Познавательное

Рисунки к колыбельным песням легкие – «Тайна русской колыбельной. Покачивая колыбельки, матери напевали разные припевы. Они понимали, что нужны светлые, монотонные, умиротворяющие песни. Так.». Скачать бесплатно и без регистрации.

Картинки и рисунки к колыбельным песням: лучшие детские художники-иллюстраторы

В последнее время на прилавках книжных магазинов всё чаще стали появляться сборники колыбельных песен, оформленные красочно и разнообразно. Родители могут выбрать для своих детей иллюстрации на любой вкус: в классическом или воздушно-фэнтезийном стиле, в акварели, масляных красках или компьютерной графике.

Кто же рисует все эти прекрасные картинки к колыбельным песням? Кто дополняет слова маминых песен яркими образами, помогая детям лучше понять смысл колыбельной песни и прививая вкус и чувство прекрасного? Мы отобрали для вас 7 лучших художников-иллюстраторов, рисующих картинки на тему детских колыбельных, чтобы вы смогли познакомиться с этими замечательными людьми и их работами.

1. Анна Силивончик

Анна – это «лицо» проекта «Колыбельные для всей семьи». Именно её руками создан облик сайта Dreamsong.ru. Эта белорусская художница создаёт в своих работах завораживающий мир народности, искренности и удивительного ощущения «родства». Все её герои кажутся нам близкими и понятными, а места – полными жизни и настроения. Анна работает в особом стиле, мотивы которого напоминают древнеславянские лубки и роспись, должно быть, поэтому её работы и отзываются в сердце знакомыми нотками.

Нежные образы, доброта и невероятная сила её картинок на тему колыбельных послужили тому, что именно Анины работы стали зрительным наполнением нашей книги «Колыбельные для всей семьи». Её иллюстрации дополнили слова колыбельных прекрасными зрительными образами, превратив нашу книгу в верного проводника и помощника на пути познания истинной силы колыбельных песен. Просматривая эту книгу вместе с родителями, дети смогут успокоиться, расслабиться и лучше настроиться на сон.

2. Татьяна Дерий

Картины Татьяны напоминают старые, с любовью вышитые гобелены: чуть приглушённые, но яркие краски, точные живые линии и пойманные на взлёте мгновения жизни, радости и вдохновения. Дети на её картинах чисты и любопытны, и мир вокруг них представлен, словно сквозь призму этих же детских глаз — он полон волшебных чудес и ожидания новых открытий.

3. Игорь Олейников

Игорь – человек, который стоит за полюбившимися нам с детства мультиками «Тайна третьей планеты» и «Сказка о царе Салтане», но особенно интересны его иллюстрации к «Колыбельной книге» Андрея Усачёва. Нежные, немного расплывчатые, словно бы сами они – часть волшебного сна, картинки Игоря наполнены добротой и неистребимым юмором. Наверняка каждый, кто видел его спящего лунатика-астронавта, не мог сдержать улыбки!

4. Виктор Низовцев

Виктор малоизвестен в России, хотя его «дедушкины сказки» — это одна из наиболее ярких и необычных серий детских иллюстраций, написанных маслом. Очень красочные и выразительные, наполненные фольклорной символикой, его работы приковывают внимание добротой и искренностью. Герои его картинок к колыбельным песням, казалось, сошли из воспоминаний нашего детства, и оттого так особенно дороги нам, уже выросшим детям. Если вы с любовью и благодарностью вспоминаете своё детство, если вам дороги ваши бабушки и дедушки, то вам обязательно понравятся работы Виктора!

5. Джейн Хисси

Англичанка Джейн Хисси известна за свои добрые истории про плюшевого мишку и картинки к ним. На её книгах выросли уже несколько поколений англичан, а не так давно книги Джейн были изданы на русском языке. В одном из интервью художница рассказывала, что все её трое детей очень любили плюшевых мишек, поэтому она и начала создавать свои работы. Мишки Джейн очень разные, у каждого из них есть свой характер и своё настроение, но любой из них станет верным спутником малыша на пути к крепкому ночному сну.

6. Полина Яковлева

Полина работает в современном стиле компьютерной графики, но глядя на её завораживающие картинки, кажется, что руками этой художницы творил настоящий волшебник! Атмосфера рисованных иллюстраций Полины полна удивительного света и лёгкости, в её мирах бродят лунные кошки и прыгают смешные солнечные зайцы. Каждый, кто хотя бы раз увидел эти удивительные картинки, навсегда останется поклонником этой талантливой молодой художницы!

Мы взяли у Полины интервью, где она рассказала, как именно возникают её сказочные иллюстрации для детей.
 

7. Наталья Бендус-Петровская

Эта харьковская художница известна своими нежными акварелями для сборников колыбельных «Сонная книжка для малышки» и «Сонная книжка для малыша». На её рисунках круглолицые малыши сладко посапывают в своих колыбельках, мамы и папы полны заботы и ласки, а животные, которые окружают детей, добродушны и совсем нестрашные. Сама будучи мамой, Наталья как нельзя лучше знает, чем можно успокоить расшалившуюся к вечеру детвору, поэтому все её картинки к колыбельным песням полны внутреннего умиротворения и непередаваемой тихой радости.

dreamsong.ru

Картина мира в колыбельных песнях и рисунках маленьких детей

Картина
мира в колыбельных песнях и рисунках
маленьких детей

Покидая
материнскую утробу, новорожденный
человек становится частью сложнейшей
системы пересекающихся, соседствующих,
надстроенных друг над другом и разнообразно
взаимодействующих миров. Некоторые из
этих миров отчетливо видимы, другие —
как, например, мир психической жизни, —
будучи незримыми, воплощаются в материале
других миров, становясь таким образом
зримыми, чувственно воспринимаемыми.

Для
того чтобы научиться жить и успешно
действовать в мире, человеку, входящему
в жизнь, необходимо осознать представшую
ему многомерную вселенную как
умопостигаемое целое, по отношению к
которому он будет самоопределяться,
искать в нем свое место и прокладывать
свои пути. Это невозможно в отсутствие
важнейших пространственных и смысловых
ориентиров, обобщающей схемы мироздания
и представления о месте своего нахождения
в ней. Любая человеческая культура
обязательно несет в себе модель мира,
созданную данной этнокультурной
общностью людей. Эта модель мира воплощена
в мифах, отражена в системе религиозных
верований, воспроизводится в обрядах
и ритуалах, закреплена в языке,
материализована в планировке человеческих
поселений и организации внутреннего
пространства жилищ. Каждое новое
поколение получает в наследство
определенную модель мироздания, которая
служит опорой для построения индивидуальной
картины мира каждого отдельного человека
и одновременно объединяет этих людей
как культурную общность.

Такую
модель мира ребенок, с одной стороны,
получает от взрослых, активно усваивает
из культурно-предметной и природной
среды, с другой стороны, активно строит
сам, в определенный момент объединяясь
в этой работе с другими детьми.

Фольклористы,
этнографы, культурологи могут многое
рассказать о моделях мира древних
египтян и ацтеков, австралийских
аборигенов и народов Сибири, — вопрос
же о том, как и кем формируется и что
представляет собой модель мира современных
детей, покрыт мраком неизвестности в
гораздо большей степени, чем модель
мира алеутских эскимосов.

Можно
выделить три главных фактора, определяющих
формирование модели мира ребенка.

Первый
— это влияние «взрослой» культуры,
активными проводниками которой являются
прежде всего родители, а затем и другие
воспитатели.

Второй
— это личные усилия самого ребенка,
проявляющиеся в разных видах его
интеллектуально-творческой деятельности.

Третий
— это воздействие детской субкультуры,
традиции которой передаются из поколения
в поколение детей и чрезвычайно значимы
в возрасте между пятью и двенадцатью
годами для понимания того, как освоить
мир вокруг.

Модель
мира любого человека, даже маленького
ребенка, доступна для внешнего восприятия
только при том условии, что она каким-то
образом воплощена, «овнешнена»,
материализована — в виде рассказа,
рисунка, поступка и т. п. Анализируя их,
опытный наблюдатель с определенной
степенью достоверности может
реконструировать внутреннее содержание
душевной жизни другого человека, в
частности выяснить некоторые особенности
его картины мира.

Если
же взрослый (например, воспитатель)
хочет приобщить ребенка к определенной
системе мировоззренческих принципов,
а значит, и определенной модели
мироустройства, то он обязательно должен
воплотить ее в виде словесного,
изобразительного или поведенческого
текста (рассказа, песни, басни, картины,
модели поведения и т. д.), который
максимально легко и полно может быть
усвоен воспитуемым.

В
этой главе мы рассмотрим, как начинается
формирование модели мира у маленьких
детей от рождения до трех лет и от трех
лет до пяти. Современные родители часто
совсем не представляют себе огромности
объема той внутренней работы, которую
проделывает в этот период ребенок, чтобы
упорядочить свои представления о мире.
Поэтому на двух показательных примерах
мы познакомимся с двумя сторонами этого
процесса. Сначала посмотрим, как может
быть осуществлена помощь со стороны
взрослых и как может быть передано
мировоззренческое содержание в тексте,
обращенном к маленькому ребенку. В этом
плане поучителен опыт народной культуры,
в которой построение базовой системы
координат начиналось сразу после
появления младенца на свет. На примере
анализа текстов русского материнского
фольклора мы познакомимся с традиционными
способами помощи ребенку в психологическом
структурировании пространства окружающего
мира и осознании своего места в нем. А
затем рассмотрим, как начинается
самостоятельное создание модели мира
на примере детских рисунков, когда
ребенок сам овладевает культурным
инструментом — в данном случае
изобразительным языком, через который
он выражает свое понимание мироустройства.

Инициаторами
мироустроительной работы ребенка
являются взрослые: именно они вводят
его в мир материальной культуры и родного
языка, которыми в разнообразных формах
представлены важнейшие пространственно-смысловые
координаты, помогающие ребенку
организовать и осознать его непосредственный
(в первую очередь телесный) личный опыт.

В
ходе социализации ребенок испытывает
множество явных и неявных направляющих
воздействий со стороны взрослых. Это
системы запретов и поощрений, выражающихся
не только через язык, но и существующих
как данность и опредмеченных в самой
организации специфически детского
пространства (детской кроватки, детской
комнаты, детской площадки) как участка
выгороженного и отграниченного от
запретных пространственных измерений.
Не менее мощным средством формирования
пространственного сознания и источником
базовых элементов этнокультурной
концепции мироустройства является
родной язык.

Лингвистическое
упорядочение непосредственного
пространственного опыта ребенка
начинается уже на самых ранних этапах
освоения им словаря и грамматики родного
языка. Кроме того, воспитатели используют
специальные «моделирующие» тексты, в
которых ребенку в образной и доступной
форме дается смысловая схема пространства
мира. В этом плане особый интерес для
психолога представляет традиция народной
педагогики.

Для
народной культуры было характерно
стремление дать ребенку основные
ориентиры как можно раньше, впрок,
задолго до того, как он будет этот мир
практически осваивать сам. Построение
картины мира ребенка начиналось уже в
младенчестве через обращенный к нему
материнский фольклор — колыбельные
песни, пестушки, потешки и т. п. Они должны
были обеспечить ребенку целостное
мировосприятие и ощущение своей
включенности в общий порядок мироздания,
т. е. задать некую систему основных
координат, помогающих ребенку
самоопределиться в жизненно важных
отношениях с миром.

Поначалу
сам для себя ребенок не существует,
являясь как бы «слепым пятном». Первый
этап в осознании человеком факта своего
существования в этом мире начинается
через других людей. Это они замечают,
что «Я» есть, выделив ребенка из фона
окружающей жизни как значимую фигуру
и назвав его по имени. Такое личное
обращение постоянно присутствует в
текстах материнского фольклора,
адресованных ребенку.

Пестушки,
потешки, приговорки сопровождают в
народной культуре телесные игры с
маленьким ребенком.

«Сорока-ворона
кашку варила, деток кормила: этому дала,
этому дала…» — так приговаривает мать
или няня, перебирая пальчики ребенка,
сидящего у нее на коленях. С психологической
точки зрения, важность этих игр неоценима.
Таким путем взрослый помогает ребенку
формировать осмысленный образ собственного
тела.

Образ
своего телесного «Я» — это база для
развития личности малыша (равно как и
для жизни личности взрослого). Ведь
наличие тела — это критерий истинности
утверждения «я существую». Одновременно
тело — это исходная точка отсчета,
необходимая для ориентации человека в
окружающем физическом мире, и, как мы
увидим позже, главный измерительный
прибор, который все люди используют в
процессе освоения физического
пространства.

В
телесных играх с детьми, существующих
в народной традиции, мать помогает
ребенку ощутить и эмоционально прожить
отдельные части его тела в живом контакте
с ее руками. Пальцы рук ребенка, его
ладошки, предплечья, подмышки, головка
и т. д. становятся персонажами сюжетных
игр, каждый из которых обладает собственным
именем и характером и исполняет
определенную игровую роль1.

Очень
важно, что эти части тела получают в
игре свои названия — имена, которые
многократно повторяются на разные лады.
Называние придает частям тела ребенка
новое качество существования, они
обретают новый статус. Сначала они
становятся осмысленными элементами
образа телесного «Я», которое начинает
восприниматься как устойчивая совокупность
тактильных, кинестетических, зрительных,
вестибулярных и тому подобных ощущений,
постепенно складывающаяся в целостный
образ. А по мере того, как ребенок
научается не только непосредственно
чувствовать, но и знать, где и сколько
у него глаз, ушей, пальцев, ртов, носов,
по мере того, как он запоминает их
названия, неизменность их местонахождения
и взаиморасположения, — у него начинает
складываться схема тела. Схема тела
представляет собой уже обобщенные и
объединенные в знаковую структуру
знания о теле — нечто вроде крупномасштабной
карты телесного ландшафта, на которой
обозначены наиболее важные пункты.
Построение такой «карты» собственного
тела, несомненно, является продуктом
аккультурации и систематизации
психотелесного опыта ребенка,
целенаправленно происходящих в процессе
его общения с матерью или няней.

Осмысление
ребенком устройства своего телесного
«Я» абсолютно необходимо для нормального
умственного и личностного развития. Не
случайно в народной культуре этот
процесс направлялся и контролировался
традицией. Столетиями передавались из
поколения в поколение тексты материнского
фольклора, обращенные к детям. В них
оказались зафиксированными наиболее
удачные по содержанию и по форме способы
обучения ребенка пониманию собственного
тела. Образные, рифмованные, легко
запоминающиеся тексты пестушек, потешек,
пальчиковых игр были общеизвестны. А
потому даже самая глупая и нерадивая
воспитательница, которая их использовала,
волей-неволей развивала ребенка в
соответствии с заложенной в эти тексты
культурной программой освоения
пространства телесного «Я».

Если
мы обратимся к другим жанрам материнского
фольклора, например к колыбельным
песням, то и там обнаружим присутствие
культурных программ, целью которых
является символическое представление
основных пространственных координат
мира, куда вошел ребенок после появления
на свет.

Упорядочивание,
структурирование пространства начинается
с фиксации точки, в которой находится
ребенок. В колыбельных песнях часто
очень подробно и преувеличенно
положительно описывается колыбель —
первое собственное место ребенка в этом
мире, его исходное личностное пространство.

Висит
колыбель
На высоком на крюку.
Крюк
золотой,
Ремни бархатные,
Колечки
витые,
Крюки золотые2.

И
золотые крюки, и бархатные ремни, конечно,
не бытовые реалии крестьянской жизни.
Они образно выражают родство детской
колыбели и царского трона. Ребенок здесь
подобен маленькому божеству, окруженному
ценными дарами — праздничной едой:

Ой,
ляльки-ляльки-ляльки,
В изголовье
крендельки,
В ручках яблочки,
В ножках
прянички,
По бокам конфеточки,
Винограду
веточки3

В
колыбельных песнях этого типа утверждается
высшая качественность и ценность
занимаемого ребенком места, а младенчество
описывается как идеальное состояние
благополучия4.

Действительно,
для полноценного психического развития
ребенку исключительно важно утвердиться
в том, что место, занимаемое его «Я» в
этом мире, — самое хорошее, мама — самая
лучшая, дом — самый родной. Главной
личностной задачей младенческого
периода является формирование так
называемого «базового доверия к жизни»
— интуитивной уверенности человека в
том, что жить хорошо и жизнь хороша, а
если станет плохо, то ему помогут, его
не бросят5.
Уверенность в своей желанности,
защищенности, в гарантированности
положительного отклика окружающего
мира на его нужды младенец приобретает
в ходе повседневных взаимодействий с
матерью. Постоянство присутствия матери,
точность понимания ею нужд младенца и
скорость отклика на них, теплота отношения
к ребенку, многообразие телесного и
словесного общения с матерью имеют
очень важный смысл для всей его будущей
жизни. На этом глубинном чувстве базового
доверия к жизни будет основан потом
жизненный оптимизм взрослого, его
желание жить на свете вопреки всем
невзгодам и его иррациональная уверенность
в том, что все кончится хорошо вопреки
обстоятельствам. И наоборот, отсутствие
этого чувства может в будущем привести
к отказу от борьбы за жизнь даже тогда,
когда победа в принципе возможна.

В
материнском фольклоре колыбельных
песен исходной точкой отсчета в мировой
системе координат становится ребенок,
лежащий в своей колыбели, а пространство
окружающего мира выстраивается вокруг
ребенка через противопоставление
теплого дома-защиты, внутри которого
находится колыбель с младенцем, и
опасного внешнего мира — темного леса,
луга, речки, куда до поры до времени
ребенку ходить не надо.

Эти
два мира разделены границей, которую
не должен переступать ребенок. Она
обозначается понятием «край»:

Баю-баюшки-баю,

Не
ложися на краю:

Придет
серенький волчок,

Он
ухватит за бочок,

И
потащит во лесок,

И
положит под кусток 6.

Внешняя
граница дома уже принадлежит к наружному
опасному миру. Беспечная домашняя
курица, которая по неразумию устроилась
спать на завалинке — т. е. снаружи дома?
— может потерять всю свою красу из-за
разбойного нападения совы — птицы
лесной7:

Черна
курица ряба На завалинке спала, Прилетела
сова, Серьги вывернула, Перья выщипала8.

Вообще,
фольклорное понятие края как границы
перехода из своего пространства в
пространство внешнего мира — опасного,
страшного — символически оформляет
также и повседневный опыт маленького
ребенка.

Тему
края как важнейшую телесно-пространственную
проблему малыш начинает проживать очень
рано. Так как младенец обычно лежит на
чем-то возвышающемся, ему есть куда
падать через край, который ощущается
им как граница перепада высот, переход
которой грозит падением. Эта реальная
опасность прежде всего познается в
течение двух первых лет жизни. Телесные
переживания такого рода становятся для
ребенка живым психологическим наполнителем
фольклорной идеи края как опасной грани
двух разных миров. С точки зрения народной
традиции, подходить к ней, а тем более
преждевременно переходить ее, пока
ребенок мал и не готов к этому, — никак
нельзя.

Надо
сказать, что понятие «край» является
необыкновенно психологически емким.
Среди ключевых слов, необходимых для
формирования личности ребенка, ему надо
отдать одно из первых по значимости
мест.

Одна
из сфер жизни ребенка, где значимо
понятие «край», — это его телесно-двигательное
поведение, о котором мы уже упоминали.
Тут опознание края как границы конкретного
пространства — своего и чужого, освоенного
и неизвестного, комфортного и опасного
— проживается ребенком через опыт
собственного тела.

Кроме
того, понятие «край» (в научной терминологии
— «граница», «контур») является
центральным для понимания того, как
формируется у маленьких детей восприятие
окружающего мира и самих себя.

Восприятие
— это базовый познавательный процесс,
который строится на основе совместной
работы отдельных органов чувств.
Результатами такой совместной деятельности
зрения, осязания, слуха и т. д. являются
образы восприятия — своего рода
«картинки» реальности. В общей психологии
хорошо известно, что для построения
образа воспринимаемого объекта особую
информационную ценность имеет его
контур9.

Как
только познающий ребенок-наблюдатель
становится способен выделять контуры,
т. е. края отдельных вещей, из общего
фона окружающего мира, его восприятие
делается предметным. Он видит мир уже
не как хаос невнятных движущихся и
статичных пятен (что свойственно совсем
крошечным детям), а как вместилище
отдельных предметов, каждый из которых
имеет свои очертания, границу, отделяющую
его от фона всего остального.

Такая
способность к вычленению края предмета,
помогающая воспринять его как отдельную
целостность, постепенно формируется у
ребенка на основе его опыта манипулирования
предметами. Как утверждал физиолог И.
М. Сеченов, движущаяся рука всегда
поначалу учит глаз: познавательные
действия рук ребенка, которые хватают,
ощупывают края предмета, обучают глаза
такой же стратегии поведения. Глаза
вскоре научатся исследовать контур
видимого объекта при помощи похожих на
ручные «ощупывающих» движений, но уже
на расстоянии. Каждый предмет, приобретающий
таким образом свое место, свою форму и
края, от-личен для ребенка от других.
Так появляется у предмета свое лицо, а
несколько позже свое имя — название,
помогающее ребенку опознавать его.

Итак,
выделение края как границы объекта
определяет успешность формирования
предметного восприятия. На этом строится
способность ребенка ориентироваться
в пространстве внешнего мира.

Обобщая
описанное выше содержание психического
опыта маленьких детей, связанного с
темой края, можно сказать, что «край»,
видимо, является одной из самых ранних
и прочувствованных ребенком характеристик
пространства, которая положена в
основание его миропонимания.

Тем
более поразительно, с какой психологической
чуткостью тема края в материнском
фольклоре введена в адресованные ребенку
тексты и символически осмыслена народной
традицией. Здесь «край» играет роль
ключевого элемента в пространственно-символических
«картах мира», которыми традиционная
культура взрослых снабжает маленьких
детей загодя.

В
колыбельных песнях слово «край»
становится понятием, обозначающим
границу мира своего — домашнего,
защищенного — и чужеродного — внешнего,
опасного.

Колыбельные
песни слушали не только младенцы, но и
дети постарше, уже имевшие самостоятельный
опыт познания реальных краев, кромок,
границ всевозможных предметов, опыт
собственных падений и пере-ступаний
через край, познавшие неустойчивость
поставленных на краю предметов,
обоснованность родительских запретов,
связанных с реальным нахождением ребенка
на краю чего-либо. Все это живое
многообразие индивидуального опыта
насыщало для ребенка понятие «край»
личностным смыслом.

С
другой стороны, приобщение ребенка к
фольклорному пониманию темы края
поднимало его личный опыт на высоту
культурно-символического обобщения и
придавало этому понятию еще и магический
смысл. Такие смысловые оттенки способен
уловить ребенок старше двух-трех лет —
в этом возрасте начинается активное
становление символической функции
сознания, что проявляется и в продуктах
собственного творчества маленьких
детей.

Оставим
пока колыбельные и забежим немного
вперед, когда ребенок подрастает
настолько, чтобы слушать и понимать
сказки. Мы сразу обнаружим, что в народных
сказках тема края как границы между
домом и внешним миром очень подробно
психологически проработана. Даже из
небольшого репертуара сказок, известных
современному городскому младшему
дошкольнику, он может узнать, как
по-разному можно пересекать эту границу
в зависимости от обстоятельств и степени
готовности главного героя к выходу за
пределы родного дома.

Колобка,
румяного и «готового», «родители» сами
положили на окошко — границу дома и
наружного мира — студиться. Он лежал-лежал,
ему скучно стало. И тогда он — хоп! — с
окошка на завалинку, с завалинки во
двор, со двора за ворота — и покатился
по дороге. Итак, он покинул родной дом
уже готовым и по собственной воле
выкатился на дорогу жизни, где с ним и
случились драматические происшествия,
связанные с тем, как Колобок поступал
при встречах с другими персонажами этой
сказки.

Иное
дело — младший сын из сказки «Кот в
сапогах». Он совсем молод, хотя и получил
наследство от умерших родителей и должен
выходить из дома на собственную дорогу
жизни, так как два старших брата
унаследовали дом и мельницу. Но, как
сказал бы современный психолог, младший
сын сталкивается с типичными юношескими
проблемами. Он завидует старшим братьям
и тяжело переживает, что придется
выходить в мир с неизвестно чем — котом
в мешке. Ему кажется, что родители его
обделили. Основные события сказки
связаны с тем, как постепенно сын
открывает для себя ценность родительского
наследства — ведь они оставили ему
волшебного помощника, который добывает
своему хозяину и богатство, и жену, и
власть.

А
вот бедный Мальчик-с-Пальчик и его братья
совсем не готовы выходить в мир, они для
этого еще совсем малы. Отец уводит их
из родного дома, потому что их нечем
кормить. Поэтому для этих маленьких
детей

внешний
мир и предстает в виде чащи темного
леса, где они попадают в дом к людоеду.

Итак,
мы видим, что на новом возрастном этапе
жизни ребенка-слушателя тема края
развивается дальше в сказочных фольклорных
текстах, где раскрываются связанные с
ней новые психологические задачи. Это
уже не край как магическая грань, к
которой нельзя даже приближаться, а
граница, которую когда-нибудь придется
пересечь, чтобы выйти в мир взрослой
жизни.

Кстати,
если мы вернемся назад, в мир колыбельных
песен, то заметим, что только младенцу
за пределами родного дома грозят
опасности, так как он мал, «не готов».
Взрослые же люди, равно как и некоторые
животные и мифологические персонажи,
могут свободно перемещаться и действовать
во внешнем мире. Оттуда они приносят
ребенку подарки, еду, здоровье, сон, а
также сапожки, в которых он потом
самостоятельно выйдет на дорогу жизни.

Во
многих колыбельных песнях перед ребенком
разворачивается перспектива его будущей
самостоятельной, взрослой жизни, где
он обретет семью, будет работать, кормить
и содержать своих собственных детей и
родителей. Здесь ему задается структура
социального пространства, в котором он
найдет себе место, а также нравственные
категории его взаимоотношений с младшими,
со старшими и со святыми покровителями.
То есть закладывается система отношений
в пространстве мира людей, определяются
цели жизни ребенка, а также ее границы
и ее конечность.

Таким
образом, колыбельная песня заранее дает
ребенку простейшую схему картины мира,
знакомит с расстановкой сил,
персонифицированных в образах людей,
животных, мифологических персонажей,
и с главными принципами, которыми должен
руководствоваться человек, вступающий
на дорогу жизни.

Поговорим
теперь о психологических особенностях
живого восприятия фольклорных текстов
ребенком. Кроме их содержания, многое
предопределяет сама ситуация, в которой
они исполняются.

Колыбельную
песню мать, бабушка или няня поет вечером,
чтобы ребенок поскорей заснул. С
психологической точки зрения, он
находится в это время в особом душевном
состоянии предсонья: тельце постепенно
расслабляется, глазки закрываются,
собственные мысли в этом возрасте еще
отсутствуют и не мешают внимательно
сосредоточиться на голосе взрослого.
Такому сосредоточению помогает еще и
то обстоятельство, что поющий голос
является главным на фоне окружающей
тишины и темноты. Можно сказать, что
состояние ребенка подобно тому, что
бывает у людей при гипнотическом
внушении. Ритм колыбельной песни, обычно
соотнесенный с ритмами дыхания и
сердцебиения матери и ребенка, играет
очень важную роль в открывании души
навстречу поющему голосу.

Внутренняя
настройка на другого человека через
ритм его движений — это самый древний,
универсальный и самый успешный способ
психологического присоединения к
партнеру. Таким образом происходит
объединение двух людей в единую
энергоинформационную систему, ведомую
общим ритмом. Обучается ребенок такой
настройке еще в утробе матери, где
ритмические процессы в его организме
синхронизируются с ритмами ее
жизнедеятельности 10,
а использует эту способность всю
дальнейшую жизнь. Поэтому интонация,
слова, образы песни беспрепятственно
проникают внутрь одушевленного тельца
ребенка, буквально пропитывая его и
закрепляясь в самой глубине его существа.
Ребенку не обязательно понимать, он
должен просто впустить в себя и помнить.
В дремотном состоянии в дремучей глубине
его души, которая и потом, когда он
повзрослеет, никогда не будет полностью
доступна его собственному сознанию,
угнездятся древние, целостные, мощные
и емкие образы, являющиеся сгустками
самых главных жизненных смыслов,
передающихся в народной традиции.
Пространственно-символические схемы,
организующие эти смыслы в фольклорном
тексте, отражают народную модель
мироустройства. В дальнейшем они станут
основой формирования символического
мышления самого ребенка, без которого
не может быть понимания мира и себя,
осознания смысла своего существования.

Вечерняя
убаюкивающая песня когда-то сопровождала
ребенка на протяжении нескольких первых
лет его жизни. Она присутствует в быте
многих семей и сейчас. Когда ребенок
становится старше, к ней присоединяются
рассказывание сказок и историй, задушевные
разговоры о самом важном на сон грядущий.
А сон, как известно, дан человеку и для
отдыха, и для глубинной обработки той
информации, которая накопилась за день.
Причем то, что говорится перед сном,
имеет особо значимое влияние на состояние
души спящего и содержание его снов.
Поэтому воспитатели далеко не случайно
знакомили ребенка с текстами, имеющими
мировоззренческое значение, раскрывающими
принципы жизнеустройства, именно перед
сном. Ведь они должны были войти глубоко
в душу и сохраниться там на всю жизнь.
Тогда понятно, почему, отвечая на вопрос
о главном человеке, который определил
строй их души, многие русские писатели
называли свою няню и ее вечерние сказки.

Интуитивное
стремление взрослого человека,
принадлежащего к традиционной народной
культуре, как можно раньше дать ребенку
понятийно-образную систему опор для
его мировосприятия, психологически
точно соответствует такому же стремлению
со стороны самого ребенка.

Больше
всего ребенок боится хаоса обрушивающихся
на него впечатлений, событий внешней и
внутренней жизни, которые ему нужно
как-то организовывать, чтобы их понять
и с ними совладать. Для этого ребенку
крайне необходимы образно-понятийные
опоры, к которым он будет привязывать
изменчивые события текущей жизни,
организуя их в некое понимаемое целое.

Традиционная
народная культура обеспечивала ребенка
такими опорами в разнообразных формах,
последовательно и постепенно создавая
мировоззренческий фундамент для
формирующейся личности. Таким образом
удовлетворялась одна из важнейших
человеческих потребностей — потребность
в смысле, т. е. в понимании окружающего
мира и осознании своего места и назначения
в нем.

В
практической психологии и психотерапии
хорошо известно, что раннее детство —
это время установления базовых отношений
ребенка с миром. Не случайно говорят,
что до пяти лет закладываются основы
личности.

Воспитателям
маленьких детей важно осознать содержание
песен и речей, с которыми они обращаются
к ребенку. Особое внимание надо уделять
текстам, в содержании которых кроется
мировоззренческий смысл.

Многие
взрослые считают, что фольклорные тексты
подходят детям, потому что они просты.
В сознании этих взрослых отождествляется
народное, простое и детское. Но суть не
во внешней простоте. Психологическое
значение этих текстов связано с их
своеобразной магической силой. Фольклорные
образы необыкновенно емки, а словесные
формулы недаром похожи на заклинание.
Они легко проникают в самые глубины
души, в ее бессознательные слои, потому
что говорят на их языке. Говорят о самом
важном для ориентации этой души в земной
жизни, о том, что кристаллизовалось в
материнском фольклоре из огромного
душевного опыта многих поколений людей,
которые когда-то тоже учились жить на
свете.

studfiles.net

колыбельные

♥♥♥

Спят усталые игрушки

Спят усталые игрушки, книжки спят,
Одеяла и подушки ждут ребят.
Даже сказка спать ложится,
Чтобы ночью нам присниться.
Ты ей пожелай: “Баю-бай!”

В сказке можно покататься на луне
И по радуге промчаться на коне,
Со слоненком подружиться
И поймать перо жар птицы.
Глазки закрывай! Баю-бай!

Обязательно по дому в этот час
Тихо-тихо ходит Дрема возле нас.
За окошком все темнее,
Утро ночи мудренее,
Глазки закрывай! Баю-бай!

Баю-бай, должны все люди ночью спать.
Баю-баю, завтра будет день опять.
За день мы устали очень,
Скажем всем: “Спокойной ночи!”
Глазки закрывай! Баю-бай!

♥♥♥

Песня большой медведицы

Ложкой снег мешая, ночь идет большая,
Что же ты, глупышка, не спишь?
Спят твои соседи — белые медведи,
Спи скорей и ты, малыш!

Мы плывем на льдине, как на бригантине,
По седым суровым морям.
И всю ночь соседи — звездные медведи
Светят дальним кораблям.

♥♥♥

Спи, моя радость, усни

Спи, моя радость, усни.
В доме погасли огни.
Птички затихли в саду.
Рыбки уснули в пруду.

Месяц на небе блестит,
Месяц в окошко глядит.
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни!

В доме всё стихло давно,
В погребе, в кухне темно.
Дверь ни одна не скрипит,
Мышка за печкою спит.

Кто-то вздохнул за стеной,
Что нам за дело, родной?
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни!

Сладко мой птенчик живёт.
Нет ни тревог, ни хлопот.
Вдоволь игрушек, сластей,
Вдоволь весёлых затей.

Всё-то добыть поспешишь,
лишь бы не плакал малыш.
Вот бы так было все дни!
Спи, моя радость, усни.

♥♥♥

За печкою поет сверчок

За печкою поет сверчок,
Угомонись, не плачь, сынок.
Вон за окном морозная,
Светлая ночка звездная.

Что ж, коли нету хлебушка?
Глянь-ка на чисто небушко:
Видишь, сияют звездочки,
Месяц плывет на лодочке.

Ты спи, а я спою тебе,
Как хорошо там на небе,
Как нас с тобою серый кот
В санках на месяц увезет.

Будут на небе радости,
Будут орехи, сладости,
Будут сапожки новые
И пряники медовые.

Ну отдохни хоть капельку.
Дам золотую сабельку,
Только усни скорей сынок,
Неугомонный мой сверчок.

♥♥♥

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю.
Прийдет серенький волчок
И ухватит за бочек.
И потащит во лесок
Под осиновый кусток.
Ты к нам, волчик, не ходи,
Нашу Дашу не буди.

♥♥♥

Баю-бай, баю-бай

Баю-бай, баю-бай,
И у ночи будет край.
А покуда детвора
Спит в кроватках до утра.
Спит корова, спит бычок,
В огороде спит жучок.
И котенок рядом с кошкой
Спит за печкою в лукошке.
На лужайке спит трава,
На деревьях спит листва,
Спит осока у реки,
Спят сомы и окуньки.
Баю-бай, крадется Дрема,
Он разносит сны по дому.
И к тебе пришел, Малыш,
Ты уже так сладко спишь.

♥♥♥

Люли-люли-люли

Люли-люли-люли,
Прилетели гули,
Сели на воротцах
В красных чеботцах.
Стали гули говорить,
Чем нам Дашу накормить?
Сахарком и медком,
Сладким пряником.
Сладким пряником –
Коноплянником.
Коровку подоим –
Молочком напоим.
Стали гули ворковать –
Стала Даша засыпать.

 ♥♥♥

Колыбельная зайчонку

«Ночь пришла, — сказала мама.
Ты ложись зайчонок спать!»
Но зайчишка был упрямый,
Не хотел идти в кровать.
Мама зайчика качала, ветер гладил сонный лес,
Мама зайке обещала, сон про чудо из чудес.
«Спи ушастик, спи, мой сладкий!
Лапкам надо отдыхать,
Я в волшебную кроватку, положу тебя поспать.
Для простынки шелковистой дали розы лепестки,
Для подушки хмель душистый,
Дал пушистые ростки.
Одуванчиков воздушных в одеяло я вплела.
Спи, мой славный, мой послушный,
Ночка темная пришла!
Зайка спит в пижамке чистой,
У кроватки ночничок,
На ромашке бархатистой,
Дремлет яркий светлячок! 

♥♥♥

Баю, баю, баю, бай

Баю, баю, баю, бай,
Ты, собачка, не лай,

Ты, собачка, не лай
Мою дочку не пугай!
И в дудочек не гуди,
До утра не разбуди!
А приди к нам ночевать,
В люльке Машеньку качать.

Баю, баю, баю, бай,
Ты, собачка, не лай,
Белолапа, не скули,
Мою Таню не буди.
Темна ноченька — не спится,
Моя Танечка боится…,
Ты, собаченька, не лай,
Мою Таню не пугай!

♥♥♥

 

laskovaya-mama.ru

Колыбельные песни. Тексты | Мамочкина записная книжка

А Вы поете колыбельные песни своим деткам? У моей ляльки уже несколько раз появлялось и пропадало желание слушать колыбельные песни. Сначала она с удовольствием слушала песенки и даже иногда под них засыпала, хотя чаще просто успокаивалась. Потом категорически отказывалась слушать колыбельные песенки, раздраженно хныкала и выворачивалась, требуя тишины. Я уже не думала, что буду убаюкивать малышку песнями, но она опять начинала слушать и затихать под колыбельную.

Список колыбельных, которые стоит петь был выбран сразу и пока ни разу не менялся. В число одобренных песен попали: Спят усталые игрушки, Колыбельная песня Умки и несколько народных Баюшек. «Спи, моя радость, усни» была отвергнута, ни разу мне не удалось допеть ее дальше второго куплета. Какие-то песенки были отвергнуты мной, например в песенке кошки есть слова «спи ребеночек чужой»… не могу такое петь своей детке.

Если Вы еще не пели деточке колыбельные, то предлагаю вам попробовать «одобренные нами» песни.

Спят усталые игрушки

(Спокойной ночи малыши)


Спят усталые игрушки,

Книжки спят,

Одеяла и подушки

Ждут ребят,

Даже сказка спать ложится,

Чтобы ночью нам присниться,

Глазки закрывай,

Баю — бай…

В сказке можно покататься

На Луне,

И по радуге промчаться

На коне,

Со слонёнком подружиться,

И поймать перо Жар — птицы,

Ты ей пожелай —

Баю — бай.

Баю — бай, должны все люди

Ночью спать,

Баю — баю, завтра будет

День опять,

За день мы устали очень,

Скажем всем — спокойной ночи,

Спи — засыпай,

Баю — бай.


 

Колыбельная Умки


Ложкой снег мешая

Ночь идет большая

Что же ты, глупышка, не спишь

Спят твои соседи

Белые медведи

Спи скорей и ты, малыш

Спят твои соседи

Белые медведи

Спи скорей и ты, малыш.

Мы плывем на льдине,

Как на бригантине,

По седым суровым морям.

И всю ночь соседи

Звездные медведи

Светят дальним кораблям.

И всю ночь соседи

Звездные медведи

Светят дальним кораблям.

Ложкой снег мешая,

Ночь идет большая

Что же ты, глупышка, не спишь.

Спят твои соседи

Звездные медведи

Спи скорей и ты, малыш.

Спят твои соседи

Звездные медведи

Спи скорей и ты, малыш.


Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю,

Не ложися на краю,

Придет серенький волчек

И ухватит за бочек.

И утащит во лесок

Под ракитовый кусток,

Там птички поют

Тебе спать не дадут.


Баю-баю-баю-бай

Баю-баю-баю-бай,

Ты собачка не лай,

Ты коровка не мычи,

Петушок не кричи,

Наша дочка будет спать

(Наш сыночек будет спать),

Станет глазки закрывать.


Сон приходит на порог

Сон приходит на порог,

Крепко-крепко спи ты!

Сто путей, сто дорог

Для тебя открыты,

Все на свете отдыхает:

Ветер затихает,

Небо — спит, солнце — спит (2раза)

И луна зевает.

Спи, сокровище мое,

Ты такой богатый, —

Все — твое, все — твое.

Звезды и закаты.

Завтра солнышко проснется,

Снова к нам вернется.

Молодой, золотой, (2раза)

Снова день начнется.

Чтобы завтра рано встать

Солнышку навстречу,

Надо спать, крепко спать,

Милый человек!

Спит зайчонок и мартышка,

Спит в берлоге мишка,

Дяди — спят, тети — спят, (2раза)

Спи и ты, малышка!



 











Спокойных вам ночей и цветных снов 🙂

А какие колыбельные любят Ваши ляльки?

mamanashira.ru

народные колыбельные, книга с иллюстрациями Васнецовой

Картина мира в колыбельных песнях и рисунках маленьких детей

Картина мира в колыбельных песнях и рисунках маленьких детей

Покидая материнскую утробу, новорожденный человек становится частью сложнейшей системы пересекающихся, соседствующих, надстроенных друг над другом и разнообразно взаимодействующих миров. Некоторые из этих миров отчетливо видимы, другие — как, например, мир психической жизни, — будучи незримыми, воплощаются в материале других миров, становясь таким образом зримыми, чувственно воспринимаемыми.

Для того чтобы научиться жить и успешно действовать в мире, человеку, входящему в жизнь, необходимо осознать представшую ему многомерную вселенную как умопостигаемое целое, по отношению к которому он будет самоопределяться, искать в нем свое место и прокладывать свои пути. Это невозможно в отсутствие важнейших пространственных и смысловых ориентиров, обобщающей схемы мироздания и представления о месте своего нахождения в ней. Любая человеческая культура обязательно несет в себе модель мира, созданную данной этнокультурной общностью людей. Эта модель мира воплощена в мифах, отражена в системе религиозных верований, воспроизводится в обрядах и ритуалах, закреплена в языке, материализована в планировке человеческих поселений и организации внутреннего пространства жилищ. Каждое новое поколение получает в наследство определенную модель мироздания, которая служит опорой для построения индивидуальной картины мира каждого отдельного человека и одновременно объединяет этих людей как культурную общность.

Такую модель мира ребенок, с одной стороны, получает от взрослых, активно усваивает из культурно-предметной и природной среды, с другой стороны, активно строит сам, в определенный момент объединяясь в этой работе с другими детьми.

Фольклористы, этнографы, культурологи могут многое рассказать о моделях мира древних египтян и ацтеков, австралийских аборигенов и народов Сибири, — вопрос же о том, как и кем формируется и что представляет собой модель мира современных детей, покрыт мраком неизвестности в гораздо большей степени, чем модель мира алеутских эскимосов.

Можно выделить три главных фактора, определяющих формирование модели мира ребенка.

Первый — это влияние «взрослой» культуры, активными проводниками которой являются прежде всего родители, а затем и другие воспитатели.

Второй — это личные усилия самого ребенка, проявляющиеся в разных видах его интеллектуально-творческой деятельности.

Третий — это воздействие детской субкультуры, традиции которой передаются из поколения в поколение детей и чрезвычайно значимы в возрасте между пятью и двенадцатью годами для понимания того, как освоить мир вокруг.

Модель мира любого человека, даже маленького ребенка, доступна для внешнего восприятия только при том условии, что она каким-то образом воплощена, «овнешнена», материализована — в виде рассказа, рисунка, поступка и т. п. Анализируя их, опытный наблюдатель с определенной степенью достоверности может реконструировать внутреннее содержание душевной жизни другого человека, в частности выяснить некоторые особенности его картины мира.

Если же взрослый (например, воспитатель) хочет приобщить ребенка к определенной системе мировоззренчес

kinderbooks.ru

Картинки колыбельная (37 фото) |

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Для того, чтобы успокоить малыша, который не может уснуть, все мамы поют колыбельные. Сейчас очень много колыбельных на любой мотив и на любой вкус.

Баю, баю, баю…

Колыбельная сыночку. Спи сыночек, засыпай…

Мамины колыбельные

Каждый вечер перед сном прячу голову в подушку…

Луна на небе

Кроватка на луне

zabavnik.club

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о