсем плохо, если бы в это же время в той же деревне не жило да было ещё два других кузнеца. Немногим лучше первого, но чуть поздоровее и в плечах поширше. И веяло от них какой-то уверенностью. И иногда ещё картошкой и гречневой кашей веяло. И варёной репой. В общем, не хотелось от таких кузнецов в лес убегать. Можно было даже на кривые подковы глаза закрыть. Чёрт с ними, с подковами-то, не в них наше, лошадье, счастье.

И вот однажды пришли два хороших кузнеца - к первому плохому. В гости. Посидели душевно, попили чаю с баранками и говорят: де, деревня у нас небольшая, подков на всех троих тут не напасёшься, у нас и лошадей-то столько нет, особенно учитывая тех, что ты спугнул, поэтому кое-кому из нас придётся уйти... И сами тактично смотрят в сторону. Ждут чего-то.
- Конечно, ребята, - отвечает он. – Я всё понимаю, давайте бросим жребий и кому выпадет…
- А мы уже бросили, - говорит ему один из его коллег. – жребий. Так что ты собирайся потихоньку.
Нищему собраться – только подпоясаться. Особенно если у него даже молот отобрали. В этот же вечер кузнец неожиданно для себя стал путешественником.

Путешествовал он до тех пор, пока, не заблудился на Королевских Болотах. Это он их так про себя назвал, Королевскими, а на самом деле обычная такая европейская трясина. Да что там скрывать, да, такой вот человек был этот кузнец. Почти во всём мог увидеть что-то королевское. Замки, болота, мосты, площади, дороги – всё шло в ход. Даже завтрак из сыроежек. Так ему проще было жить. Наверное он был романтиком.

* * *

В те же времена по тем же болотам ходила-бродила ведьма. Она не то чтобы заблудилась, просто ей нравились болота. На болотах обычно тихо и никого нет, не считая лягушек и комаров, с которым худо-бедно можно сладить.
В отличии от.

В тот день у ведьмы с собой была книжка. Она готовилась к вступительным экзаменами – открывала страницы наугад и зубрила заклинания. Книжку она взяла в библиотеке в самый последний момент. Последнюю. Других книжек с заклинаниями в библиотеке больше не было – все разобрали. Сказки, учебники теоретической механики или, скажем, томик Пушкина – пожалуйста. Заклинаний нет, извините. А что вы хотели? Сейчас каждый второй мнит себя ведьмой, принцессой или рыцарем, жуткий спрос на эти специальности, просто жуткий. Приходите позже.
Радость от вырванной из под носа конкурентов фолианта несколько омрачал тот факт, что все волшебные фразы в нём были написаны на немецком языке. Дремучем баварском диалекте. Немецкая была методичка. Трофейная. Для окопных ведьм времён первой мировой. Но выбирать уже не приходилось. Так что ходила ведьма по болотам, да бормотала по-немецки то одно, то другое заклинание - каждое последующее путанее всех предыдущих.

И вот теперь представьте себе её ужас, когда посреди болот она вдруг натыкается на грязного заросшего и бездомного кузнеца.
- Айне ланге шланге, шлэнгельт зишь ум айне ланге штанге! – выпалила она от испуга первое попавшееся заклинание на открытой странице.
- Ах ты ж чёрт, – сказал кузнец и упал лицом в лужу.
Он всегда так делал, когда смущался.
Разглядев как следует спину кузнеца, ведьма успокоилась. Она потыкала его несколько раз метлой.
- Вставай чучело, а то в жука превращу. Майского.
Кузнец встал. А кто бы посмел ослушаться?
- Какого чёрта ты тут делаешь? – спросила ведьма. – Впрочем нет, не отвечай, какая разница. Просто вали куда-нибудь, вот прямо сейчас. Давай-ка. Шнелля-шнелля. Топ-топ. Топ-топ. И прекрати пялиться.
- Но я не знаю куда идти, – промычал кузнец поспешно отворачиваясь.
- А я тебе подскажу, - сказала ведьма, - вот видишь вот эту вот тропинку, петляющую в сааамую гадкую трясину? Вот тебе туда. Ты главное, когда тонуть начнёшь, ничего не бойся, всё будет хорошо. Понял?
- Ага, - сказал кузнец.
- Ну тогда пшёл.
- Ага, - повторил кузнец.
И пошёл. Но через полчаса вернулся.
- Я, того-этого, - говорит, - хочу тебя отблагодарить. За то, что показала дорогу.
- Держи, - говорит, - сам сделал.
И достаёт их кармана подкову. Страшную, что ведьма аж зажмурилась и чуть не потеряла сознание.
- Вещь! – сказала они искренне, - не думала даже что из железки можно такое слепить. Шикарно. Будет чем теперь кошмары нагонять… Спасибо. Но ты всё же иди, иди.
И кузнец снова ушёл.
И снова вернулся.
Потом ещё раз и ещё.
Внезапно клюквы принёс, сыроежек.
А потом и вовсе стал кругами ходить: ходит шёпотом, комаров отгоняет.
Один раз даже фазана принёс. Живого, но перепуганного.
- Держи, - говорит, - может пригодится?
На фазане ведьме понятно, что дело дрянь. С испугу очаровала она деревенского дурня самым что ни на есть всамделишным очаровывающим заклятьем, и теперь он от неё не отстанет, пока не сдохнет. Ну или пока не расколдуешь его обратно. А ты попробуй расколдуй, если даже приблизительно страницу не помнишь. Не говоря уж про текст. Что-то там про шланги.
Так и зажили.

Сперва ведьма ещё пыталась что-то исправить, но все попытки были тщетными, да и хоть пользы от растяпы было немного, но и вреда тоже вроде никакого. Так, что-то вроде кота завелось. Ну ходит кругами и ходит, иногда даже скрашивает ведьмино одиночество. Главное в избу не пускать.

Конечно было бы гораздо приятнее, если бы так к ней душой прикипел кто-нибудь не из-за трофейного волшебства, а по-настоящему, просто так. И лучше бы, конечно, чтобы не кузнец, а рыцарь. Бородатый, в серебристых доспехах...
- А может и чёрт с ними, с доспехами, - думала ведьма, - Мой-то олух тоже ничего.
- Я могла бы в него влюбиться, - говорила она и открывала дверь, чтобы посмотреть, как там её кузнец. - если бы не что-то там…
Была буря, дул ветер, но даже сквозь шум дождя доносилось знакомое сопение.
- На месте, – говорила ведьма, залезая на печь и засыпая. - Эх.

* * *

А потом пришла зима.
Сопение сменилось покряхиванием, покряхивание сменилось кашлем. Казалось, будто где-то ломают дерево.
Кашель сменился тишиной.

Ведьма нашла кузнеца под елью, рядом с домом и притащила домой. Он бредил и время от времени грыз разорванные морозом губы. Магия лечений была совсем не по её части, и пришлось перерыть всю библиотеку, в поисках хоть чего-то, способного вернуть обратно жизнь. Ну, теоретически.
- Какая ирония, - произнесла ведьма, натыкаясь на знакомый немецкий фолиант, так и не вернувшийся в своё время в библиотеку.
Как в старые добрые времена она открыла книгу наугад и глаза её вдруг споткнулись о знакомые буквы:
"Айне ланге шланге…" - утверждало знакомое заклятье.
"Эффективное средство изгнания солдатских блох и вшей" – гласил комментарий.

- Почему именно солдатских? – испуганно прошептала ведьма. - На офицеров что, не действует?

Законы композиции

По пятницам ведьма ходила на курсы композиции. Композиция - это что-то сродни уборки в доме, после которой смотришь на картину и видишь, что все вещи в ней лежат на своих местах. А не как, к примеру, у меня дома, когда гантели нужно искать в холодильнике. Это, кстати, всё потому, что вместо занятий по композиции мне в детстве преподавали математику.

На курсах людей заставляли рисовать буквы. Каждый выбирал себе одну букву и рисовал её во множестве в разных местах под разными углами, а потом штриховал: полосочками, клеточками, горошком, и можно было даже просто раскрашивать маркером. Когда разные места от избытка букв заканчивались, нужно было найти следующий лист бумаги и начать дело заново. Жизнь за раскрашиванием проходила быстро, незаметно и с большой пользой.

Ведьме на курсах досталась буква "е". Она была похожа на отражение девятки и радовала глаз. Особенно первые три-четыре занятия. На пятом занятии ведьма взяла ватман и вместо одной буквы написала штук сто разных, не входящих ни в один знакомый современному искусству алфавит. Когда работа была закончена, оказалось, что на ватмане описана схема устройства мира, таким, каким он должен был быть: с бессмертием, о котором можно было не задумываться; с котятами, которых можно было жамкать; с ленивчиками, пандами и единорожками. И даже для олуш нашлось там место. Редко кто может найти такие слова, чтобы всё это уместилось. Но ведьма нашла. Оставалось только один раз вслух прочитать тот ватман, чтобы привести нашу вселенную в порядок.
Но тут подошёл преподаватель. Он тупо посмотрел на схему, проковырял немного пальцем в носу, а потом решительным росчерком написал поверх всего букву "цэ" и ещё несколько загогулинок, похожих на головастиков. Потом вытер руки о штаны и пошёл дальше, проверять работы других учеников.
С тех пор волшебство в мире исчезло и всё идёт дальше наперекосяк.

Камень

Здесь было принято любить странные вещи. Одни любили борщ с пампушками, другие - морковное варенье, а большинство просто любило деньги.

Ведьма любила фантики и камни. Особенно камни. Цитрин там какой-нибудь, аметист, родолит, хризолит, берилл... может даже топаз. Нормальному человеку эти названия ничего не должны ничего говорить. Совершенно бесполезные вещи. Она искала камни в лесу и иногда даже выменивала у местных крестьян. Если не могла отобрать. Со временем она научилась превращать в камни мелких насекомых. Она пыталась проделать то же самое и с крупными насекомыми, и даже людьми, но ей это никак не удавалось.

Камни лежали у неё в коробочке. У каждого было своё название и своя история. Название каждого камня мог узнать любой, а историю - никто. По крайней мере, целиком.

Однажды Ведьма нашла в песчаном карьере камень, у которого не было даже названия. Днём он был тёмно-зелёного цвета, полупрозрачный, с плавающими внутри огненными иголками, а ночью приобретал более мягкий и тёплый оттенок и как бы запотевал изнутри. И тогда начинало казаться, будто он светится невидимым человеческому глазу светом.

Она смотрела на него три дня подряд, а потом упаковала в узелок и пошла в город к Королевскому Геологу.

Геолог взял камень, постучал по нему молоточком, поковырял немного в носу и, вытерев руки о шёлковые штаны, сказал, что это актинолит. Отстой, сказал он. Ничего особенного, сказал он. Можешь выбрасывать, сказал он. Найдёшь изумруд – приходи.

Ведьма взяла актинолит обратно, завязала в узелок и вернулась домой. Ей не понравилось слово «отстой». Да и сам Главный Геолог тоже. Она положила камень в коробочку а, когда стемнело, ушла куда-то гулять и вернулась только тогда, когда геологический факультет Королевской Академии полностью догорел.

Кофе

Ведьме время от времени хотелось странного. Однажды ей захотелось попробовать кофе. Она зашла в кафетерий и попробовала. Сперва капучино, потом латте, а потом мокко с эспрессо. Она думала, что это будет забавно, и обязательно произойдёт что-нибудь странное, и ей больше не будет хотеться спать, а может даже есть, пить и решать алгебраические уравнения. С последним желанием, впрочем, она могла справиться и так, без вмешательства всяких внешних факторов.
Но ничего не произошло.
Ведьма походила кругами вокруг дома, пару раз вздохнула, посмотрела на небо в то место, где по её представлениями должна была быть луна и пошла домой спать.
Дома было темно.
У неё дома часто бывало темно по ночам. Когда дома темно ведьма ориентируется в нём по кошачьим глазам, светящимся из угла.
Но в ту ночь кошка спала и тихонько сопела сквозь сон. Глаза её были закрыты. Ориентироваться по кошачьему храпу не хотелось. Ведьма включила лампу.
Из лампы полился приятный свет.
Он залил стол, потом по стал капать на пол и в конце концов заполнил всю комнату так, что стал выливаться из окна и стекать на улицу. Ведьма ходила по пояс в разлившемся свету, делала бумажные кораблики и пускала их из окна по яркому ручью, который тёк в тёмный город.

Ведьмы из Делнабо. Шотландские сказки. Мир сказок.

Во времена моего деда ферма Делнабо была пропорционально разделена между тремя обитателями. Сначала все трое жили примерно одинаково. Но через некоторое время люди начали замечать, и в первую очередь один из трех обитателей фермы, что, хотя он является более предприимчивым и знающим, чем другие порционеры, он один с каждым днем становится все беднее, а оба его соседа день ото дня процветают. Бедолага был удивлен и очень раздосадован тем, что удача отвернулась от него, уделяя внимание только его соседям. А его жена имела привычку жаловаться на отсутствие удачи не только своим подругам, но и женам соседей.

Как-то раз две жены соседей спросили ее, на что бы она пошла, чтобы улучшить свое положение, если бы, конечно, это было в ее власти. Женщина, не раздумывая, ответила, что готова на все. (Тут две других жены подумали, что теперь у них есть пескарь, который клюнет на любую наживку, и немедленно решили сделать ее своей наперсницей.)

- Хорошо, - сказала одна из них, - если ты согласна хранить наше общение в тайне и беспрекословно подчиняться нашим требованиям, бедность и нужда больше никогда не будут тебя преследовать.

Эти слова произвели большое впечатление на жену бедняка, и у нее зародились подозрения относительно истинной природы своих собеседниц. Постаравшись как можно тщательнее скрыть свое удивление, она согласилась на все условия. Тогда ей было приказано тем же вечером, отправляясь спать, взять с собой метлу, волшебные свойства которой хорошо известны, и оставить ее под боком у мужа. Метла примет ее облик настолько точно, что муж утром не сможет обнаружить разницу. Одновременно ей посоветовали отбросить все страхи, что обман раскроется, ведь их собственные мужья на протяжении многих лет довольствуются вместо жен их заменителями - метлами. Уточнив все детали, жены соседей велели ей присоединиться к ним в полночь, и они вместе отправятся туда, где она обретет будущее счастье.

Пообещав выполнить все инструкции в точности, жена бедняка покинула соседей и отправилась домой. Ее переполняли самые разные ощущения, главным из которых был ужас, который подобная порочность всегда вызывает в благочестивых сердцах. Спеша домой к мужу, она подумала, что нарушение обещания, данное нечестивым соседкам, вовсе не преступление, и, будучи благоразумной и верной женой, открыла своему мужу все подробности разговора. Муж одобрил преданность жены и договорился с ней (что свидетельствует о его немалой изобретательности), что наденет ее одежды и в таком виде отправится вместе с женами соседей к месту шабаша, чтобы посмотреть, что они будут делать и какие колдовские обряды выполнять.

Как и было решено, бедняк обрядился в одежды жены и в полночь присоединился в условленном месте к женам соседей. «Невеста» (так его назвали) была сердечно принята обеими госпожами метлы. Они тепло поздравили невесту с удачей и пожелали скорейшего обретения счастья. Затем бедняку дали еловый факел, метлу и сито - такие же аксессуары были и у двух его спутниц. Они следовали вдоль берегов Эйвона, пока не достигли Крейк-Пол-Нейну, или скалы Птичьей Заводи. Поскольку скала была очень крутой, они переправились на другой берег реки, причем для этого им не потребовались плавсредства - в этом месте был брод. Они подошли к Пол-Нейну - и что это? Вряд ли человеческому глазу приходилось когда-либо видеть что-нибудь подобное! Казалось, поверхность воды тихой заводи была объята пламенем. По ней плыли сотни факелов, а их лучи отбрасывали свет на темную громаду леса Лоинкорк. А разве человеческому уху когда-нибудь доводилось такую оглушительную какофонию визга и воплей, которые издавали собравшиеся на свой дьявольский шабаш? Но этот отвратительный визг был сладкозвучной музыкой для двух женщин из Делнабо. Они явно испытывали ни с чем не сравнимое наслаждение и устремились вперед, оставив милую невесту далеко позади. Ведь переодетый мужчина вовсе не спешил выйти на сцену, а выйдя, намеревался оставаться только зрителем и ни в коем случае не участником ночной оргии. Приблизившись к берегу, он увидел, что происходит. Сотни ведьм плавали взад-вперед в своих ситах, помогая себе веслами (метлами), то завывая, то визжа - почище боглов. Каждая в левой руке держала факел. Иногда они выстраивались в ряд и выказывали глубочайшее почтение большой уродливой черной собаке, сидевшей на очень высоком камне. Несомненно, это был сам дьявол, с видимым удовольствием принимавший знаки почтения. Он кланялся, ухмылялся и хлопал лапами. Поспешно дав невесте ряд предварительных указаний, нетерпеливые жены соседей потребовали, чтобы она оставалась у кромки воды, пока они не переговорят с его сатанинским высочеством относительно ее инаугурации. Они наказали ей, когда они поплывут через заводь, ускорить их передвижение именем хозяина. Это указание переодетый бедняк был намерен выполнить в точности. Когда черная пара села в свои сита и стала пробираться, с помощью метел, на глубину, он сказал:

- Плывите, во имя всего самого лучшего.

Ужасный крик, который издали ведьмы, возвестил об их незавидной судьбе. Магия рассеялась, сита набрали воды и утонули вместе со своими хозяйками. Со всех сторон доносился визг и причитания приспешников дьявола, общая сила которых не могла спасти их от гибели в пучине. Все факелы погасли, и перепуганная компания устремилась в разные стороны в тех формах и образах, которые они в этот момент сочли для себя удобными. А хитрая невеста вернулась домой. Переодетый бедняк был очень доволен тем, как выполнил просьбу женщин. Добравшись домой, он переоделся в собственные одежды и, не потрудившись удовлетворить любопытство жены, которая с нетерпением ждала рассказа о его ночных приключениях, запряг волов и приступил к своей ежедневной работе. Два соседа, даже не подозревавшие об отсутствии своих жен, которых превосходно заменяли метлы, сделали то же самое. Подошло время завтрака, и оба соседа были немало удивлены тем, что их жены так и не встали, хотя обычно были ранними пташками, и свое удивление они высказали недавней невесте. Бедняк сказал, что он сомневается, встанут ли они вообще.

- Что ты имеешь в виду? - удивились они. - Когда мы вставали сегодня утром, наши жены были в полном здравии.

- А вы проверьте сейчас, - ответил невеста и, посвистывая, снова принялся за работу.

Оба соседа последовали его совету. Каждый подбежал к своей кровати и нашел вместо любимой жены только старую метлу. Тогда сосед-бедняк сказал, что если они тщательно обследуют заводь Пол-Нейн, то обязательно найдут в ней своих обожаемых ведьм. Горюющие мужья отправились к заводи, вооружившись необходимыми приспособлениями, и вытащили своих бывших спутниц на сухую землю. После этого они поспешно и тайком похоронили их. Сломанные сита и метлы неудачливых навигаторов не оставили сомнений в причинах трагедии. Имена этих женщин больше не упоминались ни их знакомыми, ни близкими. Остается только добавить, что бедняк постепенно вернул свое состояние и довольно скоро снова разбогател.

Ведьмы на Лысой горе сказка читать онлайн

Была у мужика жена-ведьма. Только наступит глухая полночь, проснется он, а жены возле него и нету, оглядится он кругом, хата на крючок заперта, сенцы на задвижке, а ее нету. Он и думает себе: “Давай-ка выслежу”.

Прикинулся раз спящим и дождался полночи. Жена встала, засветила каганец, достала с полки пузыречек с каким-то снадобьем, взяла черепочек, влила туда из пузырька того снадобья, насыпала сажи, размешала, положила серы и купоросу, сбросила с себя сорочку, положила на постель, накрыла ее рядном, а сама помазала себе мочалкой с черепочка подмышками, да и вылетела через устье печи в трубу.

Поднялся мужик, намазал и себе подмышками, сам тоже вылетел вслед за ней. Летит она, а он за ней. Пролетели они уже все села и города, стали к Киеву подлетать, как раз к Лысой горе. Смотрит мужик, – а там церковь, возле церкви кладбище, а на кладбище ведьм с ведьмаками и не счесть, и каждая со свечкой, а свечки так и пылают.

Оглянулась ведьма, видит – за ней муж летит, она к нему и говорит:

— Чего ты летишь? Видишь, сколько тут ведьм, как увидят тебя, и дохнуть тебе не дадут – так и разорвут тебя в клочья.

Потом дала она ему белого коня и говорит:

— На тебе этого коня, да скачи поскорей домой!

— Сел он на коня и .вмиг дома очутился. Поставил его у яслей, а сам вошел в хату и лег спать. Утром просыпается, глядь – и жена возле него лежит. Пошел он тогда к коню наведаться. Пришел, а на том месте, где коня привязывал, воткнута возле сена большая верба с ободранной корой. Вошел в хату и рассказывает жене, что вместо коняки стоит один лишь дрючок.

— Возьми, – говорит жена, – этот дрючок и спрячь его в сарай под навес, а то как увидят ведьмы, будет тебе горе, а ночью встань да выбрось его через порог, тогда ничего не будет.

Лег он на следующую ночь спать, а в полночь проснулся и пошел в сарай. И только выкинул вербу за порог, а из нее враз конь сделался и как загремит копытами, как загремит по улице, и кто его знает, куда он и скрылся.

Мне нравится127Не нравится85Категория: Украинские народные сказки

Сказка про ведьму | Nochdobra.com

Авторская сказка про ведьму расскажет о том, как добро может излечить душу и наполнить любовью. Произведение учит терпимости к стареньким людям, ставить себя на их место и помогать им, не смотря на скверный характер.

В одном далеком городе жила ведьма Алевтина. Ее никто не любил. Все знали, что она – злая ведьма, ругается, кричит и обижает каждого, кто появится на пороге ее дома. Когда старушка выходила в город, она ссорилась в транспорте, на почте, в банке, в парке и везде, где ступала ее нога. Напротив Алевтины жил мальчик Максимка. Он больше всех не любил старушку. Стоило ему включить музыку, она приходила и ругалась. Стоило начать набивать мяч, опять прибегала ведьма и кричала.

У Максимки периодически появлялись двойки по математике в школе. Он был уверен, всему виной старая ведьма, которая насылает на него порчу. Также он винил ее в поломке своего велосипеда и проигрышах в компьютерных играх.
- Опять проиграл из-за нее! – жаловался как-то раз Максимка своей подруге Маше.
- Признайся, это просто слишком сложная игра!
- Да нет же, это она зелье какое-то сварила у себя на кухне, вот я и проиграл.

Услышал разговор Маши и Максима один Волшебник. Он взмахнул своей палочкой и утром Максимка проснулся в теле ведьмы. А вот Алевтина открыла глаза и увидела в зеркале соседского мальчика. Они поменялись местами!

Сказка про ведьму для детей

Ведьме очень понравилось то, что теперь у нее молодое тело! Она начала прыгать и танцевать в своей комнате! Как же здорово быть снова молодой. А вот Максим воспринял новость с ужасом. Оказывается, в старом теле все болит и каждое движение дается с трудом. С трудом он дошел до кухни и заглянул в холодильник. Там не было ничего вкусного! Казалось, если он сейчас не поест, то упадет в обморок. Голова болела все сильнее и сильнее. Внезапно Максим услышал, как кто-то громко набивает мяч за окном. От этого звука его голова заболела еще больше. Но мальчик не собирался кричать, он то знал, как это неприятно. Максим не хотел превращаться в ведьму еще и по состоянию своего духа. Поэтому он смиренно терпел звуки мяча и пытался сварить гречку. Гречка была совсем безвкусная. Оказывается, с возрастом вкусовые ощущения теряются, и еда становится очень однообразной и пресной.

Максим в теле ведьмы решил сходить в магазин, чтобы купить конфет и мороженного. Как же сложно было идти. Каждый шаг вызывал боль в ногах, а он еще даже на улицу не вышел. На улице было идти еще сложное, все куда-то спешили и толкались. Максиму было очень обидно, что он так стар и застрял в этом немощном теле. Он хотел начать кричать, но не все еще держал себя в руках. Наконец-то в магазине он набрал много вкусняшек. Но на кассе оказалось, что на его карте не хватает денег и купить он может себе только хлеба. Сказка про ведьму начала превращаться в кошмар!
Вернувшись домой, Максим решил спасти положение, сварив зелье. Он точно знал, что на кухне Алевтины должны быть травы, поэтому он наколдует себе много золота и пиццу. Обыскав весь дом, Максимка ничего не нашел. Но почувствовал жуткую усталость. Вроде как ничего не делал за день, а так устал, даже тарелку помыть не было сил. А какие-то девочки за окном тем временем начали петь песни с вульгарными словами. Не выдержав, он все же вышел на улицу и начал кричать на подростков, ведь голова болела так, что терпеть было невозможно.
- Я и не думал, что старым ведьмам так тяжело живется! Не удивительно, что она постоянно на всех кричит. – сказал Максим, лежа в кровати.

Эти слова услышал Волшебник. Он расколдовал Алевтину и Максима. Мальчик проснулся вновь в своем теле. Он сразу же побежал к соседке-ведьме и спросил, как может помочь ей. Весь день Максимка убирал в ее доме, выносил мусор, ходил в магазин и разговаривал с Алевтиной о ее жизни. Оказывается, если купить ей дорогие таблетки, ее голова переставала болеть и настроение улучшалось. А от конфет ведьма даже начинала улыбаться. Но больше всего ее растрогало то, что мальчик уделял ей так много внимания. Ведь Алевтина была такой старой, что все ее подруги давно ушли на небо. Так доброта и забота мальчика превратило ведьму в добрую старушку. Вечером у нее даже появились силы напечь вкусных пирожков и помочь Максиму решить математику.

Автор – Маргарита Сурженко

Ми створили більше 300 безкоштовних казок на сайті Dobranich. Прагнемо перетворити звичайне вкладання спати у родинний ритуал, сповнений турботи та тепла. Бажаєте підтримати наш проект? Будемо вдячні, з новою силою продовжимо писати для вас далі!

ПІДТРИМАТИ

Эти страшные немецкие сказки… | Папмамбук

Ведьма в жизни маленького немца
В далекие языческие времена ежегодный цикл праздников полностью зависел от природы, от движения солнца. Этот цикл имел четыре «вершины»: зимнее и летнее солнцестояния, «конец лета» (конец октября) и «конец зимы» (конец апреля). Четыре «вершины года» всегда были связаны с нарушением границ, выходом злых сил в земной мир. Главным воплощением этих сил в Германии являются ведьмы. Особенно много ведьм появляется накануне Вальпургиевой ночи в саксонских местечках вокруг самых северных немецких гор, Гарц: на горе Брокен, высшей точке Гарца, и происходит встреча всех ведьм в ночь на 1 мая.

Конечно, речь не о настоящих ведьмах – хотя, как уверяют социологи, каждый третий немец до сих пор верит в реальность их существования. На улицах немецких городов появляются лотки с ведьмами-куклами, в витринах книжных магазинов стоят книги о ведьмах, многие жители надевают соответствующие костюмы (шапки-колпаки, остроносые туфли, метла). Даже те немецкие семьи, где культ ведьм не поддерживается, без всяких сомнений покупают детям игрушки, костюмы, книги, связанные с образом ведьм (hexen). Во многих детских учреждениях (и частных, и государственных) проводятся Hexenspiel – праздники ведьм, где дети разыгрывают сценки из народных поверий и легенд. В общем, образ ведьмы сопровождает маленького немца с самых первых лет его жизни.

В отличие от «амбивалентной» русской Бабы Яги, которая совершает и много полезных дел, фольклорная немецкая ведьма – исключительно отрицательный персонаж, воплощение зла. И лучше всего ее образ воплощен в классических немецких сказках, собранных и опубликованными братьями Якобом и Вильгельмом Гриммом.

Ведьминские сказки и их происхождение
Братья Гримм записали пятьдесят сказок о ведьмах. Самая знаменитая из них – «Гензель и Гретель», где ведьма необыкновенно жестока. Ведьмами являются волшебница в «Йоринде и Йорингеле», крестная в «Рапунцеле», стряпуха в «Найденыше». Явно ведьминское происхождение имеют мачехи из «Белоснежки» и сказки «Братец и сестрица»

Ведьма способна менять свой облик, притворяясь другой женщиной или животным. Живет она обычно в глубине леса, в маленьком незаметном домишке. Часто сказочная ведьма выступает «наставницей» девушек-подростков. Она всячески противостоит главному герою, используя колдовские приемы, но в конце концов герой побеждает ее. Как посчитали дотошные немецкие филологи (из русских переводов и пересказов мы не узнаем о самых жестоких подробностях ведьминского существования), в сказках Гриммов ведьму шесть раз сжигают, пять раз вешают, пять раз топят, трижды разрывают дикие звери и столько же раз их ослепляют, дважды обезглавливают…

Откуда столько зверства? А главное – зачем? Ответы на эти вопросы мы найдем в классических трудах по фольклористике, например, в исследованиях Владимира Проппа.

Пропп подробно исследовал исторические корни волшебной сказки и пришел к выводу, что ее происхождение тесно связано с обрядовой практикой наших далеких предков. Эта связь не всегда прямая: сказка не «фотографирует» обряд, не описывает его дословно. Столетиями сказка сохранялась в устной форме, многие ее устаревшие элементы (прежде всего, мотивы) переосмыслялись и заменялись реалиями нового времени.

Среди первобытных обрядов был один — самый главный, обязательный для всех членов общество. Это обряд инициации, который «переводил» человека из статуса ребенка в статус взрослого. Инициация – ключевое слово для понимания всех волшебных сказок, и в первую очередь страшных, «кровожадных» сказок немецких земель.

Никому точно неизвестно, как выглядела инициация у древнейших народов Европы. Письменных свидетельств нет; европейских племен, в практике которых существовали подобные обряды, ко времени появления первых этнографов и этнологов уже не существовало; археологические источники мало что говорят по этому поводу. Однако вряд ли суть инициационных обрядов древней Европы сильно отличалась от хорошо изученных инициаций народов Африки, Америки, Австралии.

В разных культурах инициацию проходили в возрасте 10-16 лет и мальчики, и девочки (хотя сами ритуалы различались в зависимости от пола).
Инициация всегда начинается с обрядов «отделения»: подросток оставляет привычный ему мир, разрывает все связи с «материнским», женским миром детства, с состоянием беспомощности, безответственности, асексуальности. Вторая часть – «включение» подростка в принципиально новый мир, полностью противоположный тому, где он существовал ранее. Эта часть обряда обычно подразумевала длительное (до года!) проживание подростков в удаленных и уединенных местах, где старейшины «посвящали» их в три основные и взаимосвязанные тайны: секс, смерть и священный мир. Обязательной частью такого «включения» были физические испытания, преодоление которых доказывало, что подросток действительно стал взрослым. Период «включения» подразумевал множественные запреты: лишение пищи, немота, жизнь в темноте, членовредительство. Инициация – это всегда символическая смерть слабого ребенка и рождение нового человека, сильного и взрослого.

Давайте попробуем сопоставить с обрядом инициации типичную «страшную сказку», например всем известную «Гензель и Гретель». Герои-дети уходят из родительского дома (их прогоняют, требуют стать взрослыми и найти себе пропитание). Оказываются в далеком лесу, возле уединенной хижины (она сделана из пряников, что резко противопоставляет хижину голодному родительскому дому). Хозяйка дома подслеповата: как пишут Гриммы, «у ведьм всегда бывают красные глаза, и видят они вдаль плохо, но зато у них нюх, как у зверей, и они чуют близость человека» (слепота, темнота, завязанные глаза, одноглазость, всевозможные «операции» на глазах – непременная часть инициаций). Дети с помощью смекалки, силы, ума преодолевают все испытания, получают награду (крадут драгоценности) и возвращаются домой в принципиально новом качестве.

Перед нами – классическая схема инициации.

Получается, что эти сказки предназначены вовсе не маленьким детям, а подросткам. Тем, кто готовится перейти из мира детей в мир взрослых, готовится к отрыву от матери, семьи, очага, к выходу в большой и по-настоящему опасный мир. Сказка – это своего рода проверка: выдержит ли, не испугается? Это эмоциональная тренировка, подготовка духа к совершению важнейшего в жизни обряда. А ведьма – страж на границе двух миров, победа над которым и станет пропуском в новый мир. Кстати, само немецкое слово Hexe («ведьма») имеет в совсем составе корень hag-, обозначавший «забор, преграду, огороженное возделываемое поле».

Немцы давно уже «приручили» своих страшных ведьм, стерегущих границу мира, превратив их в игрушки и сделав героями детских книжек. Самый показательный пример – приключенческая повесть Отфрида Пройслера «Die kleine Hexe» (в русских переводах – «Маленькая ведьма», «Маленькая колдунья», «Маленькая Баба Яга»), написанная в 1957 году и ставшая настоящей классикой немецкой детской литературы. Ее главная героиня – добрая и озорная ведьмочка, которая в Вальпургиеву ночь без разрешения отправляется на шабаш и в наказание должна «стать хорошей ведьмой за один год».

Такие «ведьмочки» живут с немецкими детьми почти с момента их рождения: их укладывают в детские кроватки, рисуют на именинных тортах, в детских книжках они рассказывают о буквах и цифрах. С младенчества привыкшие к присутствию ведьм, немецкие дети вовсе не считают сказки братьев Гримм кровожадными. Может быть, в этом кроется одна из причин «смелости» немецкоязычных авторов, которые не боятся обсуждать в детских книгах темы семейного насилия, боли и смерти?

Немецкие сказки в современной России
В нашей стране пока все иначе. В последние годы все громче звучат голоса противников народных сказок (как русских, так и иностранных). «Прагматики» убеждены, что сказка уводит от реальности, приучает к бесплодному фантазированию. Некоторые психологи отговаривают от чтения страшных сказок (к которым причисляют, в частности, «Бармалея» и «Муху-цокотуху»), поскольку они формируют у ребенка страхи и комплексы. Православная церковь резко протестует против Бабы Яги и «Сказки о Балде»… В этой статье, вовсе не стремясь найти окончательные ответы на все вопросы, мы попытались обозначить проблемное поле. И напоследок попросили нескольких взрослых высказать свое мнение: нужны ли современным детям страшные немецкие сказки?

Светлана, гештальт-психолог:
Восприятие страшных сказок детьми резко отличается от восприятия взрослых – ребенок просто не может вообразить себе горы трупов, лужи крови, которые уже присутствуют в сознании взрослого (я исключаю случаи, когда ребенок стал свидетелем подобной ситуации в реальности). Мне попадались исследования немецких психологов, специально занимавшихся изучением этой проблемы. Они разделили детей на две группы: одной группе читали страшные сказки, а второй — нет. И в результате дети из второй группы росли более боязливыми, тревожными, подверженными страхам.
Я считаю, что страшные сказки необходимы для нормального развития ребенка. Эти «ужасные ситуации» позволяют читателю проигрывать самые разные жизненные ситуации, находить их решение. Ребенок-читатель учиться переживать ощущения ненависти, гнева, агрессию, злость. Мне кажется, стоит научить ребенка преодолевать свой страх и «завершать» ужасную ситуацию победой над ней.

Михаил, социолог, психолог:
Люди разные. Дети разные. И им нужны разные книги, разные сказки. Если родители видят, что ребенок чрезвычайно впечатлителен, эмоционален, подвержен страхам – не надо читать ему страшные гриммовские сказки, это психологическое преступление. Если ребенок агрессивен, азартен, если в нем ярко выражены лидерские качества, если ему нужен постоянный адреналин – попробуйте, прочтите. И реакция ребенка подскажет, стоит ли двигаться в этом направлении. Ну, и нижняя возрастная граница для страшных сказок – 5 лет.

Кристина, мать троих детей:
Я люблю Гриммов и читаю их сказки детям. Малышам, в 2-3 года, – самые простые сказки, без ведьм и членовредительства. В 4-5 начинаются «Гензель и Гретель», «Рапунцель», «Белоснежка». Никаких дополнительных ужасов и страхов у них не появляется, слушают спокойно и внимательно. Мне кажется, современные дети существуют в таком мощном информационном потоке, что ведьмы и людоеды их скорее смешат, чем пугают.

Анна Рапопорт

ведьм в сказках | Fairytale Wiki

Ведьмы - это фольклорный архетип персонажей, который обычно появляется в сказках, таких как Гензель и Гретель, Рапунцель и многих других.

Сказки []

История []

Гензель и Гретель []

Пожалуй, самая известная сказка, в которой главным антагонистом является ведьма, «Гензель и Гретель» рассказывает о приключениях двух титульных братьев и сестер после того, как их родители бросили их в заколдованном лесу.Слепая Ведьма подстерегает детей в доме из твердого пирога и конфет с оконными стеклами из прозрачного сахара, чтобы заманить брата и сестру внутрь с намерением откормить их, приготовить и съесть. Изначально она поместила Гензеля в клетку, чтобы сначала откормить его, и заставила прикованную цепью Гретель помогать ей готовить и убирать, но из-за плохого зрения Слепая ведьма использует веревку, чтобы измерить, насколько толстым стал палец Гензеля за несколько дней или недель, что проходить. Однако из-за еды, которую он накормил, а, скорее, из-за кости предыдущего ребенка-жертвы), так что, похоже, он никогда не набирает вес.В конце концов, потеряв терпение, Слепая Ведьма решает приготовить Гензеля и заставляет Гретель помочь ей приготовить духовку, говоря девушке, чтобы она проверила, достаточно ли горячая духовка. Гретель симулирует невежество, делая вид, что не знает, как проверить духовку, поэтому Слепая Ведьма показывает ей. Когда это происходит, Гензель открывает свою клетку своей костью, и оба брата и сестры вместе толкают Слепую Ведьму в духовку и запирают ее за ней, позволяя ей сгореть.

Рапунцель []

Сказка «Рапунцель» изображает ведьму в качестве главного антагониста по имени Дама Готель и является одним из редких случаев в сказках, где ведьма участвует в сюжетной линии от начала до конца.Дама Готель живет по соседству с бездетной парой и владеет огороженным огороженным садом, который вечно цветет круглый год и вызывает зависть у всех владельцев сада. Когда пара ждет, жена жаждет растения рапунцель (или Rapunzel ) в саду дамы Готель и умоляет своего мужа украсть его. В первый раз ему это удается, но во второй раз его ловит Дама Готель, которая щадит его жизнь, только если он отдаст ей самое дорогое для него. После рождения ребенка у пары маленькая девочка, Дама Готель, крадет ребенка и называет ее «Рапунцель», запирая ее в башне без дверей посреди леса с единственной комнатой и окном наверху.Когда девочка вырастает и у нее длинные волосы, Дама Готель уходит каждую ночь и навещает ее каждый день, взбираясь и вылезая из башни, используя длинные волосы Рапунцель.

Однако однажды красивый принц подслушивает пение Рапунцель у окна и находит башню, наблюдая, как злая ведьма входит и выходит. Он делает то же самое, прося Рапунцель распустить волосы, и вскоре они влюбляются и планируют сбежать вместе. В одной версии Дама Готель обнаруживает предательство, когда у Рапунцель растет живот (что указывает на беременность), а в другой Рапунцель забывчиво спрашивает, почему ведьма тяжелее принца, когда они лазают по ее волосам.В обеих версиях разгневанная ведьма отрезает волосы Рапунцель и изгоняет ее в пустыню, используя отрезанные волосы, чтобы заманить принца в башню в последний раз. Когда принц обнаруживает, что вместо девушки его поджидает ведьма, Дама Готель проклинает его, чтобы он больше никогда не видел Рапунцель, и принц падает с башни и приземляется глазами в терновый куст, теперь ослепший. Одна из версий завершает сказку тем, что Дама Готель развязывает отрезанные волосы и случайно теряет хватку, запираясь в башне без возможности спуститься.

Дама Готель необычна по сравнению с другими сказочными ведьмами тем, что она хочет вырастить ребенка, а не есть его. Некоторые версии этой сказки изображают ее как злобную ведьму, преследующую заключенную в тюрьму девушку и лишающую Рапунцель свободы, в то время как другие изображают ее как любящую мать-фигуру, которая желает защитить Рапунцель от опасностей внешнего мира.

Белоснежка []

Злая королева из сказки «Белоснежка» никогда специально не называлась ведьмой, но описана как «, знающая темное искусство колдовства » и использовавшая это знание хотя бы один раз при изготовлении отравленного яблока.Злой Королеве также принадлежит Волшебное Зеркало, явно мощный магический объект неизвестного происхождения, который стереотипно может принадлежать только ведьме.

Русалочка []

В сказке «Русалочка» появляется совершенно уникальный тип ведьм, первоначально известный как «Морская ведьма». Как и большинство волшебниц в сказках, Морская Ведьма изображается в виде отвратительной старой старухи, которая живет в самых темных морских глубинах, куда опаснее всего рисковать. В поисках способа стать человеком и добиться любви человеческого принца, Русалочка обращается за помощью к Морской Ведьме, которая предлагает сварить ей зелье, приготовленное из нескольких отвратительных ингредиентов и собственной черной крови ведьмы, чтобы превратить ее хвост в ноги, взамен для голоса Русалочки.Когда Русалочка соглашается, Морская Ведьма варит зелье и вырезает Русалочке язык, чтобы она не могла говорить. Хотя после этого Морская Ведьма больше не появляется в сказке, она упоминается в конце. Пять старших сестер Русалочки обменяли свои красивые волосы на Морскую Ведьму в обмен на волшебный кинжал, чтобы спасти Русалочку, который она в конечном итоге решила не использовать.

фрау Трюде []

Менее известная и короткая сказка рассказывает о встрече маленькой девочки со злой ведьмой по имени "фрау Труд".Своевольный и непослушный ребенок однажды решает посетить дом злой ведьмы фрау Трюде, игнорируя предупреждения своих родителей. Однако, найдя дом ведьмы, ребенок в ужасе, и фрау Труд спрашивает, почему. Маленькая девочка объясняет, что по пути она встретила «Черного человека» (угольщик / шахтер, как объясняет фрау Труд), «Зеленого человека» (охотник) и «Красного человека» (мясник). Затем маленькая девочка объясняет, что перед тем, как войти в дом ведьмы, она сначала заглянула в окно и увидела Дьявола с огненной головой.Фрау Трюде объясняет, что это была ее истинная форма, и ведьма превращает маленькую девочку в кусок дерева и бросает его в огонь, комментируя, насколько ярким и теплым стал огонь.

Хотя фрау Трюде изображается в виде стереотипной старой ведьмы, преследующей ребенка, она, возможно, имеет одно общее качество с другой известной ведьмой, «Бабой Ягой». Фрау Трюде, возможно, нанимает трех стражей: Черного, Зеленого и Красного, в то время как Баба Яга нанимает трех (более мифологических) стражей: Белого всадника (Рассвет), Красного всадника (Полдень) и Черного всадника ( Сумерки).

Баба Яга []

Распространенный русский сказочный персонаж / архетип - ведьма «Баба Яга». Иногда Баба Яга изображается как донор, а иногда как злодей (чаще всего переходящий черту) во многих русских сказках. Пожалуй, самой известной из них является сказка «Василиса Прекрасная», в которой представлены многие из ее самых известных качеств; включая ее внешность, похожую на старуху, ее гигантскую ступку и пестик, на которых она летает (вместо стереотипной метлы ведьмы), ее коттеджный дом посреди темного леса, который стоит на гигантских куриных ножках для прогулок (часто охраняется забор из человеческих костей и черепов) и ее трех (мифологических) хранителей: Белый Всадник (Яркий День / Рассвет), Красный Всадник (Сияющее Солнце / Полдень) и Черный Всадник (Темный рыцарь / Сумерки).

См. Также []

Огонь и мех: Множество обличий сказочных ведьм Гримм

Сказочная ведьма - неотразимый, пугающий и надежный стандартный персонаж в нашем современном обществе. Упоминание «ведьмы» и колдуньи из детских книжек с картинками приходит на ум гораздо чаще, чем любой другой, более тонкий образ. Как выразился сказочник Джек Зайпс, «[мы] используем слово [« ведьма »]« естественно »во всех западных странах, как будто мы все знаем, что такое ведьма».Ведьма из наших самых известных и любимых сказок, однако, гораздо более универсальная фигура, чем одномерная старуха с бородавкой на носу и мультяшным кудахтаньем на губах. В этой статье мы исследуем волшебницу из сказок Гримм во многих ее обличьях, от матери до монстра, от помощницы до героини.

Ведьмы, которые появляются в фольклоре - в сказках, легендах и других народных повествованиях - часто очень неоднозначны. Они редко бывают чисто добрыми или злыми.Возьмем, к примеру, знаменитую русскую фольклорную ведьму Бабу Ягу. В одних сказках она - злобное чудовище… в других - единственная надежда главного героя: «она не только опасная ведьма, но и благодетельница по материнской линии». Ведьмы - это пороговые существа порогов и станов, которые сопротивляются простым двоичным файлам. Они часто имеют тесные связи с миром природы. Они связаны с исцелением и знанием так же часто, как и с темной магией, но в любом случае «[w] itchcraft - это сила» (Reiti 3).Ведьмы фольклора призывают к переменам и стимулируют трансформацию.

В 1812 году братья Якоб и Вильгельм Гримм выпустили первое издание книги « Детские и домашние сказки ». Хотя они много раз пересматривали сказки в течение следующих четырех десятилетий, их сказки всегда были наполнены ведьмами и фигурами, похожими на ведьм. Хотя мы с готовностью признаем, что сами Якоб и Вильгельм Гримм не разделяли сегодняшнего обширного взгляда на то, что могут представлять ведьмы, вот лишь несколько ярких и разнообразных ролей, которые ведьмы играют в сказочной книге братьев.

Ведьма как монстр

Сказочная ведьма, которая почти наверняка первая приходит на ум, - это чудовищная ведьма. Она - крючковатый, кудахтанье, кошмар с длинными гвоздями из призрачных лесов, украденных детей и самых жутких кукол Хэллоуина. Это ведьма-каннибалистка из знаменитой сказки Гримм «Гензель и Гретель», которая строит неотразимый дом из торта и сахара, чтобы заманить в свои лапы голодающих детей. Она, несомненно, чудовище: она воплощение неконтролируемого голода в мире, где голод был слишком реальной возможностью (татарский 229-232).

Хотя ведьма из «Гензеля и Гретель» не подлежит искуплению (опять же: каннибализм !), Мы хотим отметить, что «монстр» не обязательно означает «зло». «Чудовищность» часто приписывают любому, кто бросает вызов общественному порядку или разрушает ткань ожидаемого. Ведьма, которую считают чудовищной, действительно может быть агрессивной или жестокой, но она также может быть доброй или нейтральной - чудовищность часто связана не с действиями или характером того, кого считают «чудовищным», а с тем, как другие воспринимать ее.В «Мать Холле», еще одной сказке из собрания Гримм, ведьма сначала кажется пугающей, с огромными зубами, но оказывается доброй фигурой, которая награждает тех, кто ей помогает.

«Белоснежка» от Дженни Харбор Источник

Ведьма как мать

Надо сказать, что родители редко бывают в сказках положительными фигурами. Когда они не мертвы, они часто пренебрежительны и даже могут быть злонамеренными или убийственными. В сказках Гримм много ужасных матерей-ведьм, и, пожалуй, самые известные из них - это мачеха «Белоснежки», которая разбирается в определенных магических искусствах и пытается отравить свою падчерицу, и ведьма из «Рапунцель», которая принимает ребенок в качестве платы за украденные овощи из ее сада, ослепляет принца Рапунцель и изгоняет ее в пустыню одну и беременную.

Однако в коллекции можно найти и положительные версии колдовского материнства. В «Гусь-девочке у колодца» ведьма берет на себя материнскую роль с яростной защитой и состраданием, направляя юную принцессу в ее заботу и помогая ей улучшить ее жизнь.

Ведьма как помощница

Ведьмы могут предложить помощь и руководство так часто, как они причиняют боль или мешают. Очаровательный пример ведьмы в роли помощника встречается в малоизвестной сказке Гримм «Три прядильщика», параллельной гораздо более известной «Румпельштильцхен».В «Трех прядильщицах» три странные, похожие на ведьм женщины приходят на помощь молодой ленивой девушке, которая ненавидит вращаться. Вместо того, чтобы требовать украшения и своего первенца в качестве платы за свою помощь, женщины просят только, чтобы их пригласили на ее свадьбу и называли ее тетками. Вместо того, чтобы разрушать семью, как это сделал бы Румпельштильцхен, прядильщики помогают укреплять и укреплять связи в сообществе. В конце концов, они даже помогают гарантировать, что ей больше никогда не придется вращаться, убеждая своего нового мужа, что вращение - это то, что сделало их уродливыми!

Ведьма как любовница

На первый взгляд «фрау Труд» может показаться рассказом о еще одной чудовищной ведьме.В конце концов, это, похоже, поучительная история о девушке, которая ищет ведьму, превращается в бревно и поджигается этой ведьмой за свои проблемы. С другой стороны, фольклорист Кей Тернер утверждала, что сказку можно было бы вместо этого интерпретировать как историю, в которой молодая девушка ищет фрау Трюде, потому что ее тянет к ней, и это чувство, которое ожидающая ведьма отвечает взаимностью. В этом прочтении превращение девушки в «огонь» является метафорой ее сексуального пробуждения, ее «пламени страсти» (Turner 261), а сказка становится странной любовной историей двух отвергнутых женщин, которые находят друг друга (Turner 2012).

«Аллерлейрау» Генри Джастиса Форда Источник

Ведьма в образе принцессы

Если ведьма может играть столько традиционных женских ролей в сказках Гримм, возникает вопрос: может ли ведьма также быть принцессой? Мы соглашаемся, что да. В сказке «Все виды меха» главный герой принцессы явно похож на ведьму - в одном месте текста ее даже называют ведьмой! Она не боится быть некрасивой, даже бесполой, в своих мехах, она искусна в связанных с ведьмами ремеслах, таких как кулинария, и ей каким-то образом удается сложить три огромных бальных платья и три золотых предмета в двух словах! Хотя мы не поддерживаем упрощенное утверждение о том, что сказочные принцессы обычно пассивны, принцесса в этой истории движется по своему рассказу с универсальностью и двусмысленностью, предполагающей родство с ведьмой.В конце концов, она «в значительной степени ответственна за свои собственные преобразования» (Yocom 104). Таким образом, да, мы утверждаем, что ведьмы также могут быть принцессами.

Ведьмы из сказок Гримм занимают гораздо более разнообразный набор ролей, чем это часто предполагается. По очереди опасные и добрые, отвратительные и красивые, отверженные и общительные, они часто оказываются в центре их сказок, прекрасным напоминанием о том, что сказки никогда не бывают такими простыми, как кажется на первый взгляд.

Ссылки и дополнительная литература

Риети, Барбара. Создание ведьм: ньюфаундлендские традиции заклинаний и контрзаклинаний . Монреаль и Кингстон: издательство McGill-Queen’s University Press, 2008.

Татарка Мария. «Введение: обманщики». Классические сказки под редакцией Марии Татар. 2 nd Ed. Нью-Йорк: W.W. Нортон и компания, 2017. 229–235.

Тернер, Кей. «Игра с огнем: преступление как истина в фрау Труд Гримм». Transgressive Tales: Queering the Grimms, под редакцией Кей Тернер и Полин Гринхилл.Детройт: Издательство Государственного университета Уэйна, 2012. 245-274.

Yocom, Маргарет Р. «Но кто вы на самом деле?»: Неоднозначные тела и неоднозначные местоимения в «Allerleirauh». Transgressive Tales: Queering the Grimms, под редакцией Кей Тернер и Полин Гринхилл. Детройт: Издательство государственного университета Уэйна, 2012. 91–118.

Зипес, Джек. Неотразимые сказки: культурная и социальная история жанра . Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2012.

Grimm Tales Упоминается:

«Все виды меха», «Фрау Трюде», «Гусь у колодца», «Гензель и Гретель», «Мать Холле», «Рапунцель», «Румпельштильцхен», «Белоснежка» и «Три Спиннеры.”

Следующие две вкладки изменяют содержимое ниже. Доктор Сара Клето и доктор Бриттани Варман - отмеченные наградами фольклористы, учителя и писатели с 26-летним высшим образованием и более чем тремя десятками публикаций. Вместе они основали Школу фольклора и фантастики Картерхау, обучая творческие души тому, как заново очаровать свою жизнь с помощью фольклора и сказок. В 2019 году Картерхау получил премию Дороти Ховард от Американского фольклорного общества. Когда они не преподают в Картерхау, они являются учеными, писателями и лучшими друзьями, которые публиковали рецензируемые статьи, появлялись в подкастах, продавали рассказы и стихи, писали введение в книги и статьи в энциклопедии, а также писали для журналов и блогов.(Они также известны тем, что исполнили "Total Eclipse of the Heart" в караоке.) Они регулярно пишут в Enchanted Living Magazine, а их еженедельный блог охватил более 60 000 человек. Сара и Бриттани также читают аншлаговые лекции на таких площадках, как сериал «Профс и пинтс», фестиваль возрождения в Мэриленде, Фестиваль современного американского театра и FaerieCon.
Последние сообщения Сары Клето и Бриттани Варман (посмотреть все)

Кто самые страшные ведьмы из сказок?

От Хольды в недавней Гретель и Гензель до ведьм из многих итераций Белоснежки, сказки знают, как доставить очень злую ведьму.

Так как это официально февраль и, следовательно, официальный месяц чествования женщин в ужасе, мы подумали, что уделим время, чтобы отдать дань уважения множеству восхитительно злых ведьм из сказок.

Если вы похожи на меня, вы выросли, узнав о ведьмах, читая детские сказки, такие как Рапунцель , Белоснежка и Гензель и Гретель . Оглядываясь назад, немного ужасно осознавать, какие злонамеренные действия совершали эти злодейские женщины, украшая детей или даже съедая их.

В следующем списке перечислены некоторые из самых устрашающих ведьм в сказках, как оригинальных, так и адаптированных.

5. Хольда из

Gretel & Hansel

Алиса Криг проделала феноменальную работу, изобразив роль злой ведьмы Хольды в этом переосмыслении сказки братьев Гримм.

СПОЙЛЕРЫ ВПЕРЕДИ: Если вы еще не смотрели фильм.

Как будто это не так уж плохо, что Хольда использует свою магию, чтобы заманить детей в свой дом, а затем пожрать их, она держит многих из них и затем превращает их в пищу, чтобы кормить Гретель и Гензель.Братьев и сестер было , пирующих убитых детей. Это довольно ужасно, и братья Гримм будут гордиться этим.

4. Королева Равенна из сериала

Белоснежка и охотник

Хотя фильм Белоснежка и охотник получил неоднозначные отзывы публики и критиков, все могли согласиться с тем, насколько невероятной и устрашающей была Шарлиз Терон в роли Шарлиз Терон. Королева Равенна.

Ведьма из Белоснежка всегда была одним из самых зловещих существ в сказочном мире.Даже Дисней не смог сделать ее менее пугающей. Но Терон выводит это на совершенно новый уровень. К тому же у нее невероятный стиль.

3. Дама Готель из сериала «

Рапунцель»

Эта классическая сказка была адаптирована по-разному, в первую очередь в диснеевском фильме « Запутанная история» . Но оригинальная «Дама Готель» из истории братьев Гримм была действительно злой. Она классно вытолкнула принца Рапунцель из окна высокой башни, где он угодил в шипы и ослеп.

Не каждая версия Rapunzel мрачна, а некоторые менее пугающие, если аудитория склоняется к детям. Рапунцель - одна история, которую мы хотели бы увидеть, чтобы кто-то вроде Осгуда Перкинса получил в свои руки.

2. Урсула из

Русалочка

Урсула - персонаж, которого вы, возможно, не подозреваете, ведьма, поскольку она не похожа на типичную ведьму в черном плаще или на ногах. Ее считают морской ведьмой, и именно из-за нее Ариэль теряет голос.

Она одна из самых известных ведьм в каноне Диснея и любимая злодейка. Жаль, что Дисней не продвигается вперед в одном из своих многочисленных телесериалов о злодеях.

1. Малефисента из

Спящая красавица

Слово «ведьма» не подходит для описания Королевы больших злодеев в сказках. Малефисенту более точно описать как колдунью. В СМИ было несколько версий Малефисенты, от классического мультфильма до телесериала «Однажды в сказке » и до обновленных фильмов Анджелины Джоли.

Она способна превращаться в дракона! Не так много людей могут победить Малефисенту, и неудивительно, что у нее есть собственная франшиза, она , что знаковых.

Ваши любимые сказочные ведьмы? Что из этого списка пугает вас больше всего? Сообщите нам свои мысли в комментариях ниже.

8 злых женщин из сказок Гримма, которых вы, наверное, не знаете

Вы видели сказочных женщин в версии принцессы Диснея - Золушку, Спящую красавицу, Белоснежку, Рапунцель, Снежную королеву - но сказки - это не только принцессы и злые ведьмы.Оригинальные сказки Гримма отдают дань уважения злым женщинам, которые готовят (и принимают) жуткое, жуткое и гротескное - в конце концов, когда вы действительно смотрите на эти счастливые концовки, сказки - одни из самых бессмысленно жестоких историй на планете.

Тысячи и тысячи лет (вспомним «Эпос о Гильгамеше» около 2000 г. до н.э.) сказки были предпочтительным способом повествования. Сегодня мы думаем об этих разнообразных и разнообразных историях как о простодушных и поучительных вещах для детей.Братья Гримм обратились бы в свои могилы, если бы узнали о распутстве Диснея, столь распространенном в наши дни. На самом деле их сказки вовсе не предназначались для детей. Матери, которые изгоняли, резали и ели своих детей, не были злыми мачехами - эта деталь была добавлена ​​позже, когда братья поняли, что родители читают их ужасные истории детям перед сном.

Женщины в сказках ниже участвуют во всех формах разврата и баловства. Они также процветают в самых ужасных обстоятельствах.Если вы ищете вдохновляющих героинь, то эти темные, волшебные, могущественные дамы, а не их ленивые и бесхитростные коллеги, безусловно, возглавляют мой список.

«Как дети играли друг с другом в мясника»

То, что начинается в этой истории как детская игра, быстро превращается в убийство и - осмелюсь сказать - каннибализм. Мальчики и девочки решают сыграть в мясника: один мальчик играет свинью, другой - мясника, одна девочка - повара, а третий мальчик - помощника повара. «Мясник» наносит удар «свинье» в шею, убивая его, а «помощник» улавливает его кровь в таз, чтобы они могли делать сосиски.Прежде чем наша юная героиня сможет устроить бойню, мясника доставляют в мэрию, где проводят испытание, чтобы узнать, следует ли его наказать. В отличие от большинства сказочных злодеев, этот мальчик-мясник чудом избегает гибели, а девочка-мясник спасается бегством.

«Семь воронов» и «Жених-разбойник»

Когда вы думаете о сказках, вы, вероятно, не думаете о пропавших без вести придатках. Что ж, тебе стоит! Отрубленные пальцы играют главную роль как в «Семи воронах», так и в «Женихе-разбойнике».В предыдущей сказке принцесса отрезает себе палец и использует его как ключ, чтобы открыть дверь в стеклянную гору (более мужская версия Дональда Бартельма «Стеклянная гора» повторяет сеттинг этой сказки). В «Женихе-разбойнике» будущая невеста находит отрубленный палец женщины на полу дома своего жениха; она держит палец и использует его, чтобы разоблачить суженого на следующий вечер за ужином.

«Ослиная шкура»

Эта сказка, также известная как «Furrypelts» и «Thousandfurs», повествует о принцессе, умирающая мать которой желает, чтобы ее муж (король) снова женился, только если он найдет женщину такой же красивой, как она.Что ж, король похотливо взирает на свою златовласую дочь, объявляя ее своей следующей невестой. Принцесса пачкает лицо и убегает в шкуре осла или тысячи зверей, в зависимости от того, с какой версией истории вы столкнетесь. Представьте себе, что вы потеряли свою мать, свое доверие к своему отцу, своему дому, всем своим друзьям и любимому ослу за один год - это одна обездоленная принцесса!

«Девушка без рук»

Если вы думаете, что у женщины из предыдущей сказки было плохо, познакомьтесь с «Девушкой без рук».Заключив сделку с дьяволом, отец девушки отрубает ей руки топором, потому что они слишком чисты, чтобы дьявол мог их коснуться. Она плачет своими безупречными культями, препятствуя нападкам дьявола, но решает, что должна уйти из дома - с привязанными к спине изувеченными руками - чтобы найти свое собственное состояние. В конце концов, король женится на ней и вылепляет ей пару серебряных рук, но ее невезение далеко не закончено. Прочтите оставшуюся часть сказки, чтобы узнать, какие приключения ждут ее дальше!

"Mother Trudy"

Игнорируя предупреждения своих родителей, любопытная молодая девушка из этого короткого рассказа посещает дом матери Труди только для того, чтобы ее превратили в бревно и бросили в огонь.О судьбе девушки ведьма говорит: «Теперь она действительно излучает красивый яркий свет». Вдохновила ли эта сказка предсказуемая Бревенчатая Леди Твин Пикс ? Хотелось бы так думать.

«Никси из Мельничного пруда»

Подобно сиренам, селки и русалкам, никси - водные духи, изменяющие форму, обычно женщины, которые часто получают лучшее от мужчин, которые им противостоят. Рассматриваемый никси обманом заставляет мельника играть со своим первенцем. Мельник богатеет; сын женится, и его тащит в волны.В конце концов, задохнувшаяся жена сына воссоединяется со своим возлюбленным, но не раньше, чем претерпевает преображение, амнезию и годы разлуки.

"Гусь девочка"

Звучит достаточно невинно - гусыни, девчонки. Но у этой пассивной принцессы украли ее личность после потери окровавленного и волшебного носового платка, подаренного ей матерью. Что еще хуже, узурпатор, бывшая служанка, становится королевой и приказывает казнить говорящего коня принцессы, Фаладу. Каждый день принцесса проходит мимо увешанной головы своего обезглавленного коня и поет грустную песню перед тем, как ухаживать за гусями в поле.Не волнуйтесь, обманчивая служанка получает должное: ее помещают в бочку, усыпанную острыми гвоздями, и тащат за двумя белыми лошадьми до самой смерти.

«Джоринда и Джорингель»

Вы, возможно, слышали об Эрлкинге - короле эльфов, известном тем, что заманивают в ловушку молодых девушек - ну, познакомьтесь с его женским коллегой. Мы назовем ее Королева Эрл. Лесная жительница этой сказки завораживает невинных девушек, превращая их в соловьев, а затем запихивая их в корзины в своем замке. Красавица Джоринда поддается этой судьбе, в то время как ее жених, Джорингель, обращен в камень и вынужден смотреть.Вскоре мы обнаруживаем, что королева Эрлквин поработила более 7000 принцесс в качестве птиц - представьте себе весь этот помет! - которые были спасены после того, как Джорингель восстановил движение и увидел вещий сон.

Изображения: Торлейф Вийк, Меган Тедроу, Суровая Эми, Энн Гргич, Нил Хестер, Мартин SoulStealer, Флад Дж., Кэролайн, грингогринго / Flickr

Почему в сказках и фольклоре пожилые женщины часто становятся лицом зла? : NPR

Дисней Белоснежка имеет сцену, в которой красивая королева / мачеха превращается в старую ведьму.Ученый Мария Татар говорит, что это «вероятно, более страшно для взрослых, чем для детей, потому что оно сокращает процесс старения примерно до 20 секунд». Дисней скрыть подпись

переключить подпись Дисней

Дисней Белоснежка имеет сцену, в которой красивая королева / мачеха превращается в старую ведьму.Ученый Мария Татар говорит, что это «вероятно, более страшно для взрослых, чем для детей, потому что оно сокращает процесс старения примерно до 20 секунд».

Дисней

Бойтесь старушек в сказках. С тех пор, как люди рассказывают истории, старухи пугают детей до смерти. Но почему так часто лицо зла принадлежит старухе?

Приведение типов - одно из объяснений. «Что у нас есть? Клячи, ведьмы, злые мачехи, каннибалы, огры.Это довольно ужасно », - говорит Мария Татар, которая преподает курс фольклора и мифологии в Гарварде. Тем не менее, Татарка сразу же отмечает, что старушки тоже могущественны - часто именно они могут творить магию.

« I Всегда смотрите на фильм Диснея « Белоснежка » и эту харизматичную злобную королеву, которая спустилась в подвал со своим химическим набором. Есть эпизод, в котором она превращается из красивой, харизматичной, злой королевы в старую ведьму », - говорит Татар.« Я думаю, что это сцена, которая, вероятно, более пугает взрослых, чем детей, потому что она сокращает процесс старения примерно до 20 секунд.«

Королева отравляет Белоснежку, чтобы она проспала вечно, и другие персонажи так же несчастны. Старушка в Гензель и Гретель хочет запечь детей в своей духовке, а ведьма в Русалочка отрезает Ариэль язык.

Татарка говорит, что старушки-злодеи особенно страшны, потому что исторически самым влиятельным человеком в жизни ребенка была мать. "У детей действительно есть способ разделить фигуру матери на ... злую мать, которая всегда устанавливает правила и нормы, контролирует ваше поведение, злится на вас - , а затем доброжелательного воспитателя - того, кто дает и защищает вы, убедитесь, что вы выжили.«

Вероника Таджо, писательница, выросшая в Кот-д'Ивуаре, считает, что существует страх перед женской властью в целом. Она говорит, что обычная фигура в африканских народных сказках - это старая ведьма, разрушающая души людей. Обычно она одинокая женщина. Она уже маргинальна. Она злится на что-то - на жизнь или что-то еще - и она будет «есть» - это выражение - души людей, в том смысле, что она овладеет людьми, и тогда они умрут ужасной смертью. И все знают, что это ведьма; это старуха."

Тем не менее, они не все злобные и злобные ведьмы. Старая мать Хаббард, возможно, не самая яркая лампочка, но она очень старается доставить удовольствие своей собаке. Пожилые женщины в народных сказках часто используют свои знания и опыт мира. Таджо указывает на кенийскую историю «Марве в подземном мире» о девушке, которая совершает самоубийство, утопившись, потому что чувствует, что подвела своих родителей. Марве попадает в Страну мертвых, где встречает старуху.

«Эта старуха учит ее многому, - говорит Таджо. «А также, когда Марве начинает тосковать по миру живых, она помогает ей вернуться на поверхность, если хотите, с большим количеством богатств. И мы понимаем, что Марве была вознаграждена за свою доброту». Другими словами: делайте свои дела, и вы будете вознаграждены. Смысл этих древних сказок, независимо от того, с какого континента они происходят, мог заключаться в том, чтобы запугать детей и заставить их вести себя хорошо.

Пожалуй, самый страшный персонаж старухи - чудовищная Баба Яга - родом из России. Она костлявая, с крючковатым носом и длинными железными зубами. Ее хижина стоит на куриных ножках, она похищает детей и ест их. Можно с уверенностью сказать, что Баба Яга веками доставляла восточноевропейским детям бессонницу.

В одной из интерпретаций злая мачеха отправляет молодую девушку Василису в лес в хижину Бабы Яги за свечой. Девушка уверена, что ее отправляют на смерть.Баба Яга заставляет ее готовить и убирать, а Василиса делает все, что ей говорят. В конце концов, старая старуха дает ей то, что ей нужно, и отправляет домой. «Вы видите такое двоякое лицо ведьмы», - говорит Мария Татар. «С одной стороны: каннибалистический, агрессивный, угрожающий. А с другой стороны: иногда вмешивается, чтобы быть уверенным, что все будет долго и счастливо». Снова эта сила.

В японском фольклоре Яма Уба - столь же неоднозначная старая женщина. Она горная ведьма, которая, как Баба Яга, заманивает людей в свою хижину и ест их.Но она также поможет заблудившемуся путешественнику. Норико Рейдер - профессор Университета Майами в Огайо, которая провела обширное исследование историй Ямы Уба. «Она приносит удачу и счастье», - говорит Рейдер. «Она также может принести смерть и разрушение тем, кто не очень хорош».

Есть теория, что Яма Уба - или Ямауба , как ее иногда называют - была вдохновлена ​​ужасным голодом в Японии. Пожилых родителей увезли в горы умирать, чтобы у других членов семьи было больше еды.Яма Уба - голодный демон, рожденный этой практикой.

В эпизоде ​​ The Happy Man's Tunic пожилая женщина (с белым попугаем) помогает спасти сына халифа после того, как он серьезно заболел. Перепечатано с разрешения Atheneum Books for Young Readers, отпечатка Детского издательства Simon & Schuster из книги "Tales Our Abuelitas Told" Ф.Изабель Кампой и Альма Флор Ада. Авторские права на иллюстрацию 2006 года принадлежат Виви Эскриве. скрыть подпись

переключить подпись Перепечатано с разрешения Atheneum Books for Young Readers, оттиска Детского издательства Simon & Schuster из "Tales Our Abuelitas Told" Ф. Изабель Кампой и Альма Флор Ада. Авторские права на иллюстрацию 2006 года принадлежат Виви Эскриве.

В Туника счастливого человека , старуха (с белым попугаем) помогает спасти сына халифа после того, как он серьезно заболел.

Перепечатано с разрешения Atheneum Books for Young Readers, оттиска Детского издательства Simon & Schuster из "Tales Our Abuelitas Told" Ф. Изабель Кампой и Альма Флор Ада. Авторские права на иллюстрацию 2006 года принадлежат Виви Эскриве.

По словам кубино-американской писательницы Альмы Флор Ада, этого никогда не случится с видом abuela .«В нашей культуре бабушки очень важны». Ада - соавтор книги Tales Our Abuelitas Told, в которую входит история о сыне халифа, который серьезно заболел. После того, как «все лучшие врачи страны» не смогли его вылечить, халиф отправляет своих посланников за помощью. Затем однажды утром приходит старушка и дает такой совет: чтобы выздороветь, принц должен носить тунику человека, который действительно счастлив. И конечно работает.

Ада говорит, что в латиноамериканской культуре пожилые женщины разносторонне развиты.«Как правило, именно они держат семью, передают традиции, знают средства, которые вылечили бы различные болезни. Поэтому неудивительно, что она фигурирует в популярных сказках».

Другими словами, старушки в сказках и фольклоре практически сплачивают цивилизацию. Они судят, награждают, вредят и исцеляют; и они часто самые интригующие персонажи в истории.

По сказкам и ведьмам

Недавно я начал читать Once Upon a Time: A Short History of Fairy Tale Марины Уорнер - что-то, что совпало с посещением выставки Witches & Wicked Bodies в Британском музее, как продолжение моей предыдущей сообщения о # мифологии в связи с моими произведениями искусства (например, Making Myths ) Я думал о мифах и сказках - и, кажется, это пересечение занимает ведьмы.

Сказки: детям не подходят

В книге Марины Уорнер одной из самых интересных вещей для меня является ее точка зрения о том, что ранние версии сказок были более жесткими и жестокими (а иногда и более сексуальными), недавний английский перевод Джека Зайпса на английский язык оригинального, менее святого, первого издания. версии сказок Гримма являются ярким примером.

Роуэн Уильямс в статье в New Statesman, в которой обсуждаются как книга Уорнера, так и новый перевод Зипса, хорошо резюмирует это:

Рассказы первого издания имеют более заметный уклон в сторону проигравшего; они иногда (хотя далеко не всегда) дают нам злых матерей, а не просто мачех, как в самой ранней версии «Белоснежки»; они включают рассказы, которые позже были сочтены недостаточно строго германскими по происхождению; и иногда они более откровенно говорят о сексуальности (как в оригинальной версии «Рапунцель», где ведьма обнаруживает, что Рапунцель принимает посетителя-мужчину, когда ее одежда становится слишком тесной).

Прочитав несколько сказок в переводе Зипеса, я также поражен случайным семейным предательством и насилием. Хотя многое из этого все еще присутствует в современных изданиях, в более ранних версиях оно кажется менее мультяшным.

В моем сообщении в блоге Подробнее о природе и мифе здесь еще в октябре прошлого года я написал:

Первобытные мифы подвергались оздоровлению на протяжении веков, поскольку люди находили способы одолеть природу.Легко винить викторианцев, но я думаю, что это нужно делать гораздо глубже. Страх перед лесом - и осознание того, что он также дает пищу и убежище - вероятно, начал ослабевать еще в эпоху неолита, когда люди начали повсеместную вырубку лесов на Британских островах и в Ирландии.

Страх теперь надежно упакован для детей в сказки о ведьмах, живущих в хижинах в глубине леса, как в «Гензель и Гретель».

Так что, хотя я чувствую себя в безопасности, полагая, что мифы были очищены и разбавлены за эти годы, мне не следовало пренебрежительно сравнивать результаты со сказкой, которую попросту постигла та же участь.

Разница между сказкой и мифом

Марина Уорнер утверждает, что мифы и сказки сольются воедино: сказки постепенно превращаются в мифы .

Конечно, существует и противоположная точка зрения: старые мифы превратились в сказки на протяжении веков, и наше современное различие между мифами и сказками совершенно произвольно.

Warner предлагает отличить:

В отличие от мифов, которые повествуют о богах и супергероях, главные герои сказок - это, несомненно, обычные трудящиеся, трудящиеся на обычных занятиях в течение длительного периода истории, до индустриализации и массовой грамотности.

В каком-то смысле это правда, но есть достаточно героев сказок, которые являются принцами или принцессами (которых я бы на самом деле не считал «обычными рабочими людьми»), чтобы это различие не считалось действительным.

Я не думаю, что мы можем предложить рабочее различие между сказками и мифами - я думаю, что это особенно североевропейское различие, возникшее в девятнадцатом веке исключительно на основе контекста, в котором они представлены. Конечно, как указывает Уорнер, некоторые другие языки, похоже, не различают: итальянский объединяет сказку, народную сказку и басню в слово fiaba .

Ведьма в искусстве и сказках

Но ведьмы в сказках определенно придерживаются одного стереотипа.

Выставочный каталог Ведьм и злых тел Дина Петербридж определяет два:

На протяжении веков ведьм изображали либо в виде отвратительных и истощенных старых крон с длинными копытами и растрепанными волосами, переплетенными с извивающимися змеями, либо в виде прекрасных соблазнительниц, которые «околдовывают» неосторожных мужчин своими опасными чарами.

В искусстве красивая ведьма, кажется, ограничена мифами (Цирцея, Медея, Морган ле Фэй, Вивьен) и, кажется, восходит по крайней мере к классическим временам. В конце 15- -х годов века «старая старуха», кажется, стала доминировать в художественном изображении. Дюрер изобразил оба: на его гравюре 1497 года Четыре ведьмы изображены четыре молодых женщины, а на его гравюре 1500 года Ведьма, едущая задом наперед на козе изображены старухи, так что, возможно, это промежуточный этап, где оба изображения были обычным явлением.

После этого уродливая старая старуха кажется преобладающей в искусстве, за исключением изображений искушения Святого Антония (предположительно потому, что уродливая старая старуха не считалась бы большим искушением?) И классических / артуровских мифологических сцен, где ведьма Персонаж описывается в мифе как молодой или красивый.

Помимо безудержного женоненавистничества, которое станет огромным фактором, есть еще одна вероятная причина преобладания стереотипа «уродливая старая карга» в изобразительном искусстве 15 -х годов –18 -х годов веков: это было главным образом неграмотная публика, просматривающая произведение искусства, поэтому каждый персонаж должен быть визуально идентифицируемым, и как только стереотип «уродливой старой старухи» стал принят как способ изображения ведьмы, он закрепился в качестве идентифицируемого означающего.И это определенно застряло в сказках, где - насколько я читал до сих пор - все ведьмы соответствуют этому изображению, бородавки и все такое.

Ведьма в моем произведении

Я еще не исследовал ведьму в своих работах, хотя я изобразил Медею, совсем недавно на линолеумной печати, и в качестве жрицы Гекаты, греческой богини, тесно связанной с колдовством, ее, безусловно, можно было бы описать как ведьма (хотя на моем изображении нет никаких колдовских элементов).

Учитывая долгое и широко распространенное изображение ведьмы как женоненавистнического инструмента подавления женщин, я очень сдержан, чтобы начать играть с архетипом, тем более, что он только сравнительно недавно начал осваиваться и / или критиковаться женщинами-художниками, такими как как Синди Шерман и Пола Рего.

Я подумываю, будет ли волшебница подходящим местом для исследования. Хотя ведьма и колдунья на самом деле просто синонимы, я не думаю, что термин «колдунья» несет одно и то же бремя женоненавистничества на протяжении веков. И если я это сделаю, то я, конечно, избегу обоих стереотипов «уродливая старая карга» и «красивая соблазнительница».

Мне было бы очень интересно услышать ваши мысли в разделе комментариев ниже.

Ссылки и дополнительная литература

Гримм, Дж., & Гримм, W., (2014). Оригинальные народные сказки братьев Гримм: полное первое издание . (Дж. Зипес, Пер.). Оксфорд: Издательство Принстонского университета. (Оригинальная работа опубликована в 1815 г.)

Петербридж Д. (2013). Ведьмы и злые тела . Эдинбург: Национальные галереи Шотландии.

Уорнер М. (2014). Давным-давно: Краткая история сказки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Уильямс, Р. (22 декабря 2014 г.). Роуэн Уильямс: зачем нам сказки сейчас как никогда . Получено 6 января 2015 г. с сайта http://www.newstatesman.com/culture/2014/12/rowan-williams-why-we-need-fairy-tales-now-more-ever

.

NPR Персонал (2014 г., 16 ноября). Сегодняшние сказки начались (даже больше) Темные и мучительные . Получено 6 января 2015 г. с сайта http://www.npr.org/2014/11/16/364089661/todays-fairy-tales-started-out-even-more-dark-and-harrowing

.

Примечание: С тех пор версия этого сообщения в блоге была опубликована вместе с другими, посвященными мифам и «жутким английским», а также частями моих работ в моей книге об искусстве и произведениях в твердом переплете 2016 года Мифы и маски , доступный исключительно в нашем интернет-магазине.

Семь миль стального чертополоха: Добрые ведьмы


В В этом третьем посте о ведьмах я рассматриваю несколько детских книг, в которых персонажи, несомненно, ведьмы, но хороши а не зло.

Все эти примеры современные. Я не уверен, что знаю любых хороших ведьм в более ранней литературе, кроме Глинды в "The Волшебник страны Оз, и, кстати, я не знаю, как я забыл упомянуть Злую Ведьму Запада в моем первый колдовской пост, как прекрасный пример американской ведьмы - и ее недавнее переосмысление Грегори Магуайра в "Нечестивом" служит примером изменения в отношении, происходящие на протяжении десятилетий, изменения, которые должны относиться к феминистскому движению.Само название книги Магуайра это брошенная перчатка. Если кто-то и нечестивец в «Нечестивом», то это не ведьма. И в наши дни намного труднее, чем раньше, думаю, могущественная женщина = ведьма = зло.

Начнем с великий Терри Пратчетт. Самой первой его книгой, которую я прочитал, была «Вирд. Сестры. Меня оттолкнули романы Плоского мира из-за их обложек, которые выглядело для меня слишком истерично. Но я взял "Сестры Вирд" в библиотеки однажды и прочтите первую страницу:

Завывал ветер.Молния ударила в землю беспорядочно, как неэффективный убийца ...

… В посреди этой стихийной бури среди капающей пушистые кусты, как безумие в глазу ласки. Он осветил три сгорбленные фигуры. Когда котел закипел, раздался жуткий голос: «Когда мы втроем снова встретимся?»

Произошла пауза.

Наконец другой голос сказал гораздо более обычным тоном: «Ну, я могу сделать в следующий вторник.”

Об этом комическом кризисе мы встречаемся с бабушкой Ветровоск, няней Ягг и Маграт («Маргарет», только она мать не умела писать по буквам). И эти три ведьмы делают то, что делают женщины с годами всегда так. Они помогают рожать младенцев на свет, они делают все возможное, чтобы вылечить больных, они кладут мертвых, и они обойтись без здравого смысла, добавив немного магической легкомыслия, чтобы помогите ему. Вдобавок к этому, в частности, Granny Weatherwax в том, что она называет «головной психологией» - тонко настроенное сочувствие умы и существа других.В «Сестрах Вирд» три ведьмы предотвращают солдат от убийства младенца на болоте ночью и при обнаружении корона в пачке оберток, поймите, они должны спрятать ребенка. А корона? Его тоже можно спрятать?

«О, это просто», - сказала Маграт. «Я имею в виду, ты просто спрячешь это под камнем или чем-то вроде этого…»

«Нет, - сказала бабушка. "Причина в том, что в стране полно младенцы, и все они выглядят одинаково, но я не думаю, что их много короны.Во всяком случае, у них есть такой способ быть найденным. Они вроде звонка в умы людей. Если вы закопали его под камнем здесь, в через неделю это обнаруживалось бы случайно. Запомни мои слова.

«Это правда, - серьезно сказала няня Ягг. «Сколько раз вы бросили волшебное кольцо в самые глубокие глубины океана, а затем, когда вы придете домой и съедите к чаю немного палтуса, вот оно является?"

Они обдумывали это молча.

«Никогда», - раздраженно сказала бабушка.

Романы Плоского мира написано для взрослых, но в своей привлекательности они молоды, а Терри Пратчетт также написал несколько детских книг, действие которых происходит в том же мире, юная подмастерье ведьмы Тиффани Болит - девушка большого упорства, решительность и смелость. Первая из серии - «The Wee Free Men ’и начинается с еще одной ведьмы (Miss Perspicacia Tick). сидя под живой изгородью под дождем, делая устройство, чтобы "исследовать вселенная »:

Исследование Вселенная создавалась парой веток, связанных вместе веревка, камень с дыркой, яйцо, один из чулок мисс Тик в котором также было отверстие, булавка, лист бумаги и крошечный огрызок карандаш.В отличие от волшебников, ведьмы учатся обходиться очень малым.

Терри Пратчетт, ты чувствую, на самом деле любит женщин. В некотором роде ему кажется, что рядом с ними комфортно мужчины-авторы моего сообщения на прошлой неделе - К.С.Льюис, Т.Х. Белый и даже Алан Гарнер - нет.

В романе Филипа Пуллмана "The Золотой Компас », первая книга« Его темных материалов », мы встречаем расу ведьм совсем другого типа. Они намного более дикие и более романтичный, чем у Терри Пратчетта - возвращение к типу королевы-ведьмы, на самом деле, но такой же молодой, как феи, и такой же воинственный, как Амазонки.Они приходят на помощь Лире и ее друзьям во время атакуют экспериментальную станцию ​​Болвангар, стреляя стрелами из смертельный эффект:

«Ведьмы!» - сказал Пантелеймон.

Так оно и было: проносящиеся высоко над головой оборванные элегантные черные фигуры, с шипением и свистом воздуха сквозь иглы облачной сосны ветви, на которых они ехали. На глазах у Лайры один из них низко налетел и выпустил стрелка: еще один мужчина упал.

Несколькими страницами позже Лира встречает одну из них: королеву клана Серафину Пеккалу:

.

Она была молода - моложе миссис Колтер; и светлая, с ярко-зелеными глазами; и одет как все ведьмы в полосах черного шелка, но без мехов, капюшонов рукавиц.Казалось, она совсем не чувствовала холода. Вокруг ее лба была простая цепочка из маленьких красных цветочков. Она села на ветку облачной сосны, как если бы это был конь…

Лира могла понять, почему Фардер Корам любит ее и почему это нарушает его сердце ... Он старел: он был старый разбитый человек, а она будет молодыми поколениями.

Они не центральные персонажей, и вы можете утверждать, что миссис Коултер носит остроконечную шляпу в этой истории, но отважные, почти бессмертные ведьмы, с их обязательно краткие связи с человеческими мужчинами и женщинами, дают экзотический прикосновение дикости и трагизма к миру Pullman.

Ведьма, не попавшая в последние пару постов, - это русская Баба-Яга со своей хижиной. на куриных ножках. Она довольно устрашающая, но неоднозначная - она ​​действительно может быть полезной, если умилостивить ее должным образом. Получение медали Карнеги Сьюзан Прайс «Барабан-призрак» взят из русской традиции. С его сиквелами «Ghost Dance» и «Ghost Song» (теперь все доступны в виде электронных книг) он установлен в «далеком Царстве, где зима - холодное полгода тьмы».

Здесь мы встречаем ведьму Чингис, дочь раба, спасли и вырастили, чтобы она стала Женщина Власти от шамана, выменивающего ребенка на снег. ребенок и забирает ее.

Ночью, в снег, стоял другой дом. Он стоял на двух гигантских куриных ножках. Это был маленький домик - хижина - но в нем были двойные окна и двойные двери, чтобы сохранить тепло печи, и она была хорошей толстой стены и кровля из сосновой черепицы. Ведьма перебежала снег, и дом согнул свои куриные ножки и опустил дверь на земля…

… Потом ноги сделали несколько быстрых, резких шагов, подпрыгнули и побежали.Далеко по снегу бежал домик… В его окнах вдруг загорелись при свете свечи. Прыгающий свет свечей можно было увидеть на долго сияя тепло в холоде, мерцая полумраком, но потом свет был таким далеким и маленьким, что казалось, что он гаснет. Все что было слева от домика остались его следы.

Поднятый ведьма-шаман, Чингис становится ее преемником, и в конце концов переходит в спасти молодого Сафа, сына безумного царя, чей отец хранил его запереться в одиночной комнате на всю жизнь.

Каждую секунду, днем ​​и ночью, во сне и бодрствовании, его дух плакал; и кружил и кружил по комнате под куполом, ища выход.

И Чингис услышал.

Она услышала это первой, когда спала; странный и пугающе тревожный плач. Выйдя из ее тела, ее дух ухватился за нить крикнул и полетел на нем, как воздушный змей на веревке, к Imperial Palace , к самой высокой башне, к эмалированному куполу.

Вооруженный ее смекалкой, заклинаниями и поговоркой своей бабушки: «Всякий раз, когда ты высовываешь свой нос из двери, наберись храбрости и оставь страх дома», Чингис отправляется на миссию, которая приведет ее к Железной дороге. Лес и призрачный мир. Это одна из тех книг, которые мне хотелось бы иметь написал сам, хотя я знаю, что никогда не смог бы сделать это наполовину так хорошо. Он переворачивает ужас и зло Бабы-Яги, превращая ее в шаман с силами, родственными природе, сильнее и милосерднее, чем жестокости царей.Это прекрасно. Пожалуйста, прочтите!

Я написал ведьму моей собственной - Астрид, девушка с «кровью тролля» в книге того название «Кровь троллей», третья часть моей трилогии о викингах «Запад Луны». Но действительно ли она ведьма? Вот что моряки-викинги называют ее, потому что они боятся и не любят ее, и это правда она практикует сейдр - древнюю северную магию (произносится примерно сайтур) . Но Астрид - надменная, гордая, тонкокожая, поврежденная и уязвимая - не имела особых шансов в жизни и использует свои силы, чтобы управлять тем, что уважать и бояться, что она может, так как она не ждет любви.Так или иначе любое из ее заклинаний действительно работает. Сам не знаю. Но я знаю, что я очень сочувствую трудным, колючим, лживым Астрид, и я надеюсь, что читатель тоже.

Наконец, как насчет книг о Гарри Поттере? И почему я не начал с них?

Ну, на мой взгляд, Книги о Гарри Поттере вообще не о ведьмах. Они о школьники маскируются под ведьм. Да - они ходят в Хогвартс, который объявлен школой ведьм и волшебников.Да, они учатся заклинания. Да, атрибутов ведьмства предостаточно: остроконечные черные шляпы, мантии, жезлы ( жезлов? ведьмам не нужны волшебные палочки), котлы и т. д. И да, Гарри и его друзья противопоставлены Темному Лорду безупречной репутации, Волан-де-Морт, который, несомненно, ходит в тот же клуб, что и Саурон и Люцифер. Но действительно ли кто-нибудь верит, что Гермиона Грейнджер - ведьма? Верхняя часть класс в заклинаниях она может быть, но серьезно? Гарри и Рон действительно волшебников? Попробуйте мысленно сопоставить их с Гэндальфом, Гедом и даже Дамблдором, и вы поймете, что я имею в виду.

Мастера могут перейти на школы, волшебники могут изучать вещи: ожидается, что волшебники будут вечно изучая старые свитки для завивки, пока болтается чучело крокодила накладные расходы. Но как только вы превратите колдовство в то, чему учат в классе, для меня магия вытекает прямо из нее, как вода из ванна. Мне нравятся первые три книги о Гарри Поттере (с оговорками про остальное, касающееся редактирования, в основном) - люблю энергию и веселье и чистая изобретательность в письмах Роулинг.Но вместе с другими сериалы о школе ведьм, такие как «Худшая ведьма» Джилл Мерфи и некоторые из Названия хрестоманцев Дайаны Винн Джонс, колдовство мне кажется чтобы придать цвет и аромат тому, что в основном старомодно школьная история. И от этого не хуже. Однако, и это важный момент, в этих современных книгах традиционное изображение ведьма потеряла свою силу. Нарядите Гермиону в мантию и черную шляпу, как как бы вы ни хотели, она всегда будет больше похожа на студентку колледжа выпускной день, чем приспешник сатаны.

Когда Я начал эти посты, я не был уверен, куда они меня приведут. Но это мне кажется, что за последние семьдесят лет образ ведьмы в детская художественная литература значительно изменилась и дошла до сути где набор книг про целую школу, полную детей обучение ведьмам борьба со злом может быть принят мейнстримом с безупречным апломбом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *