5 лет

Форму общения у детей 4 5 лет психологи определяют как отношения: Особенности развития общения в дошкольном возрасте

Содержание

Особенности развития общения в дошкольном возрасте

Общение влияет на все достижения дошкольного возраста: развитие познавательной сферы и формирование основ детского мировоззрения; на возникновение произвольного поведения, умение действовать в соответствии с правилами; на формирование личного самосознания.

Депривация потребности в общении, узость и ограниченность контактов со взрослыми и сверстниками приводит к нарушениям в развитии познавательной сферы (нарушается формирование обобщений, классификации, опосредования памяти, произвольности внимания, развития речи). Дети, воспитывающиеся в условиях интернатного типа, отличаются сниженной эмоциональностью, скупостью выражения своих переживаний, агрессивностью и тревожностью, неспособностью к сопереживанию. Это показано в исследованиях И. А. Залысиной, Ю. В. Егошкина, Т. Н. Счастной, Е. О. Смирновой.

В дошкольном возрасте одним из условий развития общения является развитие сюжетно ролевой игры  ребенка. Человеческие отношения, которые существуют в мире взрослых, становятся предметом игровой деятельности детей, где взрослый присутствует опосредованно, в идеальной форме. С токи зрения Д. Б. Эльконина, игра – это способ освоения социальной действительности, в котором выражается связь ребенка с обществом. Сюжетные игры могут оказывать влияние на рост коммуникативных навыков, эмоциональное понимание, принятие социальной перспективы и развитие сопереживания.

Еще одним условием развития общения является развитие произвольности поведения, умения действовать по правилу .

Условием успешного развития общения являются определенные особенности познавательной сферы. Способность понимать намерения, чувства, желания другого человека  связана с преодолением эгоцентризма и определяет успешность коммуникации.

Общение дошкольника отличается внеситуативным характером. М. И. Лисина выделяет две основные формы общения со взрослыми. В период от 3 до 5 лет появляется внеситуативно познавательная форма общения ребенка со взрослым. Мотив общения – познавательный, то есть ребенок воспринимает взрослого как источник знаний об окружающей действительности. Ведущая потребность, которую ребенок стремится удовлетворить через общение – потребность в уважении взрослого. Главным средством общения становится речь.

В конце дошкольного возраста формируется внеситуативно личностная форма общения. Содержанием общения становится взаимоотношения, нормы и правила сосуществования людей, то есть мотив общения – личностный. Потребность во взаимопонимании и сопереживании взрослого является главной для внеситуативно личностного общения. Ведущие средства – речевые.

В дошкольном возрасте продолжает свое развитие и общение со сверстниками. С 4 лет сверстник становится более предпочитаемым партнером по общению, чем взрослый. Причина заключается в том, что самосознание в дошкольном возрасте формируется через сравнение себя со сверстниками в процессе общения. М. И. Лисина, Е. О. Смирнова доказали, что сравнивая себя с окружающими детьми, ребенок точнее представляет свои возможности, которые он демонстрирует в разных видах деятельности. В процессе общения со сверстниками развивается самооценка детей, которая становится более адекватной.

Уже в дошкольном возрасте можно выделить популярных и непопулярных детей. Детей, которых отвергают сверстники в детском саду, скорее всего, будут отвергать и их одноклассники в начальной школе. В подростковом и юношеском возрасте весьма вероятно возникновение у них проблем с социальной адаптацией. В отечественной психологии исследования Т. А. Марковой, Т. А. Репиной доказали, что причиной популярности детей дошкольников являются игровые, познавательные, коммуникативные способности ребенка, нравственные качества. Е. О. Смирнова считает, что главным качеством, определяющим популярность дошкольника, является отношение ребенка к сверстнику, а именно: чувствительность и наличие интереса к сверстнику, наличие просоциальных действий, сопереживания другому ребенку.

На протяжении дошкольного возраста общение детей друг с другом существенно изменяется по всем параметрам: содержанию потребности, мотивам и средствам общения.

На протяжении дошкольного возраста меняется форма общения со сверстниками. А. Г. Рузская выделяет несколько форм общения со сверстниками.

Для детей 2–4 лет характерно эмоционально практическое общение. Содержание общения со сверстниками выступает в виде стремления к соучастию в совместных практических занятиях (действия с игрушками, манипуляции, переодевание, подползание, убегание).

Основное содержание коммуникативной потребности – привлечь внимание к себе и получить оценку своим действиям. Дети мало слушают друг друга, главное – демонстрация себя. Дети часто действуют рядом, а не вместе.

Данная форма общения способствует развертыванию инициативы детей, так как общение со сверстниками предполагает равенство; благоприятствует резкому расширению диапазона эмоций – и положительных и отрицательных; общение способствует становлению самосознания через возможность увидеть свои возможности. Основными средствами общения являются локомоции или экспрессивно выразительные движения. Контакты отличаются крайней ситуативностью.

Ситуативно деловая форма  общения со сверстниками характерна для детей 4–6 лет. Сверстник по своей привлекательности в этом возрасте начинает обгонять взрослого и становится предпочитаемым партнером общения. Это связано с изменением ведущей деятельности, считает А. Г. Рузская. Формируется сюжетно ролевая игра, где ребенок моделирует человеческие отношения. Для этого необходимо взаимодействие нескольких партнеров. Содержание общения – деловое сотрудничество. При ситуативно деловом общении дошкольники заняты общим делом, которое требует согласования в достижении цели, выполнение роли. В игре можно выделить два типа отношений: реальные и ролевые. Дети четко отличают эти два типа отношений. Отличие такого сотрудничества от сотрудничества взрослых в том, что для дошкольников важен не результат, а процесс. Взаимодействия носят ситуативный характер.

Основное содержание их коммуникативной потребности – стремление получить признание и уважение ровесника. Стремление привлечь сверстника и чувствительность к его отношению к себе приобретают в это время максимальную яркость. Эти отношения выступают в форме «невидимого зеркала». В сверстнике в это время дошкольник видит самого себя (его отношение к себе) и видит только положительное; позже он начинает вдеть и сверстника, но только его недостатки. Ребенок постоянно сравнивает себя со сверстником, пристально интересуется всем, что делает сверстник. Среди средств общения на этом этапе начинают преобладать речевые – дети много разговаривают друг с другом, но их речь остается ситуативной.

Внеситуативно – деловая форма  общения складывается к 6–7 годам. Этот перелом внешне проявляется в появлении избирательных привязанностей, дружбы и возникновением более устойчивых и глубоких отношений между детьми. Обращения к сверстнику в этом возрасте все больше приобретает внеситуативный характер. Дети рассказывают друг другу о событиях своей жизни, обсуждают планы совместной деятельности, свои и чужие поступки. В играх на первый план выступают правила игры. Конфликты чаще возникают из за несоблюдения правил. Все больше контактов осуществляется на уровне реальных отношений и все меньше – на уровне ролевых. Образ сверстника становится более устойчивым, не зависящим от ситуации, обстоятельств взаимодействия.

Огромную роль, считает М. И. Лисина, играет воздействие взрослого. При общении детей между собой он помогает увидеть в ровеснике равного им самим человека, уважать его. Общение, как и всякая другая деятельность, завершается определенным результатом. Результат общения можно рассматривать как его продукт. Среди них важное место занимают взаимоотношения и образ самого себя.

Таким образом:

  • Общение в дошкольном возрасте определяет развитие познавательной сферы, произвольности поведения, самосознания.
  • Условиями успешного развития общения являются развитие сюжетно ролевой игры, особенности познавательной сферы (преодоление эгоцентризма) и формирование произвольного поведения, умение опосредовать свое поведение определенными нормами и правилами.
  • В дошкольном возрасте формируются две внеситуативные формы общения со взрослым: внеситуативно познавательная и внеситуативно личностная.
  • Примерно с 4 лет сверстник становится более предпочитаемым партнером по общению, чем взрослый. В дошкольном возрасте в группе сверстников можно выделить популярных и непопулярных детей, которые отличаются разным социометрическим статусом. На протяжении дошкольного возраста А. Г. Рузская выделяет ситуативно деловую и внеситуативно деловую формы общения со сверстниками.

Формирование межличностных отношений у детей старшего дошкольного возраста в игровой деятльности

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Формирование межличностных отношений у детей старшего дошкольного возраста в игровой деятльности
  • Липарина С. Н.1.52017-12-15T12:05:43+05:002017-12-15T12:05:43+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [119 0 R 120 0 R 121 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [122 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [124 0 R 125 0 R 126 0 R 127 0 R 128 0 R 129 0 R 130 0 R 131 0 R 132 0 R 133 0 R 134 0 R 135 0 R 136 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 9 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 10 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 11 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 13 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 14 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 15 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 17 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 20 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 22 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 24 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 26 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 28 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 29 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 30 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 31 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 32 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 166 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 34 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 38 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 172 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 39 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 174 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 40 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 41 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 42 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 43 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 180 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 44 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 45 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 46 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 47 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 48 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 49 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 50 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 51 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 189 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 52 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 53 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 191 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 54 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 192 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 55 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 56 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 57 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 58 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 59 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 60 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 61 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 210 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 212 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 213 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 214 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 215 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 216 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 217 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 218 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 219 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 220 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 221 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 222 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 223 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 224 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 225 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 226 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 227 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 92 >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 228 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 93 >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 229 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 94 >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 230 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 95 >> endobj 89 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 231 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 96 >> endobj 90 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 232 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 97 >> endobj 91 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 233 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 98 >> endobj 92 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 234 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 99 >> endobj 93 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 235 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 100 >> endobj 94 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 236 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 101 >> endobj 95 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 237 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 102 >> endobj 96 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 238 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 103 >> endobj 97 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 239 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 104 >> endobj 98 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 240 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 105 >> endobj 99 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 241 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 106 >> endobj 100 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 242 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 107 >> endobj 101 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 243 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 108 >> endobj 102 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 244 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 109 >> endobj 103 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 245 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 110 >> endobj 104 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 246 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 111 >> endobj 105 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 248 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 112 >> endobj 106 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 250 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 113 >> endobj 107 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 252 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 114 >> endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > stream x

    Характеристика внеситуативных форм общения со взрослыми детей старшего дошкольного возраста

    Библиографическое описание:

    Чеботарева, Н. П. Характеристика внеситуативных форм общения со взрослыми детей старшего дошкольного возраста / Н. П. Чеботарева. — Текст : непосредственный // Актуальные задачи педагогики : материалы IX Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2018 г.). — Москва : Буки-Веди, 2018. — С. 46-50. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/279/14314/ (дата обращения: 14.09.2021).

    

    Общение со взрослым человеком имеет большое значение для ребенка на всех этапах его развития. Но особенно важным оно является в детстве, в первые семь лет его жизни, когда закладываются все основы личности и деятельности растущего человека [1]. Именно общение со взрослым способствует формированию у ребёнка и целостной картины мира, и позитивного отношения к окружающим, от того как ведут себя окружающие малыша взрослые зависит формирование мировоззрения ребёнка, становление личности будущего гражданина, члена общества.

    ФГОС ДОО определяет требования к структуре образовательной программе и указывает одним из направлений «создание условий развития ребенка, открывающих возможности для его позитивной социализации, его личностного развития, развития инициативы и творческих способностей на основе сотрудничества со взрослыми и сверстниками и соответствующим возрасту видам деятельности» [4].

    Одной из образовательных областей, обеспечивающих «развитие личности, мотивации и способности детей в различных видах деятельности» является социально-коммуникативное развитие. Эта образовательная область предполагает «развитие общения и взаимодействия ребёнка со взрослыми и сверстниками» [4].

    Проблемами общения взрослого и ребёнка занимались многие педагоги и психологи Лисина М. И., Галигузова Л. Н., Смирнова Е. О. и др. В частности, Елена Олеговна Смирнова на основе концепции генезиса общения Майи Ивановны Лисиной выявила и описала четыре формы общения ребенка со взрослым от рождения и до конца дошкольного детства. Переход от одной формы к другой предполагает развитие интересов малыша, его личностных мотивов, потребностей в различных видах деятельности.

    Каковы основные формы общения ребенка с взрослым в дошкольном возрасте? Так, первая, ситуативно-личностная форма общения возникает на втором месяце жизни и заключается в тесном контакте ребенка с самым главным в жизни ребёнка взрослым — мамой. Во втором полугодии жизни формируется ситуативно-деловое общение с взрослым, в котором главное для ребенка — совместная игра с предметами. На фоне такого общения развивается речь ребёнка, формируется наглядно-действенное мышление, обогащается сенсорный опыт. В возрасте четырех-пяти лет, когда ребенок уже хорошо владеет речью и может разговаривать с взрослым на отвлеченные темы, становится возможным внеситуативно-познавательное общение. А в шесть лет, то есть к концу дошкольного возраста, возникает речевое общение с взрослым на личностные темы [2].

    Рассмотрим подробно внеситуативные формы общения со взрослыми, являющиеся основными для старших дошкольников.

    Содержание этих форм общения выходит за пределы сиюминутной,наглядной ситуации. Предметом общения ребенка с взрослым могут стать такие явления и события, которые нельзя увидеть в конкретной ситуации взаимодействия. Например, они могут говорить о радуге, увиденной вчера после дождя, о том, что из чего сделана игрушка и пр. Также, содержанием общения могут стать переживания, отношения, воспоминания из собственного, пусть и небогатого опыта. Все это также нельзя увидеть глазами и почувствовать руками, однако через общение с взрослым все это становится вполне реальным, значимым для ребенка. Очевидно, что появление внеситуативного общения существенно раздвигает горизонты жизненного мира дошкольника [3].

    Общение, содержание которого не опирается на конкретную, данную в этот момент ситуацию, называется внеситуативным. Внеситуативное общение становится возможным только благодаря тому, что ребенок овладевает активной речью. Ведь речь — это единственное универсальное средство, позволяющее человеку создать устойчивые образы и представления о предметах, отсутствующих в данный момент перед глазами ребенка, и действовать с этими образами и представлениями, которых нет в данной ситуации взаимодействия. [3].

    Существует две формы внеситуативного общения — познавательная и личностная [6].

    При нормальном ходе развития ребёнка познавательное общение складывается примерно к четырем-пяти годам. Явным свидетельством появления у ребенка такого общения являются его вопросы, адресованные взрослому. Не зря этот возраст назван возрастом «почемучек» Эти вопросы в основном направлены на выяснение закономерностей живой и неживой природы. Детей этого возраста интересует все: почему рыбки не тонут, а птички не падают с неба, из чего делают бумагу и т. д. Ответы на все эти вопросы может дать только взрослый. Взрослый становится для дошкольников главным источником новых знаний о событиях, предметах и явлениях окружающего мира.

    Характерно, что детей в этом возрасте удовлетворяют любые ответы взрослого. Им вовсе не обязательно давать научные обоснования интересующих их вопросов, да это и невозможно сделать, так как малыши далеко не все поймут и станут скучать. Достаточно просто связать интересующее их явление с тем, что они уже знают и понимают. Например: насекомые зимуют под снегом, им там теплее; бумагу делают из дерева и т. д. Такие весьма поверхностные ответы вполне удовлетворяют детей и способствуют тому, что у них складывается своя, пусть еще примитивная, картина мира [2].

    В то же время яркие детские впечатления и представления о мире надолго остаются в памяти человека. Поэтому ответы и пояснения взрослого не должны искажать действительность и быть перегружены волшебством. Здесь важна та грань между реальными научными объяснениями и присущими миру детства сказочными образами, которые надолго остаются в памяти и, несомненно, придают ему очарование и незабываемость. Главное, чтобы взрослый не отмахивался от вопросов детей не оставлял их незамеченными. Дело в том, что в дошкольном возрасте складывается новая потребность — потребность в уважении со стороны взрослого. Ребенку уже недостаточно простого внимания и сотрудничества с взрослым, как в младенчестве и раннем дошкольном возрасте. Ему нужно серьезное, уважительное отношение к его вопросам, интересам и действиям. Потребность в уважении, в признании взрослым становится основной потребностью, побуждающей ребенка к общению [5].

    В поведении детей это выражается в том, что они начинают обижаться, когда взрослый отрицательно оценивает их действия, ругает, часто делает замечания. Им важно, чтобы взрослый не просто заметил, но обязательно похвалил их действия. Если взрослый слишком часто делает замечания, постоянно подчеркивая неумение или неспособность к какому-нибудь занятию у ребенка, то у последнего пропадает всякий интерес к этому делу и он стремится избежать его. Наоборот, поощрение взрослого внушает ребенку уверенность в своих силах, и делает важной и любимой ту деятельность, за которую его похвалили. Ребенок, стремясь завоевать, поддержать и усилить положительное отношение и уважение взрослого, будет стараться действовать лучше. [5].

    Со временем дошкольников все более привлекают поступки, поведение окружающих людей, человеческие отношения, нормы поведения, качества отдельных людей. Что такое хорошо, а что такое плохо — эти и другие подобные вопросы волнуют старших дошкольников. И ответы на них опять же может дать только взрослый. Конечно, и раньше родители обращали внимание детей, как нужно вести себя, что можно, а что нельзя, но младшие дети лишь подчинялись (или не подчинялись) требованиям взрослого. Теперь, в шесть — семь лет, правила поведения, человеческие отношения, качества, поступки интересуют уже самих детей. Им важно понять требования взрослых, утвердиться в своей правоте. Поэтому в старшем дошкольном возрасте дети предпочитают разговаривать с взрослым не на познавательные темы, а на личностные, касающиеся правил поведения людей. Так возникает самая сложная и высшая в дошкольном возрасте внеситуативно-личностная форма общения, имеющая целью познание социального мира людей.

    Значимый взрослый по-прежнему является для детей источником новых знаний, и дети по-прежнему нуждаются в его уважении и признании. Но для ребенка, на этом этапе развития, становится важна оценка не конкретных умений, а оценка его моральных качеств и личности в целом и важно, чтобы его отношение к тем или иным событиям совпало с отношением взрослого. Общность взглядов и оценок является для ребенка показателем их правильности. Ребенку в старшем дошкольном возрасте очень важно быть хорошим, чувствовать, что его оценивают как хорошего. Это влияет на его самооценку и на поведение среди сверстников. Если ребенок уверен, что взрослый хорошо относится к нему и уважает его личность, он может спокойно, по-деловому относиться к его замечаниям, касающимся его отдельных действий или умений. [2].

    Потребность во взаимопонимании взрослого — отличительная особенность личностной формы общения. Но если взрослый часто указывает ребёнку только на отрицательные черты характера, это может сильно обидеть и ранить ребенка, и отнюдь не приведет к исправлению. Здесь опять же для поддержания стремления быть хорошим полезнее будет поощрение его правильных поступков и положительных качеств, чем осуждение недостатков ребенка.

    В старшем дошкольном возрасте внеситуативно-личностное общение существует самостоятельно и представляет собой «чистое общение», не включенное ни в какую другую деятельность, как это было ранее. Это общение побуждается личностными мотивами, когда другой человек привлекает ребенка сам по себе. [6].

    Таким образом, мы доказали, что внеситуативно-личностное общение имеет большое значение для развития личности ребенка. Во-первых, ребенок сознательно усваивает нормы и правила поведения и начинает следовать им в своих действиях и поступках. Во-вторых, через личностное общение дети учатся видеть себя как бы со стороны, что является необходимым условием сознательного управления своим поведением. В-третьих, в личностном общении дети учатся различать роли разных взрослых: воспитателя, врача, учителя и т. д. — и в соответствии с этим по-разному строить свои отношения в общении с ними. Взрослым, имеющим непосредственный контакт с детьми — педагогам и родителям, следует учитывать возрастные особенности старших дошкольников в целях формирования у последних адекватной самооценки, а также выработки правильного, с социальной точки зрения, поведения. [5].

    Внеситуативно-познавательное общение — одна из форм общения ребенка со взрослым в концепции генезиса общения М. И. Лисиной, возникающая в середине дошкольного возраста и характерная для детей 4–5 лет. Явным признаком появления этой формы общения являются вопросы ребенка о предметах и явлениях физического мира (о явлениях природы, о машинах, о жизни животных и пр.) Внеситуативно-личностное общение — высшая форма общения ребенка со взрослым в концепции М. И. Лисиной, возникающая в старшем дошкольном возрасте и характерная для детей 6–7 лет. Внеситуативно-личностное общение направлено на познание социального мира: поведение разных людей в разных ситуациях, мотивы поступков. Оно не включено в какую-либо другую деятельность и представляет собой общение в чистом виде.

    Литература:

    1. Галигузова Л. Н., Смирнова Е. О. Ступени общения: от года до семи лет. — М.: АРКТИ, 2012. — 143 с. 480 с.
    2. Лисина М. И. Общение, личность и психика ребенка / под ред. А. Г. Рузской. — М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. — 384с.
    3. Лисина М. И., Галигузова Л. Н. Становление потребности детей в общении со взрослыми и сверстниками //Исследования по проблемам возрастной и педагогической психологии /Под ред. Лисиной М. И. — М.: Педагогика, 1980. — С.145–167.
    4. Приказ Минобрнауки России от 17.10.2013 № 1155 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования». Режим доступа: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/29614.html
    5. Смирнова Е. О. Общение ребенка с взрослым — Режим доступа: http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0301121.shtml
    6. Смирнова Е. О. Общение дошкольников со взрослым и со сверстниками и его влияние на развитие личности ребенка: методы диагностики и коррекции общения детей со взрослыми и со сверстниками. — Абакан: Изд-во Хакасского гос. университета им. Н. Ф. Катанова, 1996. — 102 с.

    Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, взрослый, дошкольный возраст, внеситуативно-личностное общение, общение, старший дошкольный возраст, форма общения, внеситуативно-познавательное общение, личностное общение, правило поведения.

    Особенности общения детей дошкольного возраста : Детский сад №40

      Человеческое общение напоминает своеобразную пирамиду, состоящую из четырех граней: мы обмениваемся информацией, взаимодействуя с другими людьми, познаем их и, вместе с этим, переживаем собственные состояния, возникающие в результате общения. Общение можно рассматривать как способ объединения людей, а также как способ их развития. Общаясь с другими людьми, человек усваивает общечеловеческий опыт, исторически сложившиеся социальные нормы, ценности, знания и способы деятельности, а также формируется как личность.

    Высоко ценил общение и слово воспитателя А.С. Макаренко. "Хорошо сказанное детям деловое крепкое слово, - говорил он,- имеет громадное значение, и, может быть, у нас так много еще ошибок в организационных формах, потому что мы еще и говорить часто с ребятами по-настоящему не умеем. А нужно уметь сказать так, чтобы они в вашем слове почувствовали вашу волю, вашу культуру, вашу личность".

    Особенно велика роль общения в нравственном воспитании. Целенаправленное общение с детьми вызывает у них стремление к самовоспитанию, к совершенствованию своего поведения.

    1. Общение - основное условие развития ребенка, важнейший фактор формирования личности, один из главных видов деятельности человека, устремленный на познание и оценку самого себя посредством других людей. С первых дней жизни ребенка общение является одним из важнейших факторов его психического развития.  В дошкольном возрасте последовательно сменяют друг друга четыре формы общения ребенка с взрослыми:

    -ситуативно-личностное;

    -ситуативно-деловое;

    -внеситуативно-познавательное;

    -внеситуативно - личностное.                              

       (по М.И.Лисиной)

    Изменяется содержание общения, его мотивы, коммуникативные навыки и умения. Формируется один из компонентов психологической готовности ребенка к школе - коммуникативный. Ребенок избирательно относится к взрослым, постепенно начинает осознавать свои отношения с ними: как они к нему относятся и что от него ждут, как он к ним относится и что от них ожидает.

     Первая форма – ситуативно-личностная форма общения – характерна для младенчества. Общение в это время зависит от особенностей сиюминутного взаимодействия ребенка и взрослого, оно ограничено узкими рамками ситуации, в которой удовлетворяются потребности ребенка. Непосредственно-эмоциональные контакты являются основным содержанием общения, поскольку главное, что привлекает ребенка, - это личность взрослого, а все остальное, включая игрушки и прочие интересные предметы, остается на втором плане. В раннем возрасте ребенок осваивает мир предметов. Ему по-прежнему необходимы теплые эмоциональные контакты с мамой, но этого уже не достаточно. У него появляется потребность в сотрудничестве, которая, вместе с потребностями в новых впечатлениях и активности, может быть реализована в совместных действиях со взрослым. Ребенок и взрослый, выступающий как организатор и помощник, вместе манипулирует предметами, выполняют все более сложные действия с ними. Взрослый показывает, что можно делать с разными вещами, как их использовать, раскрывая перед ребенком те их качества, которые тот сам не в состоянии обнаружить. С появлением первых вопросов ребенка: “почему?”, “зачем?”, “откуда?”, “как?”- начинается новый этап в развитии общения ребенка и взрослого.

     Ситуативно-деловое общение. В конце первого года жизни социальная ситуация слитности ребенка и взрослого взрывается изнутри. В ней появляются два противоположных, но взаимосвязанных полюса - ребенок и взрослый. К началу раннего возраста ребенок, приобретая стремление к самостоятельности и независимости от взрослого, остается связанным с ним и объективно (поскольку ему необходима практическая помощь взрослого), и субъективно (поскольку нуждается в оценке взрослого, его внимании и отношении). Это противоречие находит свое разрешение в новой социальной ситуации развития ребенка, которая представляет собой сотрудничество, или совместную деятельность ребенка и взрослого.

    Общение ребенка с взрослым теряет свою непосредственность уже во 2-й половине младенчества: оно начинает опосредоваться предметами. На втором году жизни содержание предметного сотрудничества ребенка с взрослым становится особенным. Содержанием их совместной деятельности становится усвоение общественно-выработанных способов употребления предметов. Своеобразие новой социальной ситуации развития, по словам Д. Б. Эльконина, заключается в том, что теперь ребенок «...живет не вместе с взрослым, а через взрослого, с его помощью. Взрослый делает не вместо него, а совместно с ним». Взрослый становится для ребенка не только источником внимания и доброжелательности, не только «поставщиком» самих предметов, но и образцом человеческих, специфических предметных действий. И хотя на протяжении всего раннего возраста форма общения с взрослым по-прежнему остается ситуативно-деловой, характер делового общения существенно меняется. Такое сотрудничество уже не сводится к прямой помощи или к демонстрации предметов. Теперь необходимо соучастие взрослого, одновременная практическая деятельность вместе с ним, выполнение одного и того же дела. В ходе такого сотрудничества ребенок одновременно получает и внимание взрослого, и его участие в действиях ребенка, и главное — новые, адекватные способы действия с предметами. Взрослый теперь не только дает ребенку в руки предметы, но вместе с предметом передает способ действия с ним.

    Достижения ребенка в предметной деятельности и признание их со стороны взрослых становятся для него мерой своего Я и способом утверждения собственного достоинства. У детей появляется отчетливое стремление к достижению результата, продукта своей деятельности. Конец этого периода знаменуется кризисом 3-х лет, в котором выражает себя возросшая самостоятельность ребенка и целенаправленность его действий. 

              Внеситуативно - познавательная форма общения.

     При нормальном ходе развития познавательное общение складывается примерно к четырем-пяти годам. Явным свидетельством появления у ребенка такого общения являются его вопросы, адресованные взрослому. Эти вопросы в основном направлены на выяснение закономерностей живой и неживой природы. Детей этого возраста интересует все: почему белки от людей убегают, почему рыбки не тонут, а птички не падают с неба, из чего делают бумагу и т. д. Ответы на все эти вопросы может дать только взрослый. Взрослый становится для дошкольников главным источником новых знаний о событиях, предметах и явлениях, происходящих вокруг.

    Интересно, что детей в этом возрасте удовлетворяют любые ответы взрослого. Им вовсе не обязательно давать научные обоснования интересующих их вопросов, да это и невозможно сделать, так как малыши далеко не все поймут. Достаточно просто связать интересующее их явление с тем, что они уже знают и понимают. Например: бабочки зимуют под снегом, им там теплее; белки боятся охотников; бумагу делают из дерева и т. д. Такие весьма поверхностные ответы вполне удовлетворяют детей и способствуют тому, что у них складывается своя, пусть еще примитивная, картина мира.

    В то же время детские представления о мире надолго остаются в памяти человека. Поэтому ответы взрослого не должны искажать действительности и допускать в сознание ребенка все объясняющие волшебные силы. Несмотря на простоту и доступность, эти ответы должны отражать реальное положение вещей. Главное, чтобы взрослый отвечал на вопросы детей, чтобы их интересы не остались незамеченными. Дело в том, что в дошкольном возрасте складывается новая потребность - потребность в уважении со стороны взрослого. Ребенку уже недостаточно простого внимания и сотрудничества с взрослым. Ему нужно серьезное, уважительное отношение к его вопросам, интересам и действиям. Потребность в уважении, в признании взрослым становится основной потребностью, побуждающей ребенка к общению.

    В поведении детей это выражается в том, что они начинают обижаться, когда взрослый отрицательно оценивает их действия, ругает, часто делает замечания. Если дети до трех-четырех лет, как правило, не реагируют на замечания взрослого, то в более старшем возрасте они уже ждут оценки. Им важно, чтобы взрослый не просто заметил, но обязательно похвалил их действия, ответил на их вопросы. Если ребенку слишком часто делают замечания, постоянно подчеркивают его неумение или неспособность к какому-нибудь занятию, у него пропадает всякий интерес к этому делу, и он стремится избежать его.

    Лучший способ научить чему-то дошкольника, привить ему интерес к какому-то занятию - это поощрять его успехи, хвалить его действия. Например, что делать, если ребенок пяти лет совсем не умеет рисовать?

    Конечно, можно объективно оценивать возможности ребенка, постоянно делать ему замечания, сравнивая плохие его рисунки с хорошими рисунками других детей и призывая его учиться рисовать. Но от этого у него пропадает всякий интерес к рисованию, он будет отказываться от того занятия, которое вызывает сплошные замечания и нарекания со стороны воспитателя. И, конечно же, таким образом он не только не научится лучше рисовать, но будет избегать этого занятия и не любить его.

    А можно, наоборот, формировать и поддерживать веру ребенка в свои способности похвалой его самых незначительных успехов. Даже если рисунок далек от совершенства, лучше подчеркнуть его минимальные (пусть даже не существующие) достоинства, показать способности ребенка к рисованию, чем давать ему отрицательную оценку. Поощрение взрослого не только внушает ребенку уверенность в своих силах, но и делает важной и любимой ту деятельность, за которую его похвалили. Ребенок, стремясь поддержать и усилить положительное отношение и уважение взрослого, будет стараться рисовать лучше и больше. А это, конечно же, принесет больше пользы, чем страх перед замечаниями взрослого и сознание своей неспособности.

    Итак, для познавательного общения ребенка с взрослым характерны:

         хорошее владение речью, которое позволяет разговаривать с взрослым о вещах, не находящихся в конкретной ситуации;

         познавательные мотивы общения, любознательность детей, стремление объяснить мир, что проявляется в детских вопросах;

         потребность в уважении взрослого, которая выражается в обидах на замечания и отрицательные оценки воспитателя.

    Внеситуативно - личностная форма общения.

    Со временем внимание дошкольников все более привлекают события, происходящие среди окружающих людей. Человеческие отношения, нормы поведения, качества отдельных людей начинают интересовать ребенка даже больше, чем жизнь животных или явления природы. Что можно, а что нельзя, кто добрый, а кто жадный, что хорошо, а что плохо - эти и другие подобные вопросы уже волнуют старших дошкольников. И ответы на них опять же может дать только взрослый. Конечно, и раньше родители постоянно говорили детям, как нужно вести себя, что можно, а что нельзя, но младшие дети лишь подчинялись (или не подчинялись) требованиям взрослого. Теперь, в шесть-семь лет, правила поведения, человеческие отношения, качества, поступки интересуют уже самих детей. Им важно понять требования взрослых, утвердиться в своей правоте. Поэтому в старшем дошкольном возрасте дети предпочитают разговаривать с взрослым не на познавательные темы, а на личностные, касающиеся жизни людей. Так возникает самая сложная и высшая в дошкольном возрасте внеситуативно-личностная форма общения.

    Взрослый по-прежнему является для детей источником новых знаний, и дети по-прежнему нуждаются в его уважении и признании. Но для ребенка становится очень важно оценить те или иные качества и поступки (и свои и других детей) и важно, чтобы его отношение к тем или иным событиям совпало с отношением взрослого. Общность взглядов и оценок является для ребенка показателем их правильности. Ребенку в старшем дошкольном возрасте очень важно быть хорошим, все делать правильно: правильно вести себя, правильно оценивать поступки и качества своих сверстников, правильно строить свои отношения с взрослыми и ровесниками.

    Это стремление, конечно же, должны поддерживать родители. Для этого нужно чаще разговаривать с детьми об их поступках и отношениях между собой, давать оценки их действиям. Старшие дошкольники по-прежнему нуждаются в поощрении и одобрении взрослого. Но их уже больше волнует не оценка их конкретных умений, а оценка их моральных качеств и личности в целом. Если ребенок уверен, что взрослый хорошо относится к нему и уважает его личность, он может спокойно, по-деловому относиться к его замечаниям, касающимся его отдельных действий или умений. Теперь уже отрицательная оценка его рисунка не так уж сильно обижает ребенка. Главное, чтобы он в целом был хорошим, чтобы взрослый понимал и разделял его оценки.

    Потребность во взаимопонимании взрослого - отличительная особенность личностной формы общения. Но если взрослый часто говорит ребенку, что он жадный, ленивый, трусливый и т. д., это может сильно обидеть и ранить ребенка, и отнюдь не приведет к исправлению отрицательных черт характера. Здесь опять же для поддержания стремления быть хорошим значительно более полезным будет поощрение его правильных поступков и положительных качеств, чем осуждение недостатков ребенка.

    В старшем дошкольном возрасте внеситуативно-личностное общение существует самостоятельно и представляет собой «чистое общение», не включенное ни в какую другую деятельность. Оно побуждается личностными мотивами, когда другой человек привлекает ребенка сам по себе. Все это сближает эту форму общения с тем примитивным личностным (но ситуативным) общением, которое наблюдается у младенцев. Однако личность взрослого воспринимается дошкольником совсем по-другому, чем младенцем. Старший партнер является для ребенка уже не абстрактным источником внимания и доброжелательности, а конкретной личностью с определенными качествами (семейным положением, возрастом, профессией и пр.). Все эти качества очень важны для ребенка. Кроме того, взрослый - это компетентный судья, знающий, «что такое хорошо и что такое плохо», и образец для подражания.

    Таким образом, для внеситуативно-личностного общения, которое складывается к концу дошкольного возраста, характерны:

        потребность во взаимопонимании и сопереживании;

        личностные мотивы;

        речевые средства общения.

    Внеситуативно-личностное общение имеет важное значение для развития личности ребенка. Это значение заключается в следующем. Во-первых, ребенок сознательно усваивает нормы и правила поведения и начинает сознательно следовать им в своих действиях и поступках. Во-вторых, через личностное общение дети учатся видеть себя как бы со стороны, что является необходимым условием сознательного управления своим поведением. В-третьих, в личностном общении дети учатся различать роли разных взрослых: воспитателя, врача, учителя и т. д. - и в соответствии с этим по-разному строить свои отношения в общении с ними.

    Развитие личности дошкольника в общении с взрослым

    Говоря о личности человека, мы всегда подразумеваем его ведущие жизненные мотивы, подчиняющие себе другие. У каждого человека всегда есть что-то самое главное, ради чего можно пожертвовать всем остальным. И чем ярче человек осознает, что для него главное, чем настойчивее стремится к этому, тем более его поведение является волевым. Мы говорим о волевых качествах личности в тех случаях, когда человек не только знает, чего он хочет, но упорно и настойчиво сам добивается своей цели, когда его поведение не хаотично, а направлено на что-то.

    Если такой направленности нет, если отдельные побуждения рядоположенны и вступают в простое взаимодействие, поведение человека будет определяться не им самим, а внешними обстоятельствами. В этом случае мы имеем картину распада личности, возвращение к чисто ситуативному поведению, которое нормально для ребенка двух-трех лет, но должно вызывать тревогу в более старших возрастах. Вот почему так важен тот период в развитии ребенка, когда происходит переход от ситуативного поведения, зависимого от внешних обстоятельств, к волевому, которое определяется самим человеком. Этот период и падает на дошкольное детство (от трех до семи лет).

    Таким образом, если связь между действием и результатом действия понятна ребенку и опирается на его жизненный опыт, он еще до начала действия представляет значение его будущего продукта и эмоционально настраивается на процесс его изготовления. В тех случаях, когда эта связь не устанавливается, действие является для ребенка бессмысленным, и он либо делает его плохо, либо вовсе избегает, чтобы помочь ему понять (осознать) свои желания и удержать их вопреки ситуативным обстоятельствам. Но делать дело ребенок должен сам. Не под вашим нажимом или давлением, а по собственному желанию и решению. Только такая помощь может способствовать становлению его собственных качеств личности.

    Особенности общения в семье.

    «Одиночество – самое страшное наказание», – говорил известный писатель XIX в. Ф. М. Достоевский. С этим афоризмом согласится каждый, кто когда-либо нуждался в помощи, хотел быть понятым и услышанным, но речь в настоящее время идёт не столько о взрослых, сколько о детях, страдающих от недостатка любви и внимания.

    Ребёнку, как и взрослому, свойственно стремление поделиться с кем-то своими проблемами. Если родители не умеют слушать ребёнка, он будет искать другого слушателя, а для родителей будет упущена возможность установить более тесный контакт с ребёнком.

    Для того чтобы ребёнок желал общаться с родителями, необходимо помнить, что основой общения родителей с детьми являются шесть принципов, которые можно записать в виде рецепта. Этот рецепт может стать основным законом воспитания детей в семье: взять принятие, добавить к нему признание, смешать с определённым количеством родительской любви и доступности, добавить собственной ответственности, приправленной любящим отцовским и материнским авторитетом.

    Самым веским принципом является принцип принятия ребёнка. Это проявление родительской любви, когда ребёнок понимает, что его любят несмотря ни на что. В основе настоящего принятия ребёнка лежит значимость – признание его значительности в существовании семьи.

    Хорошие отношения ребёнка с родителями является его признание родителями. Это сохранение у ребёнка чувства собственного достоинства и уверенности в себе, в своих силах. Со стороны родителей – это безграничная вера в то, что ребёнок, оправдает их ожидания. Ребёнок должен чувствовать, что родители стараются понять все его поступки, даже неправильные, но при этом они ему не угрожают, не требуют немедленного покаяния и осознания своей вины, а вместе с ним пытаются понять, что побудило совершить такой поступок и как можно избежать подобных ситуаций в дальнейшем. Признание формирует у ребёнка чувство собственной значимости и необходимости в своей семье.

    Признание – это на стенах в доме рисунки и стихи ребёнка, самое видное место для его поделок, праздничных газет и поздравлений, похвальных грамот и благодарственных писем.

     Отсутствие у родителей умения признавать интересы и способности своего ребёнка может привести к крайне нежелательным последствиям.

    Не менее значимым чувством для ребёнка является родительская любовь. Есть дети, которые имеют родителей, но не знают, что такое любовь. Ребёнок нуждается в любви и ласке независимо от возраста. Детям нужно, чтобы их обнимали, целовали не менее 4-5 раз в день. Иногда родители сетуют на то, что ребёнок-подросток не подпускает к себе, сторонится родительских объятий. В такой ситуации нельзя искать причину только в ребёнке. Возможно, в младшем возрасте проявление любви и ласки на себе со стороны родителей ребёнок ощущал редко, и у него не сформировалась потребность в родительском внимании.

    Посеешь любовь и ласку в детском возрасте, будешь её холить и лелеять в подростковом – и пожнёшь сполна в старости: она вернётся к тебе заботой и вниманием, терпением и терпимостью уже выросших детей.

    Если ребёнок физически и духовно ощущает родительскую любовь и ласку, он не будет принимать требования родителей в штыки.

     Очень значимым принципом в общении детей и родителей является принцип доступности. Быть доступным – это в любую минуту найти в себе силы отложить все свои дела, свою работу, чтобы пообщаться с ребёнком. Нельзя отмахиваться, нельзя списывать на занятость, нельзя переносить на «потом». Если у взрослых нет времени на общение с ребёнком сегодня, то у выросшего ребёнка не будет времени на общение с родителями завтра.

    Однако родители должны помнить, что проводить время с ребёнком – это не значит, без конца читать ему мораль или делать с ним уроки. Быть доступным для ребёнка – это значит вовремя прочитать вопрос в его глазах, ответить на него, доверить ребёнку свои переживания и помочь ему пережить его страдания, поговорить и обсудить их вовремя. Когда ребёнок начинает искать истину в подворотне, в плохой компании, одной из причин такого положения вещей является родительская недоступность, безразличие к ребёнку.

     Воспитание ответственности и самодисциплины в ребёнке зависит от проявления этих качеств родителями в семье. Ежедневно родители должны демонстрировать своим детям собственное проявление ответственности пред ними. Мудрость ответственных родителей состоит в том, что они всегда выполняют то, что обещают детям, а если по каким-то причинам этого не происходит, они находят в себе смелость признать своё неумение сдержать обещание и пытаются исправить собственные ошибки.

    Одним из главных условий воспитания в ребёнке ответственности и самодисциплины является наличие у него определённых обязанностей, которые он должен выполнять ежедневно. Если в обязанности сына или дочери входит уборка дома или вынос мусора, значит, никто другой не должен за них это делать. Безусловно, бывают разные ситуации, но если ребёнок в добром здравии и просто не хочет ничего делать, он должен быть наказан и при этом необходимо, чтобы наказание было им осознанно.

    Неправильным будет брать ответственность за все поступки детей на себя, т.к. такое поведение родителей не учит ребёнка осмысливать свои действия.

    Одним из главных умений родителей в воспитании ответственности в собственных детях является твёрдость и умение сказать ребёнку «нет». Нет ничего страшней в воспитании, если один родитель позволяет, а другой запрещает. Ещё страшнее, когда один из родителей вместе с ребёнком что-то скрывает от другого родителя, боясь его гнева. Потворствуя ребёнку в его неблаговидных поступках, скрывая проступки, мы способствуем вседозволенности, теряем остатки своего родительского авторитета.

    Родительский авторитет – важная составляющая успешности воспитания в семье. Приобретение авторитета в глазах собственных детей - кропотливый труд отца и матери. Мнение родителей о родных и близких, окружающих людях, коллегах по работе, поведение родителей в кругу семьи и вне его, поступки родителей, их отношение к работе и к посторонним людям в обыденной жизни, отношение родителей друг к другу – всё это слагаемые родительского авторитета.

    Авторитетность родителей не состоит в том, чтобы повысить голос, взять в руки ремень, кричать так, что не выдерживают барабанные перепонки, а в том, чтобы спокойно, без ненужных истерик проанализировать ситуацию и предъявить ребёнку требования так, чтобы он понял: об этом ему говорят раз и навсегда.

    Меняется мир, дети XXI века имеют иные информационные возможности, многое умеют из того, чего не умеют их родители. Родители, которые хотят сохранить авторитет в глазах своих детей, должны тоже учиться у них. Какая музыка интересна ребёнку, какие книги он читает, какие речевые обороты он использует, и что они обозначают, - это и многое другое должно интересовать родителей, претендующих на роль авторитетного лица для собственного ребёнка.

    Авторитет не приобретается автоматически с «приобретением» ребёнка. Он нарабатывается годами самоотверженного родительского труда.

    Воспитание ребёнка – это долгосрочная миссия родителей, подвижнический труд.

     

    Правила благополучного родителя:

    1.Чем больше времени родители проведут со своим ребёнком в его детстве и юности, тем больше шансов у престарелых родителей видеть взрослых детей в отцовском доме.

    2.Чем раньше родители научатся проявлять терпение и терпимость по отношению к ребёнку в детстве, тем больше шансов у состарившихся родителей почувствовать по отношению к себе проявление терпения и терпимости от взрослых детей.

    3. Хамство и грубость детства практически всегда возвращаются неуютной и обиженной старостью, очень грустной и очень тоскливой.

    4. Чем больше родители привлекают своих детей к обсуждению жизненно важных вопросов семьи, нравственных проблем, тем больше шансов у престарелых родителей быть в гуще событий жизни своих взрослых детей.

    5. Родители, воспитывая ребёнка, должны задать себе вопрос не только о том, какого ребёнка они хотят вырастить, но и о том, какой они представляют себе свою старость.

    Заключение.

     В заключении можно отметить, что общение является основным условием развития ребенка, одним из наиболее важных моментов, определяющих развитие отношения детей к взрослым. Более всего ребенка удовлетворяет то содержание общения, в котором у него уже появилась потребность.

    Чтобы ребенок смог понимать других, общаться с взрослыми, они должны гуманно относиться к ребенку, учить ребенка активно вступать в контакты с окружающими людьми и с уважением и любовью относиться к ребенку. Однако не всегда взрослые уделяют нужное внимание общению, как одному из специфических средств целенаправленного и активного влияния на детей. А ведь это влияние должно осуществляться через внушение и разъяснение, подражание и убеждение, приучение и упражнение, требование и контроль, поощрение и наказание. И если использование перечисленных методов не дает должного эффекта, то это нередко связано с недостатками и ошибками, допускаемыми взрослыми в общении и отношениях с детьми, что зачастую вызывает у детей неудовлетворенность и отчуждение от старших в семье.

    В раннем возрасте изменяются социальная ситуация развития и ведущая деятельность ребенка. Ситуативно-деловое общение с взрослым становится формой и средством организации предметной деятельности ребенка.    

    А. С. Макаренко  говорил, обращаясь к родителям: “ Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни, даже тогда, когда вас нет дома. Как вы одеваетесь, разговариваете с другими людьми и о других людях, как вы радуетесь или печалитесь, как вы обращаетесь с друзьями или врагами – все это имеет для ребенка большое значение.

     

    Список используемой литературы:

    1.Венгер Л.А., Мухина В.С. «Психология». - М.,1998.

    2.Лисина М.И. «Проблемы онтогенеза общения». – М.,1996.

    3.Немов Р.С. «Психология. Книга 2». - М.,1995.

    4. «Психическое развитие воспитанников детского дома». //Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. - М.,1990.

    5. « Психология детей дошкольного возраста» // Под ред. Запорожца А.В., Эльконина Д.Б. - М.,1964

    6.ЧечетВ.В. «Умеем ли мы общаться с детьми». - М.,1983

    Этический кодекс психолога

    Преамбула
    1. Этический кодекс психолога Российского психологического общества составлен в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года «О персональных данных», Уставом Российского психологического общества, Всеобщей декларацией прав человека, Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования», международной Универсальной декларацией этических принципов для психологов, Этическим метакодексом Европейской федерации психологических ассоциаций.
    2. Консультативным и регулирующим органом Российского психологического общества по вопросам профессиональной этики психолога является Этический комитет Российского психологического общества.
    3. В настоящем Этическом кодексе термин «Психолог» относится к лицу, имеющему высшее психологическое образование.
    4. В настоящем Этическом кодексе термин «Клиент» относится к лицу, группе лиц или организации, которые согласились быть объектом психологических исследований в личных, научных, производственных или социальных интересах или лично обратились к Психологу за психологической помощью.
    5. Действие данного Этического кодекса распространяется на все виды деятельности психологов, определенные настоящим Этическим кодексом. Действие данного Этического кодекса распространяется на все формы работы Психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет.
    6. Профессиональная деятельность психолога характеризуется его особой ответственностью перед клиентами, обществом и психологической наукой, и основана на доверии общества, которое может быть достигнуто только при соблюдении этических принципов профессиональной деятельности и поведения, содержащихся в настоящем Этическом кодексе.
    7. Этический кодекс психологов служит: для внутренней регуляции деятельности сообщества психологов; для регуляции отношений психологов с обществом; основой применения санкций при нарушении этических принципов профессиональной деятельности.

    I. Этические принципы психолога

    Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога. Этические принципы и правила работы психолога формулируют условия, при которых сохраняются и упрочиваются его профессионализм, гуманность его действий, уважение людей, с которыми он работает, и при которых усилия психолога приносят реальную пользу.

    1. Принцип уважения
      Психолог исходит из уважения личного достоинства, прав и свобод человека, провозглашенных и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международными документами о правах человека.
      Принцип уважения включает:
      1. Уважение достоинства, прав и свобод личности
        1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
        2.  Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.
        3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
        4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.
      2. Конфиденциальность
        1. Информация, полученная Психологом в процессе работы с Клиентом на основе доверительных отношений, не подлежит намеренному или случайному разглашению вне согласованных условий.
        2. Результаты исследования должны быть представлены таким образом, чтобы они не могли скомпрометировать Клиента, Психолога или психологическую науку.
        3. Психодиагностические данные студентов, полученные при их обучении, должны рассматриваться конфиденциально. Сведения о Клиентах также должны рассматриваться конфиденциально.
        4. Демонстрируя конкретные случаи своей работы, Психолог должен обеспечить защиту достоинства и благополучия Клиента.
        5. Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога.
        6. Клиент имеет право на консультацию Психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.
        7. Неконтролируемое хранение данных, полученных при исследованиях, может нанести вред Клиенту, Психологу и обществу в целом. Порядок обращения с полученными в исследованиях данными и порядок их хранения должны быть жестко регламентированы.
      3. Осведомленность и добровольное согласие Клиента
        1. Клиент должен быть извещен о цели работы, о применяемых методах и способах использования полученной информации. Работа с Клиентом допускается только после того, как Клиент дал информированное согласие в ней участвовать. В случае, если Клиент не в состоянии сам принимать решение о своем участии в работе, такое решение должно быть принято его законными представителями.
        2. Психолог должен сообщать Клиенту обо всех основных шагах или лечебных действиях. В случае стационарного лечения Психолог должен информировать Клиента о возможных рисках и об альтернативных методах лечения, включая непсихологические.
        3. Видео- или аудиозаписи консультации или лечения Психолог может делать только после того, как получит согласие на это со стороны Клиента. Это положение распространяется и на телефонные переговоры. Ознакомление третьих лиц с видео-, аудиозаписями консультации и телефонными переговорами Психолог может разрешить только после получения согласия на это со стороны Клиента.
        4. Участие в психологических экспериментах и исследованиях должно быть добровольным. Клиент должен быть проинформирован в понятной для него форме о целях, особенностях исследования и возможном риске, дискомфорте или нежелательных последствиях, чтобы он мог самостоятельно принять решение о сотрудничестве с Психологом. Психолог обязан предварительно удостовериться в том, что достоинство и личность Клиента не пострадают. Психолог должен принять все необходимые предосторожности для обеспечения безопасности и благополучия Клиента и сведения к минимуму возможности непредвиденного риска.
        5. В тех случаях, когда предварительное исчерпывающее раскрытие информации противоречит задачам проводимого исследования, Психолог должен принять специальные меры предосторожности для обеспечения благополучия испытуемых. В тех случаях, когда это возможно, и при условии, что сообщаемая информация не нанесет вреда Клиенту, все разъяснения должны быть сделаны после окончания эксперимента.
      4. Самоопределение Клиента
        1. Психолог признает право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.
        2. Клиентом может быть любой человек в случае своей несомненной дееспособности по возрасту, состоянию здоровья, умственному развитию, физической независимости. В случае недостаточной дееспособности человека решение о его сотрудничестве с Психологом принимает лицо, представляющее интересы этого человека по закону.
        3. Психолог не должен препятствовать желанию Клиента привлечь для консультации другого психолога (в тех случаях, когда к этому нет юридических противопоказаний).
    2. Принцип компетентности
      Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе, а также признавать границы своей компетентности и своего опыта. Психолог должен предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имеет опыт.
      Принцип компетентности включает:
      1. Знание профессиональной этики
        1. Психолог должен обладать исчерпывающими знаниями в области профессиональной этики и обязан знать положения настоящего Этического кодекса. В своей работе Психолог должен руководствоваться этическими принципами.
        2. Если персонал или студенты выступают в качестве экспериментаторов в проведении психодиагностических процедур, Психолог должен обеспечить, независимо от их собственной ответственности, соответствие совершаемых ими действий профессиональным требованиям.
        3. Психолог несет ответственность за соответствие профессионального уровня персонала, которым он руководит, требованиям выполняемой работы и настоящего Этического кодекса.
        4. В своих рабочих контактах с представителями других профессий Психолог должен проявлять лояльность, терпимость и готовность помочь.
      2. Ограничения профессиональной компетентности
        1. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте.
        2. Только Психолог осуществляет непосредственную (анкетирование, интервьюирование, тестирование, электрофизиологическое исследование, психотерапия, тренинг и др.) или опосредованную (биографический метод, метод наблюдения, изучение продуктов деятельности Клиента и др.) работу с Клиентом.
        3. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на уровне, достаточном, чтобы поддерживать у Клиента чувство симпатии, доверия и удовлетворения от общения с Психологом.
        4. Если Клиент болен, то работа с ним допустима только с разрешения врача или согласия других лиц, представляющих интересы Клиента.
      3. Ограничения применяемых средств
        1. Психолог может применять методики, которые адекватны целям проводимого исследования, возрасту, полу, образованию, состоянию Клиента, условиям эксперимента. Психодиагностические методики, кроме этого, обязательно должны быть стандартизованными, нормализованными, надежными, валидными и адаптированными к контингенту испытуемых.
        2. Психолог должен применять методы обработки и интерпретации данных, получившие научное признание. Выбор методов не должен определяться научными пристрастиями Психолога, его общественными увлечениями, личными симпатиями к Клиентам определенного типа, социального положения или профессиональной деятельности.
        3. Психологу запрещается представлять в результатах исследования намеренно искаженные первичные данные, заведомо ложную и некорректную информацию. В случае обнаружения Психологом существенной ошибки в своем исследовании после того, как исследование было опубликовано, он должен предпринять все возможные действия по исправлению ошибки и дальнейшему опубликованию исправлений.
      4. Профессиональное развитие
        1. Психолог должен постоянно повышать уровень своей профессиональной компетентности и свою осведомленность в области этики психологической работы (исследования).
      5. Невозможность профессиональной деятельности в определенных условиях
        1. Если какие-либо обстоятельства вынуждают Психолога преждевременно прекратить работу с Клиентом и это может отрицательно сказаться на состоянии Клиента, Психолог должен обеспечить продолжение работы с Клиентом.
        2. Психолог не должен выполнять свою профессиональную деятельность в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием.
    3. Принцип ответственности
      Психолог должен помнить  о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.
      Принцип ответственности включает:
      1. Основная ответственность
        1. Решение Психолога осуществить исследовательский проект или вмешательство предполагает его ответственность за возможные научные и социальные последствия, включая воздействие на лиц, группы и организации, участвующие в исследовании или вмешательстве, а также непрямой эффект, как, например, влияние научной психологии на общественное мнение и на развитие представлений о социальных ценностях.
        2. Психолог должен осознавать специфику взаимодействия с Клиентом и вытекающую из этого ответственность. Ответственность особенно велика в случае, если в качестве испытуемых или клиентов выступают лица, страдающие от медикаментозной зависимости, или лица, ограниченные в своих действиях, а также, если программа исследования или вмешательства целенаправленно ограничивает дееспособность Клиента.
        3. Если Психолог приходит к заключению, что его действия не приведут к улучшению состояния Клиента или представляют риск для Клиента, он должен прекратить вмешательство.
      2. Ненанесение вреда
        1. Психолог применяет только такие методики исследования или вмешательства, которые не являются опасными для здоровья, состояния Клиента, не представляют Клиента в результатах исследования в ложном, искаженном свете, и не дают сведений о тех психологических свойствах и особенностях Клиента, которые не имеют отношения к конкретным и согласованным задачам психологического исследования.
      3. Решение этических дилемм
        1. Психолог должен осознавать возможность возникновения этических дилемм и нести свою персональную ответственность за их решение. Психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе.
        2. В случае, если у Психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет Российского психологического общества за консультацией.
    4. Принцип честности
      Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности психолог должен быть честным, справедливым и уважающим своих коллег. Психологу надлежит четко представлять свои профессиональные задачи и соответствующие этим задачам функции.
      Принцип честности включает:
      1. Осознание границ личных и профессиональных возможностей
        1. Психолог должен осознавать ограниченность как своих возможностей, так и возможностей своей профессии. Это условие установления диалога между профессионалами различных специальностей. 
      2. Честность
        1. Психолог и Клиент (или сторона, инициирующая и оплачивающая психологические услуги для Клиента) до заключения соглашения оговаривают вопросы вознаграждения и иные существенные условия работы, такие как распределение прав и обязанностей между Психологом и Клиентом (или стороной, оплачивающей психологические услуги) или процедура хранения и применения результатов исследования.
          Психолог должен известить Клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам.
          При приеме на работу Психолог должен поставить своего работодателя в известность о том, что:
          – в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;
          – он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;
          – профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;
          – для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих данный Этический кодекс.
          При приеме Психолога на работу работодатель должен получить текст данного Этического кодекса.
        2. Публичное распространение сведений об оказываемых Психологом услугах служит целям принятия потенциальными Клиентами информированного решения о вступлении в профессиональные отношения с Психологом. Подобная реклама приемлема только в том случае, если она не содержит ложных или искаженных сведений, отражает объективную информацию о предоставляемых услугах и отвечает правилам приличия.
        3. Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных Клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг.
        4. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к ним нему Клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.
      3. Прямота и открытость
        1. Психолог должен нести ответственность за предоставляемую им информацию и избегать ее искажения в исследовательской и практической работе.
        2. Психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.
        3. В случае возникновения искажения информации психолог должен проинформировать об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия.
      4. Избегание конфликта интересов
        1. Психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойственных отношений. Психолог должен стараться избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов или эксплуатации отношений с Клиентом в личных интересах.
        2. Психолог не должен использовать профессиональные отношения в личных, религиозных, политических или идеологических интересах.
        3. Психолог должен осознавать, что конфликт интересов может возникнуть после формального прекращения отношений Психолога с Клиентом. Психолог в этом случае также несет профессиональную ответственность.
        4. Психолог не должен вступать в какие бы то ни было личные отношения со своими Клиентами.
      5. Ответственность и открытость перед профессиональным сообществом
        1. Результаты психологических исследований должны быть доступны для научной общественности. Возможность неверной интерпретации должна быть предупреждена корректным, полным и недвусмысленным изложением. Данные об участниках эксперимента должны быть анонимными. Дискуссии и критика в научных кругах служат развитию науки и им не следует препятствовать.
        2. Психолог обязан уважать своих коллег и не должен необъективно критиковать их профессиональные действия.
        3. Психолог не должен своими действиями способствовать вытеснению коллеги из его сферы деятельности или лишению его работы.
        4. Если Психолог считает, что его коллега действует непрофессионально, он должен указать ему на это конфиденциально.

    II. Нарушение Этического кодекса психолога

    1. Нарушение Этического кодекса психолога включает в себя игнорирование изложенных в нем положений, неверное их толкование или намеренное нарушение. Нарушение Этического кодекса может стать предметом жалобы.
    2. Жалоба на нарушение Этического кодекса психолога может быть подана в Этический комитет Российского психологического общества в письменном виде любым физическим и юридическим лицом. Рассмотрение жалоб и вынесение решений по ним осуществляется в установленном порядке Этическим комитетом Российского психологического общества.
    3. В качестве санкций, применяемых к Психологу, нарушившему Этический кодекс, могут выступать: предупреждение от имени Российского психологического общества (общественное порицание), приостановление членства в Российском психологическом обществе, сопровождающееся широким информированием общественности и потенциальных клиентов об исключении данного специалиста из действующего реестра психологов РПО. Информация о применяемых санкциях является общедоступной и передается в профессиональные психологические ассоциации других стран. 
    4. В случае серьезных нарушений Этического кодекса Российское психологическое общество может ходатайствовать о привлечении Психолога к суду.

    Настоящий Этический кодекс психолога принят “14” февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества.

    Этический кодекс в формате pdf (149.8 Кб)

    Для обсуждение Этического кодекса Российского психологического общества присылать комментарии на адрес [email protected]

    Роль родителей в формировании личности ребёнка

    Давыдовская Н.А.
    Врач-невропатолог,
    кандидат психологических наук,
    лауреат премии М.Ломоносова

    «То, что в детстве с нами обращаются определенным образом,
    определяет наше представление о будущем и взаимодействие с
    нашим взрослым миром»
    В. Вульф /4/
    «По сути дела, родители – это те же дети, они живут рядом со своими родителями (теперь бабушками и дедушками), которые по – прежнему учат их, как жить»
    В. Сатир /8/

    Семья и ее роль

    Роль семьи в становлении личности человека первостепенна и неоспорима. В семье ребенок вначале осознает свое физическое окружение, познавая с помощью всех органов чувств окружающий мир, наполняет свой разум образами близких людей, предметов, явлений природы и связанных с ними переживаний. В семье ребенок получает удовлетворение базовых потребностей /7/, усваивает ценностные ориентации, культурные и национальные традиции. В идеале и первый духовный опыт ребенок получает в семье: в форме религии или отношения к природе.

    Ребенок – это творение родителей. Важно, чтобы родители осознавали это и воспринимали воспитание как творческий процесс.

    Семья – это вселенная для ребенка, а родители – как два солнца в ней. Каждый младенец и маленький ребёнок должны почувствовать себя центром вселенной, по крайней мере, на какое-то время (Heinz Kohut). Хайнц Кохут фокусировал внимание на «отражении», при котором младенец смотрит на мать и видит своё «я» отражённым в её радостном взгляде. Так ребёнок чувствует свою самоценность. Второй нормальный процесс – «идеализация», которая начинается с узнавания ребёнком своего родителя или другого любимого человека. Ребёнок нуждается в идеализированном образе родителя, который соответствовал бы эталону родителя, заложенному в генетической памяти. Позитивные образы отца и матери во внутреннем мире ребёнка – основа психики и залог здоровья. «Да, личности отца и матери формируют первый и, очевидно, единственный мир человека, пока он маленький ребенок», – пишет К.Юнг. /1/

    Образы родителей доминируют в сознании ребенка, во многом определяя характер его взаимоотношений с людьми и социальное функционирование в течение всей жизни, оказывая влияние на психическую стабильность и телесное здоровье. Родительские образы включают, с одной стороны, лично приобретённый образ собственных родителей, а с другой – родительский архетип. Эти архетипы – первообразы Отца и Матери – обобщенные образы всех матерей и отцов прошлого, которые заложены в бессознательном ребёнка. «Эти самые обычные и вечно повторяющиеся реальности создают мощные архетипы, постоянную деятельность которых можно по-прежнему непосредственно распознать повсюду даже в наше полное рационализма время»./2/ Родительские архетипы (первообразы) включают позитивный и негативный аспекты.

    Углубленные размышления К.Г. Юнга о роли родительских образов /1/ приводят к выводу, что проекции первообразов Отца и Матери (архетипов) играют важную роль в становлении и стабилизации психики человека.

    Образы родителей и их значения

    Восприятие ребёнком своих родителей меняется в различные периоды жизни, соответственно, и образы их претерпевают изменения. Рассмотрим динамику формирования родительских образов в разные возрастные периоды: период раннего детства, период полового созревания, период взросления и период утраты родителей.

    В раннем детстве, когда сознание ребенка еще развито слабо, родители (в первую очередь, конечно, мать) воспринимаются в более или менее бессознательном состоянии, архетипически. Мать – это источник благоденствия, расслабления, стабильности, по сути – источник жизни, а отец – динамичный, властный, олицетворяет защиту и побуждает к действию. Образы конкретных родителей фрагментарны в восприятии маленького ребенка. «Постоянное присутствие матери сливается с каждым моим воспоминанием. Ее образ неразрывно соединяется с моим существованием, и потому он мало выдается в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в нем», – написал С.Т. Аксаков в своем произведении «Детские годы Багрова – внука».

    Проецирование в раннем детстве архетипов Отца и Матери на своих родителей объясняет идеализацию родителей (мама – самая красивая, а папа – самый сильный) и чрезвычайную чувствительность ребенка к несоответствию между бессознательным идеалом и реальными родителями. И чем больше поведение родителей противоречит их воспитательным установкам, тем противоречивее образы родителей в сознании ребенка, тем большая опасность для него возникновения невроза и соматических заболеваний. Образы родителей формируются в сознании ребенка через органы чувств в непрерывном пространственно-временном континууме, поэтому не так важно, что родители рекомендуют, а важно как они поступают сами. Следовательно, более зрелые и любящие родители являются объектами адекватного проецирования архетипов Отца и Матери и залогом психологического и соматического благополучия ребенка. Восприятие ребенком таких родителей сопровождается гаммой положительных эмоций, а формирование родительских образов происходит под влиянием преимущественно позитивной проекции архетипов Отца и Матери.

    В последующей жизни архетипические образы Отца и Матери уступают индивидуальным образам конкретных родителей, но в бессознательном они остаются могущественными первообразами, которые обнаруживают свое влияние в течение всей жизни. С развитием индивидуального сознания уменьшается важность родительской личности, теряется чувство непосредственной связи и единства с родителями. В идеале «из образа родителей выделяется архетип взрослого человека, образ мужчины, каким его с давних времён знала женщина, и образ женщины, который тысячелетиями носит в себе мужчина» /2/. Взаимное проецирование этих архетипов делает возможным создание семьи, но родительские образы могут оказывать влияние на выбор конкретных носителей проекции мужского и женского начала. Доминирование родительского образа обнаруживается, если при выборе любимого человека решающим фактором было позитивное или негативное сходство с родителями /2/. Когда в семье появляются дети, мужчины и женщины осваивают роли отца и матери и, в свою очередь, становятся воплощением первообразов Отца и Матери для своих детей. Теперь они – взрослые люди. Образы их родителей связаны с конкретными родителями, а архетипы стабилизированы проекцией: архетипа Матери – на семью, церковь, природу, вселенную, архетипа Отца – на закон, общество, нацию. Эта динамика сохраняется, пока родители живы, и меняется, когда родители уходят. В периоде горевания исчезают остатки относительной инфантильности, укрепляется позиция взрослого и родителя своим детям. Образы ушедших родителей очищаются от житейского налета, вновь идеализируются, погружаются в бессознательное и, возвращаясь к первообразам, приобретают свойства символа.

    Положительные родительские образы – символы родителей помогают стабилизировать психику индивидуума в трудных жизненных ситуациях. Оживляя в памяти положительно окрашенные символы, человек бессознательно активизирует сопутствующую им положительную энергию.

    Отрицательный образ родителя и его влияние на психику ребенка

    Иначе складывается динамика родительских образов в сознании человека, воспитанного родителями, которые были невротизированы, испытывали страхи, гневались, манипулировали близкими, проявляли лицемерие, безнравственность, беспринципность, а свою незащищенность компенсировали отчужденностью или тиранией в семье. Такие родители становятся источником страдания для ребенка, даже если и «по-своему» любят его. Отрицательные эмоции от общения с такими родителями становятся причиной создания отрицательных их образов в разуме ребенка. К.Г. Юнг высказался однозначно: «Всегда, когда маленький ребенок демонстрирует симптомы невроза, не стоит терять много времени на исследование его подсознания. Нужно начать исследование в другом месте, в первую очередь у матери, ибо родители, как правило, являются или прямыми источниками неврозов у детей, или, как минимум, важнейшей составной частью этого источника» /1/.

    В таких случаях индивидуальные образы конкретных родителей формируются под влиянием, в основном, отрицательного аспекта архетипа Отца или Матери – в расщепленном варианте. И теперь реальные родители воспринимаются только через призму отрицательного родительского образа. Позитивный аспект родительского образа остаётся в бессознательном и может быть спроецирован на кого-то из родственников, или на чужого человека, проявившего интерес и сочувствие к ребенку, или на группу лиц, или на домашних животных. Отношения с родителями в таких случаях осложняются из-за проекции на них отрицательных чувств, возможны побеги из дома, бродяжничество, проявление агрессии. Социализация такого ребенка крайне затруднена. В других случаях ребенок может замкнуться на себе, создать свой собственный мир. Тогда он формально общается с близкими, проявляя конформность и чудеса манипуляции. Проекции архетипов, осевшие в личном бессознательном ребенка, при слаборазвитом детском сознании оживляют бессознательные процессы, наполняя их энергией. Клинически у ребенка это может проявиться переоценкой своей личности, пренебрежительным, презрительно-снисходительным отношением к родителям, которые не вызывают у него уважения, высокомерием, безудержным фантазированием с элементами сказок, мифов, иногда космического содержания, и, конечно, девиантным поведением, когда отрицательные образы значительно оживляют архетип тени. Повзрослев, такой человек весь негатив и подавленную агрессию, накопленные в родительской семье, бессознательно проецирует на окружающий мир, окрашивая вселенную в мрачные тона. Индивидуум испытывает неуверенность в себе, безотчетный страх перед незнакомыми людьми, администрацией и силовыми структурами, недоверие к окружающим людям и бессознательно занимает оборонительную позицию в обществе. Отрицательные эмоции вызывают напряжение в нервной системе и приводят к психосоматическим заболеваниям.

    Схема функционирования родительских образов в разные возрастные периоды помогла мне ретроспективно проанализировать случаи из моей врачебной практики.
    Примером может служить следующее наблюдение: пациент С., 22 лет, обратился ко мне как невропатологу с жалобами на постоянную головную боль, внутреннее напряжение, резко выраженную раздражительность, возбудимость, тревожность и ощущение, что незнакомые люди на улице проявляют злобность по отношению к нему: «косо смотрят», что вызывает желание вступить в драку.

    Объективно выявлены эмоциональная и вегетативная неустойчивость, повышенная потливость, покраснение лица, груди при эмоциональной нагрузке, дрожание рук, повышенное артериальное давление.

    С. пришёл в сопровождении матери. В отношениях сына и матери была заметна напряжённость. В дальнейшей беседе обнаружилась агрессия по отношению к родителям. В детстве они, желая видеть его отличником, наказывали за плохие оценки и заставляли делать уроки до 4-5 часов утра. А теперь, когда он самостоятельный человек и сам зарабатывает себе на жизнь, родители продолжают контролировать его поведение, устраивают скандалы (особенно мать), если он задерживается, даже если предупредил об этом по телефону. В последние 2 года неоднократно в драках получал травмы головы без потери сознания.

    Было проведено лечение сосудистыми препаратами и психотерапия, оказавшее положительный эффект. Пациент с удивлением заметил, что перестал ощущать агрессию со стороны окружающих людей и свободно чувствует себя в обществе. Исчезли головная боль и внутреннее напряжение, уменьшились эмоциональная и вегетативная неустойчивость, нормализовалось артериальное давление.

    У взрослых при сформированных отрицательных родительских образах позитивный аспект родительского образа бессознательно проецируется на авторитеты, на лиц, старших по возрасту или служебному положению, вместе с неоправдавшимися в родительской семье ожиданиями любви, эмоциональной поддержки, одобрения, похвалы, что может стать основой зависимого поведения с манипуляциями и угодничеством.

    При резко выраженном разобщении с близкими людьми и оживлении архетипа тени в бессознательном, архетипы Отца и Матери могут быть спроецированы на асоциальных личностей и криминальные авторитеты. Такой индивидуум обретает силу и уверенность в рамках сомнительного «братства», и находится в оппозиции к обществу и закону.

    Влияние родительского комплекса на будущие поколения

    Когда мужчина и женщина с проблемными родительскими образами в разуме создают семью, они могут бессознательно проецировать на своих супругов или их родителей позитивный аспект родительского образа вместе с бессознательными ожиданиями идеального отношения к себе, но переносят в новую семью модель своего поведения в родительской семье. Эта бессознательная противоречивость становится источником напряжения во взаимоотношениях и основой конфликта. В других случаях отрицательный родительский образ проецируется на супруга (супругу) или его (её) родителей. Часто такой перенос проекции способствует идеализации собственных родителей, что поддерживает инфантильность индивида.

    Бывает, что мужчина, лишенный в детстве материнской любви и ласки, может бессознательно проецировать идеальный образ матери на жену, обнаруживает инфантильное поведение и даже испытывает неприязнь к своему ребенку, бессознательно ревнуя его к матери, как это нередко происходит со старшим ребенком в семье по отношению к младшему. 

    Женщина, которая была лишена в детстве эмоциональной близости с матерью и испытывала большую привязанность к отцу, создавая семью, может проецировать на супруга не только мужское начало, но и идеальный образ отца, что может стать причиной сексуальных нарушений и эмоциональной зависимости. У лиц, имевших в детстве конфликтные отношения с родителями противоположного пола, отрицательный аспект мужского или женского начала (анимы или анимуса) проецируется в его личное бессознательное, что приводит к внутреннему конфликту, скрытой или явной неприязни к лицам противоположного пола, конфликтным отношениям в семье или к частой смене партнера в поисках идеала/2/. Известно, что став взрослым, индивидуум часто проявляет качества того родителя, с которым был в конфликте в детстве (явном или скрытом) и чей образ был более значим для него. Мужчина, который в детстве защищал мать от побоев отца, в роли мужа избивает свою жену. Женщина, страдавшая в детстве от эмоциональной сдержанности своей матери, в роли матери отказывает в ласке и похвале своему ребенку. Теперь и это поколение родителей не может быть адекватным объектом проецирования архетипов Отца и Матери для своих детей, что способствует формированию отрицательных родительских образов в их разуме. Кроме того, возможно наследование ребенком отрицательного родительского образа и тогда достаточно даже однократного злоупотребления родительской властью (ведь идеальных родителей нет), чтобы этот ребенок стал воспринимать родителя только через призму отрицательной проекции. Таким образом, родительский комплекс передается из поколения в поколение /2/.

    К.Г.Юнг в лекциях, прочитанных в Лондоне в мае 1924г., приводит множество ярких и убедительных примеров, когда родители бессознательно становились причиной неврозов у своих детей, а дети бессознательно перенимали негативные установки своих родителей или являлись объектами бессознательных родительских проекций мужского и женского начала /1/.

    Утрата родителей: что меняется?

    Индивидуумы с родительским комплексом психологически относительно стабильны, пока родители живы. Негатив в разуме, связанный с отрицательным родительским образом, проецируется на конкретного родителя и конфликт осознаваем. При утрате родителей их образы погружаются в… «иной мир» коллективного бессознательного, где они продолжают иметь ту же дезинтегрирующую склонность к образованию проекций, что и раньше»(1). Конфликт продолжается, но уже не осознаваемый. Стабилизирующим фактором остается бессознательная проекция позитивного аспекта родительского образа на значимых для индивидуума лиц из своего окружения. В случае, если конкретные носители этой проекции будут вести себя по отношению к индивидууму также, как его собственные родители (что естественно, так как они не знают о возложенных на них ожиданиях и не собираются им соответствовать), или индивидуум внезапно разочаруется в своем кумире, или потеряет его, может наступить острая дезинтеграция личности по типу психоза, или продолжительная депрессия, или психосоматическое заболевание. «Как при внезапном растворении такой проекции, так и при внезапном впадении в безотцовщину, в состояние сиротства, можно в отдельных случаях получить опасные последствия из-за внезапной активации бессознательного, всегда сопровождающего это впадение» /1/.

    Примеры из моей практики.
    Пациентка З., 38 лет, выросшая без отца, многодетная мать, с обожанием относилась к своему супругу, который был старше нее на 25 лет, преданно ухаживала за ним, когда он болел. После его смерти, потеряв опору, впала в депрессию, и через 2 года представляла собой жалкую, седую, резко постаревшую женщину, вся жизнь которой осталась в прошлом.

    Пациентка С., 49 лет, домохозяйка, мать сына – инвалида, после трагической гибели своего супруга обращалась к врачам с многочисленными жалобами на здоровье и производила впечатление растерянного ребёнка. Лечение оказалось безуспешным, прогрессировали заболевание почек, дегенеративные изменения сетчатки глаз, депрессивный синдром. Через 2 года пациентка потеряла зрение и получила инвалидность I группы.

    Пациентка Т., 50 лет, в детстве долго болела после смерти матери, а в юности – после смерти бабушки. Ухудшение здоровья наступило в 43 года после смерти свекрови. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения. Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров. В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст (когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин). Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний. Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс». В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К.Г. Юнгом/1/, с восстановлением саморегуляции организма и спонтанным излечением от ряда психосоматических заболеваний. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем.

    В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается. Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически.

    Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте – планета, сбившаяся с орбиты».

    Пример из практики: пациентка К., 50 лет, не создавшая собственной семьи, жила с заботливыми родителями. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления. Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние. Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги.


    Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме.

    Необыкновенная девочка

    Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. 12-и лет стала настолько истеричной и агрессивной, что была отстранена от занятий в школе. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Л. его очень любила, считала отцом и нуждалась в нём. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. стыдились, что она «бегает к неродному отцу и надоедает ему».
    Мать Л. была занята на работе в течение дня, а за детьми присматривали две бабушки. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей (у Л. был младший брат).

    Мое общение с Л. продолжалось около 3-х месяцев. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. была покинута родным отцом в раннем детстве, во-вторых, оставлена отчимом, на которого она проецировала архетип отца. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама – рядом, т. е. налицо расщепление материнского образа: негативный аспект проецируется на бабушек, а позитивный аспект вытеснен в бессознательное. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения. Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность. Л. с энтузиазмом восприняла это предложение. Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией.
    Расширение общения было односторонним. Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы. «Это что, такая девочка необыкновенная, что ты с ней возишься?» – спросила коллега. «Да», – подтвердила я. «Стала бы я возиться с ней, если бы она не была такой необыкновенной».

    Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. «Вы правда считаете, что я необыкновенная?» – спросила она со страстью. «Конечно», – ответила я, приобняв ее, – «я считаю, что ты необыкновенная и очень способная». Лицо Л. засветилось от радости.

    И вот наступил день, когда Л. зашла ко мне в кабинет со значительным выражением лица и задала вопрос: «Как вы считаете, может один человек с помощью добра помочь другим людям стать добрыми?». Я высказала предположение, что, видимо, она представляет, как это сделать. Девочка стала увлеченно рисовать. Она нарисовала квадрат, в правом нижнем углу обозначила кружочком и солнцем доброго человека, а по остальным углам квадрата обозначила кружочками недобрых людей. «Добрый человек может поделиться добром с этими людьми», – сказала она и нарисовала солнышки над кружочками, обозначавшими недобрых людей. «Когда все люди добрые, это – счастье», – сказала она и нарисовала в центре квадрата солнце. Л. была очень довольна проделанной работой и решила, что эта картинка навсегда останется с ней – в душе. Это было наше последнее занятие. Она пришла еще раз, чтобы подарить мне нарисованную ею картинку – цветок розы. Л. вернулась в школу и успешно закончила учебный год. Мне она больше не звонила. Через месяц она принесла книгу, которую я давала почитать ее бабушке. Девочка выглядела уверенной и независимой. Она больше не нуждалась в моей поддержке.
    Судя по символике последнего рисунка, девочка интегрировала позитивный образ отца в виде солярного символа (солнце – один из символов архетипа Отца). Активизации позитивного аспекта материнского образа способствовала взятая мною роль принимающей, хорошей мамы. Расщепление родительских образов – внутренних родительских объектов – было устранено, связь с архетипами Отца и Матери адекватно восстановлена. Изменилась внутренняя реальность ребёнка. Образы родителей стали человечнее, что помогло Л. принять своих близких такими, какие они есть в реальности. Восстановилось душевное равновесие девочки и кризис был преодолен.

    Влияние родителей и связанных с ними переживаний на становление личности существенно дополняется генетическим наследованием, врожденной способностью к образованию комплексов.

    «Поэтому родительский комплекс есть не что иное, как проявление столкновения между действительностью и непригодным в этом смысле свойством индивида. Следовательно, первой формой комплекса должен быть родительский комплекс, потому что родители – это первая действительность, с которой ребенок может вступить в конфликт» /2/. Ст. Гроф, посвятивший свою жизнь исследованиям сознания и бессознательного, соглашается, что оскорбления, травмы, недостаток любви в младенчестве и детстве влияют на развитие ребенка, но большое значение он придает травме биологического рождения /6/. Но как бы глубоко в трансцендентном прошлом ни находились истоки родительского комплекса, проявляется он в настоящем конкретных родителей и детей. В идеале индивидуум может приобрести мудрость в зрелом возрасте, увидеть родительские ошибки своих взрослых детей, ретроспективно осознать собственные комплексы и простить своих родителей. Но такое «изживание» родительского комплекса отдельной личностью не меняет ситуации в целом. Как правило, зрелость родителей не наступает к моменту появления у них детей, и родительский комплекс в той или иной степени выраженности широко распространен в нашем обществе. «Конечно, невозможно, чтобы у родителей не было никаких комплексов. Это было бы сверх человеческих возможностей, но родители должны с ними бороться, хотя бы ради детей» /1/. В настоящее время эта рекомендация К.Юнга вполне осуществима.

    Как может помочь психотерапия?

    Психотерапия способствует переработке отрицательной информации во внутреннем мире человека с постепенной интеграцией содержаний бессознательного, включая родительские образы.

    Невозможно изменить свое реальное прошлое и прошлое своих родителей, но можно принять образы родителей в Высшем потенциале, в соответствии с эталоном, заложенном в генетической памяти, почувствовать в процессе психотерапии их любовь и близость. В ходе психотерапевтической работы происходит «починка» родительского образа во внутреннем мире за счёт позитивной части архетипа. Этот позитивный аспект помогает трансформировать отрицательный родительский образ и тем самым освободиться от сопутствующих отрицательных эмоций.
    Психотравмирующее прошлое трансформируется в жизнеутверждающее настоящее, что позволяет обрести душевное равновесие, удивительное ощущение присутствия в этом мире «здесь и сейчас», способствует улучшению саморегуляции организма и излечению от психосоматических заболеваний. Позитивный душевный настрой родителей – основа гармоничных отношений в семье, необходимых для воспитания ребёнка. 

    Родители – творцы, являясь живым воплощением архетипов Отца и Матери для своих детей в раннем детстве, вносят неоценимый вклад в формирование внутренней вселенной своего ребенка и закладывают основу психологического здоровья для последующих поколений. Самой природой на родителей возложена основная ответственность за воспитание и становление личности своего ребенка. Родителям важно иметь понятие о структуре разума, о динамике формирования родительских образов в разуме ребёнка, осознать значение детской бессознательной проекции на них первообразов – архетипов Отца и Матери и насущную необходимость соответствовать этой проекции. Родителям важно осознавать, что психологические проблемы ребёнка являются индикаторами психологических проблем самих родителей.

    Семьи, имеющие психологические проблемы, в настоящее время могут получить квалифицированную психологическую и психотерапевтическую помощь. Кроме работы с психологом – психотерапевтом, в настоящее время широко используются аппараты для гармонизации структур головного мозга, имеющих отношение к долговременной памяти и эмоциям. Приятная процедура биоакустической коррекции (БАК) или аппаратная методика БОС (биологически обратная связь) позволяют устранить эмоциональное напряжение в подкорковых структурах. Это способствует восстановлению саморегуляции организма и излечению от невроза и ряда психосоматических заболеваний.

    Статья расчитана на широкий круг читателей, включая психологов, педагогов, врачей.

    Список литературы:
    1. К.Г. Юнг. «Божественный ребенок» Москва. Олимп, 1997г. стр. 23, 19-59(55), 89-99(91), 206.
    2. К.Г. Юнг «Проблемы души нашего времени» Изд. «Питер», Санкт- Петербург Москва – Харьков – Минск 2002г., стр. 105-106, 14, 149-158 (157), 254-257.
    3. Карл Юнг. «Избранное». Изд. «Попурри», Минск, 1998г., стр. 109, стр. 171-184.
    4. В.Вульф «Танец жизни». М.Ю. Ассоциация «Холодинамика», РОО НМО «Творчество», 1998г., стр. 21,33,120,123.
    5. Фритьоф Капра. «Уроки мудрости». Издательство трансперсонального института, Москва. AirLand, Киев, 1996г.
    6. Станислав Гроф. «Космическая игра». Исследования рубежей человеческого сознания. Издательство трансперсонального института, Москва, 1997 г.
    7. Абрахам Маслоу. «Новые рубежи человеческой природы». Изд. «Смысл». Будапешт-Москва, 1999г., стр.186-191.
    8. Шэрон Лойшен «Психологический тренинг умений». Школа Вирджинии Сатир. Изд. «Питер». Санкт – Петербург - Москва – Харьков – Минск 2001г., стр. 22.

    Глава 1. Особенности общения дошкольников со сверстниками

    Глава 1. Особенности общения дошкольников со сверстниками

    Часто возникает вопрос: кто нужнее ребенку и с кем дошкольники должны проводить больше времени – с взрослым или со сверстниками? Отвечая на этот вопрос, важно подчеркнуть, что здесь не может быть альтернативы – «или-или». Общение со сверстникам вносит свой вклад в становление личности, поскольку оно имеет ряд существенных особенностей, качественно отличающих его от общения с взрослым.

    Первая и наиболее важная черта общения дошкольников состоит в большом разнообразии коммуникативных действий и чрезвычайно широком их диапазоне. В общении дошкольника со сверстником можно наблюдать множество действий и обращений, которые практически не встречаются в контактах с взрослым. Общаясь со сверстником, ребенок спорит с ним, навязывает свою волю, успокаивает, требует, приказывает, обманывает, жалеет и пр. Именно в общении со сверстником впервые появляются такие сложные формы поведения, как притворство, стремление сделать вид, выразить обиду, нарочито не отвечать партнеру, кокетство, фантазирование и др. Столь широкий диапазон детских контактов определяется большим разнообразием коммуникативных задач. Взрослый до конца дошкольного возраста остается в основном источником оценки, новой информации и образцов действия. По отношению к сверстнику уже с 3-4-летнего возраста ребенок решает значительно более широкий спектр коммуникативных задач: управление действиями партнера, контроль за их выполнениями, оценка конкретных поведенческих актов, совместная игра, навязывание собственных образцов, сравнение с собой. Такое разнообразие коммуникативных задач требует освоения широкого спектра коммуникативных действий.

    Второе яркое отличие общения сверстников обобщения их с взрослыми заключается в его чрезвычайно яркой эмоциональной насыщенности. В среднем в общении сверстников (по данным В. Ветровой) наблюдается в 9-10 раз больше экспрессивно-мимических проявлений, выражающих самые разные эмоциональные состояния – от яростного негодования до бурной радости, от нежности и сочувствия до драки. Действия, адресованные сверстнику, характеризуются значительно большей аффективной направленностью. В среднем, дошкольники втрое чаще одобряют ровесника и в 9 раз чаще вступают с ним в конфликтные отношения, чем при взаимодействии с взрослым.

    Столь сильная эмоциональная насыщенность контактов дошкольников, по-видимому, связана с тем, что начиная с 4-летнего возраста сверстник становится более предпочитаемым и привлекательным партнером по общению. Значимость общения, которая выражает степень напряженности потребности в общении и меру устремленности к партнеру, значительно выше в сфере взаимодействия со сверстником, чем с взрослым.

    Третья специфическая особенность контактов детей заключается в их нестандартности и нерегламентированности. Если в общении с взрослым даже самые маленькие дети придерживаются определенных форм поведения, то при взаимодействии со сверстниками дошкольники используют самые неожиданные и оригинальные действия и движения. Этим движениям свойственна особая раскованность, ненормированность, незаданность никакими образцами: дети прыгают, принимают причудливые позы, кривляются, передразнивают друг друга, придумывают новые слова и небылицы и т. п. Подобная свобода, нерегламентированность общения дошкольников, позволяет предположить, что общество сверстников помогает ребенку проявить свою оригинальность и свое самобытное начало. Если взрослый несет для ребенка культурно нормированные образцы поведения, то сверстник создает условия для индивидуальных, ненормированных, свободных проявлений ребенка. Естественно, что с возрастом контакты детей все более подчиняются общепринятым правилам поведения. Однако нерегламентированность и раскованность общения, использование непредсказуемых и нестандартных средств, остается отличительной чертой детского общения до конца дошкольного возраста.

    Еще одна отличительная особенность общения сверстников – преобладание инициативных действий над ответными. Особенно ярко это проявляется в невозможности продолжить и развить диалог, который распадается из-за отсутствия ответной активности партнера. Для ребенка значительно важнее его собственное действие или высказывание, а инициатива сверстника в большинстве случаев им не поддерживается. Инициативу взрослого дети принимают и поддерживают примерно в два раза чаще. Чувствительность к воздействиям партнера существенно меньше в сфере общения со сверстником, чем с взрослым. Такая несогласованность коммуникативных действий детей часто порождает конфликты, протесты, обиды.

    Перечисленные особенности отражают специфику детских контактов на протяжении всего дошкольного возраста. Однако содержание общения детей существенно меняется от 3 к 6–7 годам.

    1.1. Развитие общения со сверстниками в дошкольном возрасте

    На протяжении дошкольного возраста общение детей друг с другом существенно изменяется: меняется содержание, потребности, мотивы и средства общения. Эти изменения могут протекать плавно, постепенно. Однако в них наблюдаются качественные сдвиги, как бы «переломы». От 2 до 7 лет отмечаются два таких перелома. Первый происходит приблизительно в 4 года и внешне проявляется в резком возрастании значимости сверстника в жизни ребенка. Если до 4 лет потребность в общении со сверстником занимает достаточно скромное место (ребенку 2–4 лет гораздо важнее общаться с взрослым и играть с игрушками), то у 4-5-летних детей эта потребность выдвигается на первое место. Теперь уже дети начинают явно предпочитать общество сверстника обществу взрослого или одиночной игре. Второй «перелом» внешне выражен менее четко, однако он не менее важен. Его внешние проявления связаны с появлением избирательных привязанностей и более устойчивых и глубоких отношений между детьми (дружбы).

    Эти переломные моменты можно рассматривать как временные границы трех этапов развития общения детей, которые по аналогии с общением ребенка с взрослым были названы формами общения (Развитие общения со сверстниками, 1989).

    Первая из них – эмоционально-практическая форма общения со сверстниками (2–4 года). В младшем дошкольном возрасте ребенок ждет от сверстника соучастия в своих забавах и жаждет самовыражения. Ему необходимо и достаточно, чтобы сверстник присоединялся к его шалостям и, действуя с ним вместе или попеременно, поддержал и усилил общее веселье. Каждый участник такого эмоционально-практического общения озабочен прежде всего тем, чтобы привлечь внимание к себе и получить эмоциональный отклик партнера в виде подражания своим движениям, позам, звукам.

    Главная особенность такого общения – подражание действиям другого. Малыши с восторгом подхватывают любые, даже самые странные затем, копируют звуки, позы или движения другого. В сверстнике дети видят лишь свое отражение, а его самого (его действия, желания, настроения), как правило, не замечают. Он является для них как бы «невидимым зеркалом», в котором они видят только себя. Эмоционально-практическое общение крайне ситуативно – как по своему содержанию, так и по средствам осуществления. Оно целиком зависит от конкретной обстановки, в которой происходит взаимодействие, и от практических действий партнера. Характерно, что введение привлекательного предмета в ситуацию может разрушить взаимодействие детей: они переключают внимание со сверстника на предмет или же дерутся из-за него.

    На данном этапе общение детей еще не связано с их предметными действиями и отделено от них. Основные средства общения детей – локомоции или экспрессивно-мимические движения. После 3 лет общение детей все больше опосредуется речью, однако речь пока крайне ситуативна и может быть средством общения только при наличии зрительного контакта и выразительных движений.

    Содержание контактов детей раннего возраста, несмотря на внешнюю простоту, не поддается однозначному определению и не укладывается в привычные рамки общения взрослых между собой или ребенка с взрослым. Это, бесспорно, практические действия, предполагающие физический контакт, перемещение в пространстве и пр. Но в отличие от ситуативно-делового общения с взрослым эти действия лишены деловой цели. Общение детей друг с другом ярко эмоционально окрашено, однако квалифицировать его как личностное можно лишь с существенными оговорками: дети слабо и поверхностно реагируют на партнера, они стремятся главным образом выявить самих себя.

    По-видимому, эмоционально-практическое взаимодействие дает ребенку ощущение своего сходства с другим, равным ему существом. Это переживание своей общности с другим человеком, причастности к другому вызывает бурную радость. Общение ребенка со сверстниками, протекающее в свободной, нерегламентированной форме, создает оптимальные условия для осознания и познания самого себя. Воспринимая свое отражение в другом, малыши лучше выделяют себя и получают как бы еще одно подтверждение своей целостности и активности. Получая от сверстника ответную реакцию и поддержку в своих играх и затеях, ребенок реализует свою самобытность и уникальность, что стимулирует самую непредсказуемую инициативность малыша.

    Следующая форма общения сверстников – ситуативно-деловая. Она складывается примерно к 4 годам и остается наиболее типичной до 6-летнего возраста. После 4 лет у детей (в особенности тех, кто посещает детский сад) сверстник по своей привлекательности начинает обгонять взрослого и занимать все большее место в их жизни. Напомним, что этот возраст является периодом расцвета ролевой игры. В это время сюжетно-ролевая игра становится коллективной – дети предпочитают играть вместе, а не в одиночку.

    Общение с другими в ролевой игре разворачивается как бы на двух уровнях: на уровне ролевых взаимоотношений (т. е. от лица взятых на себя ролей – врач – больной, продавец – покупатель, мама – дочка и пр.) и на уровне реальных, т. е. существующих за пределами разыгрываемого сюжета. Дети распределяют роли, договариваются об условиях игры, оценивают и контролируют действия других и пр.). В совместной игровой деятельности постоянно происходит переход с одного уровня на другой: переходя на уровень ролевых отношений дети подчеркнуто меняют манеры, голос, интонации и пр. Это может свидетельствовать о том, что дошкольники отчетливо разделяют ролевые и реальные отношения, причем реальные отношения направлены на общее для них дело – игру. Если дети не умеют или не любят играть, их общение остается бессодержательным. Как и малыши они бегают, возятся, кривляются и пр. Если для 2-3-летних детей это нормальный способ взаимодействия, то для 5-летних такое общение слишком примитивно.

    Етавным содержанием общения детей в середине дошкольного возраста становится деловое сотрудничество. Сотрудничество следует отличать от соучастия. При эмоционально-практическом общении дети действовали рядом, но не вместе, им важно было внимание и соучастие сверстника. При ситуативно-деловом общении дошкольники заняты общим делом, они должны согласовывать свои действия и учитывать активность партнера для достижения общего результата. Такого рода взаимодействие было названо сотрудничеством. Потребность в сотрудничестве сверстника становится главной для общения детей.

    Наряду с потребностью в сотрудничестве на этом этапе отчетливо выделяется потребность в признании и уважении сверстника. Ребенок стремится привлечь внимание других. Чутко ловит в их взглядах и мимике признаки отношения к себе, демонстрирует обиду в ответ на невнимание или упреки партнеров. «Невидимость» сверстника превращается в пристальный интерес ко всему, что тот делает. В 4-5-летнем возрасте дети часто спрашивают у взрослых об успехах их товарищей, демонстрируют свои преимущества, пытаются скрыть от сверстников свои промахи и неудачи. В детском общении в этом возрасте появляется конкурентное, соревновательное начало.

    Среди средств общения на этом этапе начинают преобладать речевые – дети много разговаривают друг с другом (примерно в полтора раза больше, чем с взрослыми), но их речь продолжает оставаться ситуативной. Если в сфере общения с взрослым в этом возрасте уже возникают внеситуативные контакты, то общение со сверстниками остается преимущественно ситуативным: дети взаимодействуют в основном по поводу предметов, действий или впечатлений, представленных в наличной ситуации. В то же время сверстник как партнер по общению требует более понятной и развернутой речи. Другие дети не будут учитывать недостатки произношения или стараться догадаться, что хотел сказать ребенок, как это делают близкие взрослые. Поэтому общение со сверстниками побуждает дошкольника следить за своими высказываниями, делать их более развернутыми и понятными, что конечно же способствует развитию речи.

    В конце дошкольного возраста у многих (но не у всех) детей складывается новая форма общения, которая была названа внеситуативно-деловой. К 6–7 годам примерно половина речевых обращений к сверстнику приобретает внеситуативный характер. Дети рассказывают друг другу о том, где они были и что видели, делятся своими планами или предпочтениями, дают оценки качествам и поступкам других. В этом возрасте становится возможным «чистое общение», не опосредованное предметами и действиями с ними. Дети могут продолжительное время разговаривать, не совершая при этом никаких практических действий.

    Однако, несмотря на эту возрастающую тенденцию к внеситуативности, общение детей в этом возрасте происходит, как и в предыдущем, на фоне совместного дела, т. е. общей игры или продуктивной деятельности (поэтому данная форма общения и сохранила название деловой). Но сама игра и форма ее осуществления к концу дошкольного возраста меняются. На первый план в них выступают правила поведения игровых персонажей и соответствие игровых событий реальным. Соответственно, подготовка к игре, ее планирование и обсуждение правил начинает занимать значительно большее место, чем на предыдущем этапе. Все больше контактов детей осуществляется на уровне реальных отношений, и все меньше – на уровне ролевых.

    Конкурентное, соревновательное начало сохраняется в общении детей. Однако наряду с этим между старшими дошкольниками появляется умение видеть в партнере не только его ситуативные проявления, но и некоторые внеситуативные, психологические аспекты – его желания, предпочтения, настроения. Дошкольники уже не только рассказывают о себе, но и обращаются с вопросами к сверстнику: что он хочет делать, что ему нравится, где он был, что видел и пр. К концу дошкольного возраста возникают устойчивые избирательные привязанности между детьми, появляются первые ростки дружбы. Дошкольники «собираются» в небольшие группы (по 2–3 человека) и оказывают явное предпочтение своим друзьям.

    Таким образом, развитие внеситуативности в общении детей происходит по двум линиям: с одной стороны, увеличивается число внеситуативных, речевых контактов, а с другой – сам образ сверстника становится более устойчивым, не зависящим от конкретных, ситуативных обстоятельств взаимодействия. Ребенок начинает выделять и чувствовать внутреннюю сущность другого, которая хотя и не представлена в ситуативных проявлениях сверстника (в его конкретных действиях, высказываниях, игрушках), становится все более значимой для ребенка.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Понимание этапов психологии развития

    Изменения неизбежны. Как люди, мы постоянно растем на протяжении всей жизни, от зачатия до смерти. Психологи стремятся понять и объяснить, как и почему люди меняются на протяжении жизни. Хотя многие из этих изменений являются нормальными и ожидаемыми, они все же могут создавать проблемы, для решения которых людям иногда требуется дополнительная помощь.

    Принципы нормативного развития помогают профессионалам выявлять потенциальные проблемы и обеспечивать раннее вмешательство для достижения лучших результатов.Психологи развития могут работать с людьми всех возрастов, чтобы устранить препятствия и поддержать рост, хотя некоторые предпочитают специализироваться на определенной возрастной группе, такой как детство, взросление или старость.

    Что такое психология развития?

    Психология развития - это раздел психологии, который фокусируется на том, как люди растут и меняются в течение жизни. Тех, кто специализируется в этой области, интересуют не только физические изменения, которые происходят по мере роста людей; они также смотрят на социальное, эмоциональное и когнитивное развитие, которое происходит на протяжении всей жизни.

    Некоторые из многих проблем, с которыми помогают психологи развития, включают:

    Эти профессионалы проводят много времени, исследуя и наблюдая, как эти процессы происходят в нормальных условиях, но они также заинтересованы в том, чтобы узнать о вещах, которые могут нарушить процессы развития.

    Лучше понимая, как и почему люди меняются и растут, психологи развития помогают людям полностью реализовать свой потенциал. Понимание хода нормального человеческого развития и раннее распознавание потенциальных проблем может предотвратить трудности с депрессией, низкой самооценкой, разочарованием и низкой успеваемостью в школе.

    Теории психологии развития

    Психологи развития часто используют ряд теорий, чтобы размышлять о различных аспектах человеческого развития. Например, психолог, оценивающий интеллектуальное развитие ребенка, может рассмотреть теорию когнитивного развития Пиаже, в которой описаны ключевые этапы, через которые проходят дети в процессе обучения.

    Психолог, работающий с ребенком, может также захотеть рассмотреть, как отношения ребенка с опекунами влияют на его или ее поведение, и поэтому обратиться к теории привязанности Боулби.

    Психологам также интересно посмотреть, как социальные отношения влияют на развитие как детей, так и взрослых. Теория психосоциального развития Эриксона и теория социокультурного развития Выготского - две популярные теоретические основы, которые обращаются к социальным влияниям на процесс развития.

    Каждый подход имеет тенденцию подчеркивать различные аспекты развития, такие как психическое, социальное или родительское влияние на то, как дети растут и прогрессируют.

    Когда обращаться к психологу по развитию

    Хотя разработка имеет тенденцию следовать довольно предсказуемой схеме, бывают моменты, когда что-то может пойти не так. Родители часто сосредотачиваются на так называемых этапах развития, которые представляют способности, которые большинство детей склонны проявлять к определенному моменту в развитии. Обычно они сосредоточены на одной из четырех различных областей: физической, когнитивной, социальной / эмоциональной и коммуникативной.

    Например, ходьба - это физическая веха, которую большинство детей достигают в возрасте от 9 до 15 месяцев.Если ребенок не ходит или не пытается ходить в возрасте от 16 до 18 месяцев, родители могут проконсультироваться со своим семейным врачом, чтобы определить, могут ли присутствовать проблемы с развитием.

    Хотя все дети развиваются по-разному, когда ребенок не успевает выполнить определенные вехи к определенному возрасту, это может быть поводом для беспокойства. Зная об этих вехах, родители могут обратиться за помощью, а специалисты в области здравоохранения могут предложить меры, которые помогут детям преодолеть отставание в развитии.

    Эти специалисты часто оценивают детей, чтобы определить, может ли быть задержка в развитии, или они могут работать с пожилыми пациентами, которые сталкиваются с проблемами со здоровьем, связанными с пожилым возрастом, такими как снижение когнитивных функций, физическая борьба, эмоциональные трудности или дегенеративные нарушения мозга.

    Психологи, занимающиеся развитием, могут оказывать поддержку людям на всех этапах жизни, которые могут столкнуться с проблемами развития или проблемами, связанными со старением.

    Стадии развития

    Как вы можете себе представить, психологи развития часто разбивают развитие по различным фазам жизни.Каждый из этих периодов развития представляет собой время, когда обычно достигаются разные вехи. Люди могут сталкиваться с определенными проблемами на каждом этапе, и психологи развития часто могут помочь людям, которые, возможно, борются с проблемами, вернуться на правильный путь.

    Пренатальный

    Пренатальный период представляет интерес для психологов развития, которые стремятся понять, как самые ранние факторы, влияющие на развитие, могут повлиять на дальнейший рост в детстве. Психологи могут посмотреть, как возникают первичные рефлексы до рождения, как плод реагирует на стимулы в утробе матери, а также на ощущения и восприятия, которые плод способен обнаруживать до рождения.

    Психологи, занимающиеся развитием, могут также рассмотреть потенциальные проблемы, такие как синдром Дауна, употребление наркотиков матерью и наследственные заболевания, которые могут повлиять на ход будущего развития.

    Раннее детство

    Период от младенчества до раннего детства - время значительного роста и перемен. Психологи развития смотрят на такие вещи, как физический, когнитивный и эмоциональный рост, который происходит в этот критический период развития.

    На этом этапе психологи не только предлагают меры по устранению потенциальных проблем развития, но и помогают детям полностью раскрыть свой потенциал. Родители и эксперты в области здравоохранения часто следят за тем, чтобы дети правильно растут, получают адекватное питание и достигают умственных способностей, соответствующих их возрасту.

    Среднее детство

    Этот период развития отмечен как физическим взрослением, так и повышением важности социальных влияний по мере того, как дети учатся в начальной школе.

    Дети начинают оставлять свой след в мире по мере того, как они заводят дружбу, приобретают знания в школе и продолжают формировать свое уникальное самосознание. Родители могут обратиться за помощью к психологу по развитию, чтобы помочь детям справиться с потенциальными проблемами, которые могут возникнуть в этом возрасте, включая социальные, эмоциональные и психические проблемы.

    Подростковый возраст

    Подростковые годы часто вызывают значительный интерес, поскольку дети переживают психологические потрясения и переходные периоды, которые часто сопровождают этот период развития.Психологи, такие как Эрик Эриксон, особенно интересовались тем, как навигация в этот период приводит к формированию идентичности.

    В этом возрасте дети часто испытывают ограничения и исследуют новые личности, исследуя вопрос о том, кто они и кем хотят быть. Психологи, занимающиеся развитием, могут помочь подросткам справиться с некоторыми трудными проблемами, характерными для подросткового периода, включая период полового созревания, эмоциональные потрясения и социальное давление.

    Раннее взросление

    Этот период жизни часто отмечен формированием и поддержанием отношений.Критические вехи в раннем взрослом возрасте могут включать в себя формирование связей, близость, близкую дружбу и создание семьи. Те, кто может строить и поддерживать такие отношения, как правило, испытывают привязанность и социальную поддержку, в то время как те, кто борется с такими отношениями, могут чувствовать себя отчужденными и одинокими.

    Люди, сталкивающиеся с такими проблемами, могут обратиться за помощью к психологу по развитию, чтобы построить более здоровые отношения и бороться с эмоциональными трудностями.

    Средний возраст

    Этот этап жизни имеет тенденцию сосредотачиваться на развитии чувства цели и внесении вклада в общество.Эриксон описал это как конфликт между производительностью и застоем.

    Те, кто участвует в жизни мира, вносит свой вклад в жизнь, которая их переживет, и оставляют след в следующем поколении, появляются с целеустремленностью. Такие виды деятельности, как карьера, семья, членство в группах и участие в сообществе, - все это может способствовать этому чувству генерации.

    Пожилые люди

    Старшие годы часто рассматриваются как период плохого здоровья, однако многие пожилые люди способны оставаться активными и занятыми до 80-90 лет.Этот период развития отмечается повышенными проблемами со здоровьем, и у некоторых людей может наблюдаться снижение умственного развития, связанное с деменцией. Эриксон также считал старшие годы временем размышлений о жизни.

    Те, кто способен оглянуться назад и увидеть хорошо прожитую жизнь, появляются с чувством мудрости и готовности встретить конец своей жизни, в то время как те, кто оглядывается назад с сожалением, могут остаться с чувствами горечи и отчаяния. Психологи по развитию могут работать с пожилыми пациентами, чтобы помочь им справиться с проблемами, связанными с процессом старения.

    Диагностика развития

    Чтобы определить, присутствует ли проблема развития, психолог или другой высококвалифицированный специалист может провести либо скрининг развития, либо оценку.

    Для детей такая оценка обычно включает интервью с родителями и другими опекунами, чтобы узнать о поведении, которое они могли наблюдать, анализ истории болезни ребенка и стандартизированное тестирование для измерения функционирования с точки зрения общения, социальных / эмоциональных навыков, физических / моторных навыков. развитие и познавательные навыки.

    Если обнаруживается, что проблема присутствует, пациента могут направить к специалисту, например, к логопеду, физиотерапевту или эрготерапевту.

    Слово от Verywell

    Получение диагноза проблемы развития часто может сбивать с толку и пугать, особенно когда это касается вашего ребенка. После того, как вам или вашему близкому поставили диагноз проблемы развития, потратьте некоторое время на то, чтобы узнать как можно больше о диагнозе и доступных методах лечения.

    Подготовьте список вопросов и опасений, которые могут у вас возникнуть, и обсудите эти проблемы со своим врачом, психологом по развитию и другими медицинскими работниками, которые могут входить в состав лечебной бригады. Принимая активное участие в этом процессе, вы будете чувствовать себя лучше информированными и подготовленными для выполнения следующих шагов в процессе лечения.

    Социальное познание: теория разума в раннем детстве

    Введение

    Важнейшим достижением социального познания в раннем детстве является развитие теории разума. 1,2 В статье описывается его развитие в течение первых пяти лет жизни, а также факторы, влияющие на его развитие, и последствия его развития для жизни детей дома и в школе.

    Тема

    Социальные познания лежат в основе способности детей ладить с другими людьми и смотреть на вещи с их точки зрения. В основе этой важнейшей способности лежит развитие теории разума. 3,4 «Теория разума» относится к нашему пониманию людей как ментальных существ, каждое из которых имеет свои собственные психические состояния, такие как мысли, желания, мотивы и чувства.Мы используем теорию разума, чтобы объяснять свое поведение другим, говоря им, что мы думаем и хотим, и мы интерпретируем разговоры и поведение других людей, учитывая их мысли и желания.

    Проблемы

    Развитие теории разума от рождения до 5 лет теперь хорошо описано в исследовательской литературе 4,5 - или, по крайней мере, мы можем описать, как младенцы и дети ведут себя в экспериментальных ситуациях, а также в естественных условиях. Однако есть проблемы с интерпретацией результатов.Некоторые исследователи утверждают, что даже младенцы осведомлены о мыслях и желаниях других людей, в то время как другие считают, что это понимание развивается только в раннем или дошкольном возрасте. Это противоречие может быть разрешено путем рассмотрения теории разума с точки зрения развития, то есть интуитивное осознание, развивающееся на ранней стадии, позже становится более рефлексивным и явным. 5 Кроме того, важную роль в этом переходе играют развивающие языковые способности детей. 6

    Контекст исследования

    Осведомленность детей о мыслях, желаниях и чувствах определяется тем, что они говорят и делают в естественных и экспериментальных ситуациях.Естественная обстановка демонстрирует способности ребенка взаимодействовать с другими людьми в реальном мире. 7 Экспериментальная обстановка, когда детей индивидуально опрашивают о гипотетических сценариях, выявляет точный уровень независимого понимания ребенка. 8

    Ключевые вопросы исследования

    1. Каковы типичные изменения в теории разума с младенчества до 5 лет?
    2. Какие факторы, как социальные, так и внутренние по отношению к ребенку, влияют на скорость развития?
    3. Каковы последствия развития теории разума для социальной компетентности детей и их успехов в школе?

    Последние результаты исследований

    Исследования показывают, что младенцы демонстрируют поведение, которое является важным началом для развития теории разума (подробности см. В статьях Мура и Соммервилля в главе о социальном познании 9,10 ).
    К 2 годам дети ясно показывают разницу между мыслями в уме и вещами в мире. В ролевой игре (например, притворяясь, что блок - это машина) малыши показывают, что они могут различать объект - блок - и мысли об объекте - блоке как машине. 11 Они также понимают, что люди будут чувствовать себя счастливыми, если они получат то, что хотят, и будут грустить, если они этого не сделают. 12 В этом возрасте дети видят разницу между тем, чего они хотят, и тем, чего хочет другой человек. 13 Это развивающееся осознание наблюдается и в детском языке: двухлетние дети говорят о том, чего хотят, любят и чувствуют они и другие; когда им 3 года, они также говорят о том, что думают и знают люди. 14

    Критическое развитие происходит около 4 лет, когда дети понимают, что мысли в уме могут не соответствовать действительности. Например, детям разрешается обнаружить, что в знакомой коробке с конфетами есть карандаши, а затем их спрашивают, что их друг думает о коробке, прежде чем заглянуть внутрь. 15 Трехлетние дети предполагают, что друг будет знать, что у него внутри карандаши, точно так же, как и сейчас, но четырехлетние дети понимают, что друга обманут, как и они. Трехлетние дети также не помнят, что их собственная вера изменилась. 16 Если карандаши положить обратно в коробку, и их спросят, что они думали, что было внутри, прежде чем открывать ее, они скажут «карандаши», а не «конфеты», но четырехлетние дети помнят, что они думали, что это были конфеты. То есть трехлетние дети не просто эгоцентричны, т.е.д., думая, что каждый знает то, что он знает, скорее, они приходят к пониманию своего собственного ума и ума других людей одновременно. К 4 или 5 годам дети понимают, что люди говорят и действуют на основе того, как они думают о мире, даже если их мысли не отражают реальную ситуацию, и поэтому они не удивятся, если их неосведомленный друг ищет конфеты в коробке, в которой, как им известно, есть карандаши.

    Некоторые факторы социальной среды влияют на скорость типичного развития теории разума: например, дети демонстрируют более раннее понимание психических состояний, если их матери говорят о мыслях, желаниях и чувствах, 17 и приводят причины для исправления плохого поведения. 18 Дети, у которых есть братья и / или сестры, осознают психическое состояние раньше, чем только дети. 19 На скорость развития также влияет участие детей в ролевых играх, 20 их опыт чтения сказок 21 и разговоров с другими о прошлом опыте. 22 Внутренние факторы ребенка, которые влияют на скорость развития, включают языковые способности, 23 и когнитивные способности, которые контролируют и регулируют поведение (известные как исполнительные функции). 24

    Исследования показывают, что развитие теории разума влияет на социальное функционирование детей и успеваемость в школе. Дети с более развитой теорией разума лучше общаются и могут разрешать конфликты со своими друзьями; 25 их притворная игра более сложна; 26 учителя считают их более социально компетентными; 27 они более счастливы в школе и более популярны среди сверстников; 27 и их школьная работа в некоторых отношениях более продвинута. 28 Однако хорошо разработанная теория разума может также использоваться в антиобщественных целях, например, для дразнилки, запугивания и лжи. 29

    Пробелы в исследованиях

    Нам нужно больше знать о том, как и почему различные экологические, социальные и детские когнитивные факторы влияют на скорость развития теории разума, особенно в отношении эффективных вмешательств для детей, чья теория разума менее развита.

    На сегодняшний день в большинстве исследований участвуют западные дети из среднего класса.Необходимы дополнительные исследования с участием детей из разных слоев общества и культур, чтобы выявить сходства и различия в развитии теории разума.

    Действия людей регулируются не только их мыслями и желаниями, но также моральными и социальными правилами. Необходимо исследование того, как основанное на правилах рассуждение и теория разума работают вместе в социальном познании.

    Также необходимы дополнительные исследования мозговых процессов, лежащих в основе теории разума.

    Выводы

    Теория разума развивается постепенно: в младенчестве появляются интуитивные социальные навыки, а в раннем и дошкольном возрасте развиваются рефлексивные социальные познания.

    Трехлетние дети знают, что разные люди могут хотеть, любить и чувствовать разные вещи. К 4 или 5 годам дети знают, что люди могут думать по-разному. Они понимают, что иногда человек может верить в то, что не соответствует действительности, но в этом случае то, что человек делает или говорит, основано на ложном убеждении.

    Есть различия в скорости типичного развития, которые частично зависят от факторов окружающей среды, таких как семейные разговоры и дисциплинарные стратегии, взаимодействие с братьями и сестрами, сборники рассказов и ролевые игры, а также от факторов ребенка, таких как язык и когнитивные способности. управляющие способности.

    Есть последствия для развития теории разума, которые проявляются в социальной компетентности детей и успехах в школе.

    Последствия для родителей, услуг и политики

    Теория разума лежит в основе социального понимания детей. Неявная теория разума, наблюдаемая у младенцев, становится более явной в дошкольном возрасте и обеспечивает важную основу для поступления в школу.

    Теория разума больше похожа на язык, чем на грамотность, поскольку это система с биологическими корнями, которая развивается без специального обучения.

    Тем не менее, факторы окружающей среды влияют на его развитие. Может быть расширен за счет возможностей:

    • , чтобы участвовать в богатой ролевой игре;
    • говорить о мыслях, желаниях и чувствах людей, а также о причинах их поступков;
    • слушать и рассказывать истории, особенно те, которые содержат сюрпризы, секреты, уловки и ошибки, которые приглашают детей взглянуть на вещи с разных точек зрения (например, Красная Шапочка не знает, что волк одет как бабушка ).

    Родители и опекуны могут быть осведомлены о таких признаках, как отсутствие притворной игры или недостаток общего внимания и интереса, которые могут указывать на то, что теория разума не развивается обычным образом, как в случае с детьми из группы риска аутизма. , Например. 30

    Список литературы

    1. Flavell JH, Миллер PH. Социальное познание. В: Kuhn D, Siegler R, eds. Познание, восприятие и язык . 5-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley, 1998; 851-898.Дэймон В., под ред. Справочник по детской психологии ; т. 2.
    2. Harris PL. Социальное познание. В: Kuhn D, Siegler RS, eds. Познание, восприятие и язык . 6-е изд. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли; 2006: 811-858. Дэймон В., Лернер Р.М., генералы. Справочник по детской психологии ; т. 2.
    3. Astington JW. Детское открытие разума . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1993.
    4. Astington JW, Dack LA. Теория разума. В: Haith MM, Benson JB, ред. Энциклопедия развития детей грудного и раннего возраста . Том 3. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press; 2008: 343-356.
    5. Астингтон Дж. У., Хьюз К. Теория разума: Саморефлексия и социальное понимание. В кн .: Zelazo PD, ed. Оксфорд Справочник по психологии развития . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Под давлением.
    6. Astington JW, Baird JA. Почему язык важен для теории разума . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2005.
    7. Данн Дж. Начало социального понимания . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1988.
    8. Пернер Дж. Понимание репрезентативного разума . Кембридж, Массачусетс: Bradford Books / MIT Press; 1991.
    9. Мур С. Социальное познание в младенчестве. В: Tremblay RE, Barr RG, Peters RDeV, Boivin M, eds. Энциклопедия развития детей младшего возраста [онлайн]. Монреаль, Квебек: Центр передового опыта в области развития детей младшего возраста; 2010: 1-4. Доступно по адресу: http: // www.child-encyclopedia.com/documents/MooreANGxp.pdf. Проверено 26 июля 2010 г.
    10. Sommerville JA. Социально-познавательные знания младенцев. В: Tremblay RE, Barr RG, Peters RDeV, Boivin M, eds. Энциклопедия развития детей младшего возраста [онлайн]. Монреаль, Квебек: Центр передового опыта в области развития детей младшего возраста; 2010: 1-6. Доступно по адресу: http://www.child-encyclopedia.com/documents/SommervilleANGxp.pdf Доступно 8 февраля 2011 г.
    11. Kavanaugh RD. Притворная игра и теория разума.В: Balter L, Tamis-LeMonda CS, ред. Детская психология: Справочник по актуальным вопросам . 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс, 2006; 153-166.
    12. Wellman HM, Banerjee M. Разум и эмоции: понимание детьми эмоциональных последствий убеждений и желаний. Британский журнал психологии развития 1991; 9 (2): 191-214.
    13. Мельцов АН, Гопник А, Репачоли БМ. Понимание малышами намерений, желаний и эмоций: исследования темных веков.В: Zelazo PD, Astington JW, Olson DR, eds. Развитие теорий намерения: социальное понимание и самоконтроль . Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1999; 17-41.
    14. Bartsch K, Wellman HM. Дети говорят о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1995.
    15. Пернер Дж., Ликам С., Виммер Х. Трудности трехлетних детей с ложными убеждениями: аргументы в пользу концептуального дефицита. Британский журнал психологии развития 1987; 5 (2): 125-137.
    16. Gopnik A, Astington JW.Детское понимание репрезентативного изменения и его отношения к пониманию ложных убеждений и различий между видимостью и реальностью. Развитие ребенка 1988; 59 (1): 26-37.
    17. Раффман Т., Слэйд Л., Кроу Э. Связь между языком психического состояния детей и матери и пониманием теории разума. Развитие ребенка 2002; 73 (3): 734-751.
    18. Раффман Т., Пернер Дж., Паркин Л. Как стиль воспитания влияет на понимание ложных убеждений. Социальное развитие 1999; 8 (3): 395-411.
    19. McAlister A, Peterson C. Продольное исследование детей, братьев и сестер и теория развития разума. Когнитивное развитие 2007; 22 (2): 258-270.
    20. Youngblade LM, Dunn J: Индивидуальные различия в воображаемой игре маленьких детей с матерью и братом / сестрой: Связи с отношениями и пониманием чувств и убеждений других людей. Развитие ребенка 1995; 66 (5): 1472-1492.
    21. de Rosnay M, Hughes C. Диалог и теория разума: рассказывают ли дети свой путь к социально-когнитивному пониманию? Британский журнал развития Психология 2006; 24 (1): 7-37.
    22. Нельсон К. Молодые умы в социальных мирах: опыт, значение и память . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2007.
    23. Milligan KV, Astington JW, Dack LA. Язык и теория разума: метаанализ отношения между языком и пониманием ложных убеждений. Развитие ребенка 2007; 78 (2): 622-646.
    24. Моисей Л.Дж., Тахироглу Д. Уточнение связи между управляющей функцией и детскими теориями психики. В: Sokol BW, Müller U, Carpendale JIM, Young A, Iarocci G, eds. Самостоятельная и социальная регуляция: социальное взаимодействие и развитие социального понимания и исполнительных функций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010: 218-233.
    25. Данн Дж. Отношения с детьми: Преодоление разрыва между когнитивным и социальным развитием. Журнал детской психологии и психиатрии 1996; 37 (5): 507-518.
    26. Астингтон Дж. У., Дженкинс Дж. М.. Теория разума и социального понимания. Познание и эмоции 1995; 9 (2-3): 151-165.
    27. Astington JW: Иногда необходимо, никогда не бывает: понимание ложных убеждений и социальная компетентность. В: Repacholi B, Slaughter V, ред. Индивидуальные различия в теории разума: значение для типичного и атипичного развития . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс; 2003: 13-38.
    28. Астингтон Дж. У., Пеллетье Дж. Теория разума, языка и обучения в ранние годы: истоки развития готовности к школе. В: Гомер Б.Д., Тамис-Лемонда С.С., ред. Развитие социального познания и общения .Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2005: 205-230.
    29. Саттон Дж .: ToM ходит в школу: Социальное познание и социальные ценности в издевательствах. В: Repacholi B, Slaughter V, ред. Индивидуальные различия в теории разума: значение для типичного и атипичного развития . Нью-Йорк: Психология Пресс; 2003: 99-120.
    30. Барон-Коэн С., Кокс А., Бэрд Дж., Светтенхэм Дж., Найтингейл Н., Морган К., Дрю А., Чарман Т. Психологические маркеры при обнаружении аутизма в младенчестве в большой популяции. Британский журнал психиатрии 1996; 168: 158-163.

    Примечание:
    Документ, финансируемый Центром исследований детей, семьи и общества Альберты

    Отношения и общение - канал лучшего здоровья

    Хорошее общение - важная часть всех взаимоотношений и неотъемлемая часть любого здорового партнерства. Во всех отношениях бывают взлеты и падения, но здоровый стиль общения может облегчить разрешение конфликтов и построить более крепкие и здоровые партнерские отношения. Мы часто слышим, насколько важно общение, но не слышим, что это такое и как мы можем использовать хорошее общение в наших отношениях.

    Что такое связь?

    По определению, коммуникация - это передача информации из одного места в другое. В отношениях общение позволяет вам объяснить кому-то еще, что вы переживаете и каковы ваши потребности. Акт общения не только помогает удовлетворить ваши потребности, но и помогает вам быть на связи в ваших отношениях.

    Четкое общение в отношениях

    Разговаривайте друг с другом. Независимо от того, насколько хорошо вы знаете и любите друг друга, вы не можете читать мысли своего партнера.Нам нужно общаться четко, чтобы избежать недопонимания, которое может вызвать боль, гнев, негодование или замешательство.

    Для установления отношений требуются два человека, и у каждого человека разные потребности и стиль общения. Пары должны найти способ общения, который подходит их отношениям. Здоровый стиль общения требует практики и упорного труда. Общение никогда не будет идеальным все время.

    Будьте ясны при общении с партнером, чтобы ваше сообщение было воспринято и понятно.Дважды проверьте свое понимание того, что говорит ваш партнер.

    Когда вы разговариваете со своим партнером, постарайтесь:

    • выделить время, чтобы поговорить, не отвлекаясь от других людей или отвлекающих факторов, таких как телефоны, компьютеры или телевизор
    • подумайте о том, что вы хотите сказать
    • четко сформулировать, что вы хотите для общения
    • сделайте свое сообщение ясным, чтобы ваш партнер услышал его точно и понял, что вы имеете в виду такие как «мне нужно», «я хочу» и «я чувствую»
    • беру на себя ответственность за свои чувства
    • слушай своего партнера.Отложите на время свои собственные мысли и попытайтесь понять его намерения, чувства, потребности и желания (это называется эмпатией)
    • поделитесь со своим партнером положительными чувствами, например, что вы цените и чем восхищаетесь в нем, и насколько они важны для вас
    • осознавать свой тон голоса
    • вести переговоры и помнить, что вам не обязательно всегда быть правым. Если проблема, с которой вы столкнулись, не так уж и важна, попробуйте отпустить ее или согласитесь не соглашаться.

    Невербальное общение

    Когда мы общаемся, мы можем много говорить, не разговаривая. Поза нашего тела, тон голоса и выражение лица передают сообщение. Эти невербальные способы общения могут сказать другому человеку, что мы к нему чувствуем.

    Если наши чувства не совпадают с нашими словами, часто «слышат» и верит невербальное общение. Например, если сказать партнеру «Я люблю тебя» ровным, скучающим тоном голоса, получится два очень разных сообщения.Обратите внимание, отражает ли ваш язык тела то, что вы говорите.

    Прослушивание и общение

    Прослушивание - очень важная часть эффективного общения. Хороший слушатель может побудить своего партнера говорить открыто и честно. Советы по хорошему слушанию:

    • сохраняйте комфортный зрительный контакт (если это приемлемо с культурной точки зрения)
    • наклонитесь к другому человеку и сделайте жесты, чтобы показать интерес и беспокойство
    • примите открытую, не защищающуюся, достаточно расслабленную позу с руками и ноги не скрещены
    • лицом к лицу - не сидите и не стойте боком
    • сидите или стойте на одном уровне, чтобы не смотреть на другого человека вверх или вниз
    • избегайте отвлекающих жестов, таких как ерзание ручкой, взгляды на документы или постукивание ногами или пальцами
    • имейте в виду, что физические препятствия, шум или перерывы затруднят хорошее общение.Отключите телефоны или другие устройства связи, чтобы убедиться, что вы действительно слушаете.
    • позвольте собеседнику говорить без перерыва.
    • проявите неподдельное внимание и интерес. о… »,« Мне нужно… »
    • будьте внимательны к вашему тону
    • будьте готовы взять тайм-аут, если вы действительно злитесь на что-то. Возможно, лучше успокоиться, прежде чем решать проблему.
    • Спросите мнение собеседника о том, как вы слушаете.

    Улучшение коммуникации в отношениях

    Открытому и ясному общению можно научиться. Некоторым людям трудно говорить, и им может потребоваться время и поддержка, чтобы выразить свое мнение. Эти люди могут быть хорошими слушателями, или они могут быть людьми, чьи действия говорят громче, чем их слова.

    Вы можете помочь улучшить свое общение:

    • налаживая дружеские отношения - делясь опытом, интересами и проблемами со своим партнером, а также показывая привязанность и признательность
    • разделяя близость - близость - это не только сексуальная связь.Близость создается в моменты ощущения близости и привязанности к партнеру. Это значит быть способным утешать и получать утешение, а также быть открытым и честным. Акт близости может быть таким же простым, как принести партнеру чашку чая, потому что вы можете сказать, что он устал. стили или стратегии воспитания.

    Чтобы улучшить способ общения, начните с таких вопросов, как:

    • Что вызывает конфликт между вами и вашим партнером? Это потому, что вы не слушаете друг друга?
    • Что приносит вам счастье и чувство связи?
    • Что вызывает у вас разочарование и боль?
    • О чем вы не говорите и что вам мешает говорить о них?
    • Как вы бы хотели, чтобы ваше общение с партнером было другим?

    Если возможно, задайте эти вопросы своему партнеру и поделитесь своими ответами.Обдумайте и попробуйте разные способы общения. Посмотрите, улучшают ли результаты ваше общение.

    Когда вы будете более осведомлены о том, как вы общаетесь, вы сможете лучше контролировать то, что происходит между вами. Хотя поначалу это может быть непросто, открытие новых областей общения может привести к более успешным отношениям.

    О некоторых вещах трудно рассказать

    Большинство из нас находят некоторые события или темы трудными для обсуждения. Это может быть что-то болезненное или заставляющее нас чувствовать себя некомфортно.Например, некоторым людям трудно выразить свои эмоции. Часто больше всего больно то, о чем нельзя говорить.

    Если вы испытываете трудности с самовыражением или разговариваете с партнером о чем-то, вам может быть полезно поговорить с консультантом.

    Управление конфликтом с коммуникацией

    Советы по управлению конфликтом с коммуникацией включают:

    • Избегайте использования тихой обработки.
    • Не торопитесь с выводами.Узнайте все факты, вместо того, чтобы гадать о мотивах.
    • Обсудите, что произошло на самом деле. Не судите.
    • Научитесь понимать друг друга, а не побеждать друг друга.
    • Говорите, используя будущее и настоящее, а не прошедшее.
    • Сконцентрируйтесь на основной проблеме и не отвлекайтесь на другие мелкие проблемы.
    • Обсудите проблемы, которые задели чувства вас или вашего партнера, а затем переходите к проблемам, связанным с различиями во мнениях.
    • Используйте утверждения типа «Я чувствую», а не утверждения «Вы являетесь».

    Обращение за помощью по вопросам общения

    Если вы не можете улучшить общение в отношениях, подумайте о том, чтобы поговорить с консультантом по отношениям. Консультанты обучены распознавать модели общения пары, которые вызывают проблемы, и помогать изменить эти модели, а также предоставляют стратегии, советы и безопасное место для изучения проблем.

    Вы также можете подумать о прохождении курса, который имеет отношение к вашим отношениям. Лучше действовать пораньше и поговорить с кем-нибудь о своих проблемах, чем ждать, пока ситуация ухудшится.

    Где получить помощь

    • Федерация психотерапии и консультирования Австралии (PACFA), Национальный регистр (семейная и семейная терапия) Тел. (03) 9486 3077
    • Relationships Australia предоставляет консультации, посредничество, разрешение споров, обучение навыкам взаимоотношений и родительских навыков, поддержку сообщества, программы помощи сотрудникам и профессиональную подготовку. Услуги и программы доступны на национальном уровне. Тел. 1300 364 277
    • Австралийский колледж консультантов по взаимоотношениям Тел.1800 806 054
    • 1800 RESPECT - это национальная служба консультирования по вопросам сексуального насилия и насилия в семье для жителей Австралии. Тел. 1800 737 732
    • Beyondblue - это независимая некоммерческая организация, которая предоставляет поддержку по телефону и через Интернет при депрессии, тревоге и связанных с ними расстройствах, а также предоставляет ресурсы и информацию в Интернете. Тел. 1300 22 4636
    • Консультации по вопросам семейных отношений, Правительство Австралии Тел. 1800 050 321
    • MensLine Australia предоставляет национальную телефонную и онлайн-поддержку, информацию и направления для мужчин, у которых есть проблемы с семьей или отношениями. Тел.1300 78 99 78
    • Qlife предоставляет поддержку по телефону и через Интернет, чтобы помочь сообществам лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов работать над улучшением здоровья, в том числе психического. Тел. 1800 184 527
    • WIRE, Обмен информацией и рекомендациями для женщин Тел. 1300 134 130

    Игровая терапия имеет значение

    В этой информации рассматриваются наиболее часто задаваемые вопросы об игровой терапии, методе психического здоровья, применяемом тысячами лицензированных специалистов в области психического здоровья в США и за их пределами.Большая часть представленной информации носит описательный характер и является основополагающей для игровой терапии.

    Глоссарий терминов игровой терапии инициирует разработка специального глоссария терминов для игровой терапии (Schaefer & Peabody).

    Зачем играть?

    В последние годы все больше известных специалистов в области психического здоровья отмечают, что игра так же важна для человеческого счастья и благополучия, как любовь и работа (Schaefer, 1993). Некоторые из величайших мыслителей всех времен, в том числе Аристотель и Платон, размышляли о том, почему игра так важна в нашей жизни.Ниже приведены некоторые из многих преимуществ игры, описанных теоретиками игры.

    Игра - это язык ребенка, и ...

    Игра - это веселое и приятное занятие, которое поднимает нам настроение и улучшает наши взгляды на жизнь. Он расширяет самовыражение, самопознание, самореализацию и самоэффективность. Игра снимает чувство стресса и скуки, позитивно связывает нас с людьми, стимулирует творческое мышление и исследования, регулирует наши эмоции и укрепляет наше эго (Landreth, 2002).Кроме того, игра позволяет нам практиковать навыки и роли, необходимые для выживания. Обучение и развитие лучше всего способствует игре (Russ, 2004).

    Зачем играть в терапии?

    Игровая терапия - это структурированный, теоретически обоснованный подход к терапии, основанный на нормальных коммуникативных и обучающих процессах детей (Carmichael, 2006; Landreth, 2002; O'Connor & Schaefer, 1983). Целебные силы, присущие игре, используются по-разному. Терапевты стратегически используют игровую терапию, чтобы помочь детям выразить то, что их беспокоит, когда у них нет словесного языка, чтобы выразить свои мысли и чувства (Gil, 1991).В игровой терапии игрушки похожи на слова ребенка, а игра - это язык ребенка (Landreth, 2002). Через игру терапевты могут помочь детям научиться более адаптивному поведению при дефиците эмоциональных или социальных навыков (Pedro-Carroll & Reddy, 2005). Позитивные отношения, которые развиваются между терапевтом и ребенком во время сеансов игровой терапии, могут обеспечить корректирующий эмоциональный опыт, необходимый для исцеления (Moustakas, 1997). Игровая терапия также может использоваться для содействия когнитивному развитию и обеспечения понимания и разрешения внутренних конфликтов или дисфункционального мышления у ребенка (O'Connor & Schaefer, 1983; Reddy, Files-Hall, & Schaefer, 2005).

    Что такое игровая терапия?

    ... игрушки - детские слова!

    Первоначально разработанная на рубеже 20-го века, сегодня игровая терапия относится к большому количеству методов лечения, все из которых используют терапевтические преимущества игры. Игровая терапия отличается от обычной игры тем, что терапевт помогает детям решать свои собственные проблемы. Игровая терапия строится на естественном способе познания детьми себя и своих взаимоотношений в окружающем мире (Axline, 1947; Carmichael, 2006; Landreth, 2002).С помощью игровой терапии дети учатся общаться с другими, выражать чувства, изменять поведение, развивать навыки решения проблем и учатся различным способам взаимоотношений с другими. Игра обеспечивает безопасную психологическую дистанцию ​​от их проблем и позволяет выражать мысли и чувства, соответствующие их развитию.

    APT определяет игровую терапию как «систематическое использование теоретической модели для установления межличностного процесса, в котором обученные игровые терапевты используют терапевтические способности игры, чтобы помочь клиентам предотвратить или разрешить психосоциальные трудности и достичь оптимального роста и развития."

    Как работает игровая терапия?

    Детей направляют на игровую терапию для решения их проблем (Кармайкл; 2006; Шефер, 1993). Часто дети использовали свои собственные инструменты для решения проблем, и они плохо себя ведут, могут вести себя плохо дома, с друзьями и в школе (Landreth, 2002). Игровая терапия позволяет обученным психиатрам, специализирующимся на игровой терапии, оценивать и понимать детские игры. Кроме того, игровая терапия используется, чтобы помочь детям справиться с трудными эмоциями и найти решения проблем (Moustakas, 1997; Reddy, Files-Hall, & Schaefer, 2005).Столкнувшись с проблемами в условиях клинической игровой терапии, дети находят более здоровые решения. Игровая терапия позволяет детям изменить то, как они думают, чувствуют и разрешают свои проблемы (Kaugars & Russ, 2001). Даже с самыми серьезными проблемами можно столкнуться в игровой терапии, и можно обнаружить, отрепетировать, освоить и адаптировать долгосрочные решения в стратегии на всю жизнь (Russ, 2004).

    Кому помогает игровая терапия?

    Хотя все выигрывают, игровая терапия особенно подходит для детей в возрасте от 3 до 12 лет (Кармайкл, 2006; Гил, 1991; Ландрет, 2002; Шефер, 1993).Подростки и взрослые также извлекли пользу из игровых приемов и развлекательных процессов. С этой целью растет использование игровой терапии со взрослыми в контексте психического здоровья, агентств и других медицинских учреждений (Pedro-Carroll & Reddy, 2005; Schaefer, 2003). В последние годы игровые терапевтические вмешательства также стали применяться к младенцам и детям ясельного возраста (Schaefer et. Al., 2008).

    Как игровая терапия принесет пользу ребенку?

    Игровая терапия применяется в качестве лечения по выбору в психиатрических учреждениях, школах, агентствах, детских учреждениях, больницах, жилых и рекреационных учреждениях с клиентами всех возрастов (Carmichael, 2006; Reddy, Files-Hall, & Schaefer, 2005).

    Планы лечения игровой терапией использовались в качестве основного вмешательства или в качестве дополнительной терапии для нескольких социальных, эмоциональных и поведенческих расстройств (Bratton, Ray, Rhine, & Jones, 2005; LeBlanc & Ritchie, 2001; Lin & Bratton, 2015). ; Ray, Armstrong, Balkin, & Jayne, 2015; Reddy, Files-Hall, & Schaefer, 2005), например тревожные расстройства, обсессивно-компульсивные расстройства, депрессия, дефицит внимания с гиперактивностью, спектр аутизма, оппозиционно-вызывающие и поведенческие расстройства, управление гневом, кризис и травма, горе и потеря, развод и распад семьи, академическая и социальная неспособность к развитию, а также физическая неспособность и неспособность к обучению.

    Исследования подтверждают эффективность игровой терапии с детьми, испытывающими широкий спектр социальных, эмоциональных, поведенческих и обучающих проблем, включая: детей, проблемы которых связаны с факторами жизненного стресса, такими как развод, смерть, переезд, госпитализация, хронические заболевания, ассимиляция стрессовые переживания, физическое и сексуальное насилие, насилие в семье и стихийные бедствия (Bratton, Ray, Rhine, & Jones, 2005; LeBlanc & Ritchie, 2001; Lin & Bratton, 2015; Ray, Armstrong, Balkin, & Jayne, 2015; Reddy) , Files-Hall, & Schaefer, 2005).Игровая терапия помогает детям:

    • Стань более ответственным за поведение и разрабатывай более успешные стратегии.
    • Разрабатывайте новые и творческие решения проблем.
    • Развивайте уважение и принятие себя и других.
    • Научитесь испытывать и выражать эмоции.
    • Развивайте сочувствие и уважение к мыслям и чувствам других.
    • Изучите новые социальные навыки и навыки взаимоотношений с семьей.
    • Развивайте самоэффективность и, следовательно, большую уверенность в своих способностях.

    Метааналитические обзоры более 100 исследований результатов игровой терапии (Bratton, Ray, Rhine, & Jones, 2005; LeBlanc & Ritchie, 2001; Lin & Bratton, 2015; Ray, Armstrong, Balkin, & Jayne, 2015). обнаружили, что общий лечебный эффект игровой терапии варьируется от умеренного до сильного положительного эффекта. Игровая терапия доказала свою эффективность в зависимости от возраста, пола и характера проблемы. Кроме того, было обнаружено, что положительный эффект лечения был максимальным, когда в лечении ребенка активно участвовал родитель.

    Сколько времени занимает игровая терапия?

    Каждый сеанс игровой терапии различается по продолжительности, но обычно длится от 30 до 50 минут. Сеансы обычно проходят еженедельно. Исследования показывают, что для решения проблем типичного ребенка, направленного на лечение, требуется в среднем 20 сеансов игровой терапии. Конечно, некоторые дети могут поправляться намного быстрее, в то время как более серьезные или продолжающиеся проблемы могут потребовать больше времени для решения (Кармайкл, 2006; Ландрет, 2002).

    Как мою семью можно привлечь к игровой терапии?

    Семьи играют важную роль в процессах выздоровления детей.Взаимодействие между проблемами детей и их семей всегда сложное. Иногда у детей возникают проблемы, чтобы показать, что в семье что-то не так. В других случаях вся семья огорчается из-за того, что проблемы ребенка настолько разрушительны. Во всех случаях дети и семьи выздоравливают быстрее, когда они работают вместе. Игровой терапевт примет некоторые решения о том, как и когда вовлечь некоторых или всех членов семьи в игровую терапию. Как минимум, терапевт захочет регулярно общаться с опекунами ребенка, чтобы разработать план решения проблем по мере их выявления и следить за ходом лечения.Другие варианты могут включать: а) непосредственное участие родителей или опекунов в лечении путем изменения их взаимодействия с ребенком дома и б) семейную игровую терапию всей семьей (Guerney, 2000). Каким бы ни был уровень участия членов семьи, они обычно играют важную роль в исцелении ребенка (Carey & Schaefer, 1994; Gil & Drewes, 2004).

    Кто занимается игровой терапией?

    Практика игровой терапии требует обширного специального образования, подготовки и опыта.Игровой терапевт - это лицензированный специалист в области психического здоровья, имеющий степень магистра или доктора в области психического здоровья со значительным общим клиническим опытом и наблюдением.

    Обладая продвинутой специальной подготовкой, опытом и контролем, специалисты в области психического здоровья могут также получить сертификаты зарегистрированного игрового терапевта (RPT), зарегистрированного игрового терапевта-супервизора (RPT-S) или зарегистрированного игрового терапевта (SB-RPT), предоставленные Ассоциация игровой терапии (APT).

    Авторы

    Информация, отображаемая для широкой публики и специалистов в области психического здоровья в этом разделе, изначально была создана JP Lilly, LCSW, RPT-S, Кевином О'Коннором, PhD, RPT-S, и Тери Крулл, LCSW, RPT-S и более поздними версиями. частично пересмотрено Чарльзом Шефер, PhD, RPT-S, Гарри Ландретом, EdD, LPC, RPT-S, и Дейлом-Элизабет Перссон, EdD, LPC, RPT-S. Связанные состояния и проблемы психического здоровья и поведенческие расстройства были разработаны Перссоном и Карлой Кармайкл, докторами наук, LPC, RPT-S соответственно.Цитаты исследований составили Перссон и ассистент выпускника Университета штата Орегон Мэри Агилера. Обновленные классификации и реорганизация психического здоровья были предоставлены Эдвардом Фрэнком Хадспетом, доктором философии, NCC, LPC-S, ACS, RPh, RPT-S. APT искренне благодарит этих людей за их вклад!

    Что такое психотерапия?

    Все темы

    Психотерапия , или разговорная терапия, - это способ помочь людям с широким спектром психических заболеваний и эмоциональных трудностей.Психотерапия может помочь устранить или контролировать тревожные симптомы, чтобы человек мог лучше функционировать, улучшил самочувствие и выздоровел.

    Проблемы, которым помогает психотерапия, включают трудности в повседневной жизни; последствия травмы, болезни или утраты, например, смерть близкого человека; и специфические психические расстройства, такие как депрессия или тревога. Существует несколько различных типов психотерапии, и некоторые из них могут лучше работать с определенными проблемами или проблемами. Психотерапия может использоваться в сочетании с лекарствами или другими методами лечения.

    Сеансы терапии

    Терапия может проводиться индивидуально, в семье, в паре или в группе и может помочь как детям, так и взрослым. Сеансы обычно проводятся один раз в неделю от 30 до 50. И пациент, и терапевт должны активно участвовать в психотерапии. Доверие и отношения между человеком и его / ее терапевтом необходимы для эффективной совместной работы и получения пользы от психотерапии.

    Психотерапия может быть краткосрочной (несколько сеансов), связанной с непосредственными проблемами, или долгосрочной (месяцы или годы), связанной с долгосрочными и сложными проблемами.Цели лечения и меры относительно того, как часто и как долго встречаться, планируются совместно пациентом и терапевтом.

    Конфиденциальность - основное требование психотерапии. Кроме того, хотя пациенты разделяют личные чувства и мысли, интимный физический контакт с терапевтом никогда не является уместным, приемлемым или полезным.

    Психотерапия и лекарства

    Психотерапия часто используется в сочетании с лекарствами для лечения психических заболеваний.В одних случаях лекарства могут оказаться полезными, а в других - лучшим вариантом может быть психотерапия. Для многих людей комбинированное медикаментозное и психотерапевтическое лечение лучше, чем любое другое лечение по отдельности. Улучшения здорового образа жизни, такие как правильное питание, регулярные упражнения и достаточный сон, могут иметь важное значение для поддержки выздоровления и общего самочувствия.

    Работает ли психотерапия?

    Исследования показывают, что большинство людей, проходящих курс психотерапии, испытывают облегчение симптомов и могут лучше функционировать в своей жизни.Около 75 процентов людей, поступающих на психотерапию, демонстрируют от нее какую-то пользу. 1 Было показано, что психотерапия улучшает эмоции и поведение и связана с положительными изменениями в мозге и теле. К преимуществам также относятся меньшее количество дней по болезни, меньшая инвалидность, меньше проблем со здоровьем и повышенное удовлетворение от работы.

    С помощью методов визуализации мозга исследователи смогли увидеть изменения в мозге после того, как человек прошел психотерапию.Многочисленные исследования выявили изменения мозга у людей с психическими заболеваниями (включая депрессию, паническое расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и другие состояния) в результате прохождения психотерапии. В большинстве случаев изменения мозга в результате психотерапии были аналогичны изменениям в результате приема лекарств. 2

    Чтобы получить максимальную отдачу от психотерапии, подходите к терапии как к совместным усилиям, будьте открыты и честны и следуйте согласованному плану лечения. Выполняйте любые задания между занятиями, например, ведите дневник или практикуйтесь в том, о чем вы говорили.

    Виды психотерапии

    Психиатры и другие специалисты в области психического здоровья используют несколько видов терапии. Выбор типа терапии зависит от конкретного заболевания и обстоятельств пациента, а также от его предпочтений. Терапевты могут комбинировать элементы из разных подходов, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности человека, получающего лечение.

    Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям выявлять и изменять вредные или неэффективные модели мышления и поведения, заменяя их более точными мыслями и функциональным поведением.Это может помочь человеку сосредоточиться на текущих проблемах и способах их решения. Часто это предполагает отработку новых навыков в «реальном мире».

    КПТ может быть полезен при лечении различных расстройств, включая депрессию, тревогу, расстройства, связанные с травмами, и расстройства пищевого поведения. Например, КПТ может помочь человеку с депрессией распознать и изменить негативные модели мышления или поведения, которые способствуют депрессии.

    Межличностная терапия (ИПТ) - это краткосрочная форма лечения.Это помогает пациентам понять лежащие в основе межличностные проблемы, которые вызывают беспокойство, такие как неразрешенное горе, изменения в социальных или рабочих ролях, конфликты с другими значимыми людьми и проблемы, связанные с другими людьми. Это может помочь людям научиться здоровым способам выражения эмоций и способам улучшить общение и то, как они относятся к другим. Чаще всего используется для лечения депрессии.

    Диалектическая поведенческая терапия - это особый тип КПТ, который помогает регулировать эмоции. Его часто используют для лечения людей с хроническими суицидальными мыслями и людей с пограничным расстройством личности, расстройствами пищевого поведения и посттравматическим стрессовым расстройством.Он учит новым навыкам, которые помогут людям взять на себя личную ответственность за изменение нездорового или деструктивного поведения. Он включает как индивидуальную, так и групповую терапию.

    Психодинамическая терапия основана на идее о том, что на поведение и психическое благополучие влияют детские переживания и неуместные повторяющиеся мысли или чувства, которые не осознаются (за пределами осознания человеком). Человек работает с терапевтом, чтобы улучшить самосознание и изменить старые шаблоны, чтобы он / она мог более полно взять на себя ответственность за свою жизнь.

    Психоанализ - более интенсивная форма психодинамической терапии. Сеансы обычно проводятся три или более раз в неделю.

    Поддерживающая терапия использует рекомендации и поддержку, чтобы помочь пациентам развить свои собственные ресурсы. Это помогает повысить самооценку, уменьшить беспокойство, укрепить механизмы преодоления и улучшить социальное и общественное функционирование. Поддерживающая психотерапия помогает пациентам справляться с проблемами, связанными с их психическими расстройствами, которые, в свою очередь, влияют на их остальную жизнь.

    Дополнительные методы лечения , которые иногда используются в сочетании с психотерапией, включают:

    • Терапия с участием животных - работа с собаками, лошадьми или другими животными для обеспечения комфорта, помощи в общении и помощи при травмах
    • Терапия творческими искусствами - использование методов лечения искусства, танца, драмы, музыки и поэзии
    • Игровая терапия - чтобы помочь детям определить свои эмоции и чувства и рассказать о них

    Дополнительная информация

    Список литературы

    1. Американская психологическая ассоциация.Понимание психотерапии и того, как она работает. 2016. http://www.apa.org/helpcenter/understanding-psychotherapy.aspx
    2. .
    3. Карлссон, Х. Как психотерапия изменяет мозг. Психиатрические времена. 2011.
    4. Wiswede D, et al. 2014. Отслеживание функциональных изменений мозга у пациентов с депрессией при психодинамической психотерапии с использованием индивидуализированных стимулов. PLoS ONE. 2014. http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0109037

    Отзыв от врача Автор:
    Ранна Парех, М.Д., M.P.H.
    Лиор Гивон, доктор медицины, доктор философии
    январь 2019

    Важность терапевтических отношений

    Перед тем, как начать психотерапию, большинство пациентов задаются вопросом: «Поможет ли мне это консультирование с моими проблемами?» Исследования показывают, что на успешность лечения влияет множество факторов, в том числе серьезность решаемых проблем, уверенность пациента в том, что консультирование сработает, и уровень квалификации терапевта.

    Однако исследования за последние пятьдесят лет показали, что один фактор - больше, чем любой другой - связан с успешным лечением: качество отношений между терапевтом и пациентом.

    В 1913 году Зигмунд Фрейд выдвинул гипотезу, что отношения между терапевтом и пациентом являются ключевым компонентом успешного лечения. С того времени исследования показали, что качество этих отношений («терапевтический альянс», как его называют) является самым сильным предиктором успешности терапии.

    Поразительно, но качество терапевтических отношений оказывается решающим для успеха лечения независимо от того, какой тип лечения изучается. Были проведены обширные исследования индивидуальной, парной и семейной терапии с использованием различных методов оценки для измерения качества отношений (т.е. отчеты пациентов или терапевтов или рейтинги наблюдений). Эти исследования, в которых использовались различные группы пациентов (дети и взрослые, стационарные и амбулаторные пациенты), лечившиеся от всех типов проблем (например, депрессия, тревога, злоупотребление наркотиками, рабочие и социальные проблемы), все показывают важность терапевтических отношений. об исходе лечения.

    «Немногим более половины положительных эффектов терапии, которые учитывались [в предыдущем исследовании], связаны с качеством альянса», - сказал доктор.Адам Хорват, профессор Университета Саймона Фрейзера и ведущий эксперт в области исследований взаимоотношений пациента и терапевта. Интересно, что пациенты и терапевты часто (но не всегда) соглашаются относительно качества своих отношений. Однако именно восприятие пациентом качества взаимоотношений является самым сильным предиктором успеха лечения. Оценка пациентами своих взаимоотношений с терапевтом даже на самом раннем этапе лечения - после первого или двух сеансов - предсказывает их улучшение в течение курса лечения.Однако пациенты, которые сообщают о плохих отношениях со своим терапевтом, с большей вероятностью прекращают лечение раньше срока.

    Что такое «хорошие» терапевтические отношения?

    Поскольку отношения между терапевтом и пациентом кажутся столь важными для успеха лечения, эксперты попытались определить «хорошие отношения». Один эксперт-новатор, доктор Эдвард Бордин, определил, что хорошие терапевтические отношения состоят из трех основных качеств: эмоциональной связи доверия, заботы и уважения; согласование целей терапии; и сотрудничество по «работе» или задачам лечения.


    Качества хороших терапевтических отношений:
    • Взаимное доверие, уважение и забота
    • Общее согласие о целях и задачах терапии
    • Совместное принятие решений
    • Взаимное участие в «работе» лечения
    • Способность говорить о «здесь и сейчас» аспектах отношений друг с другом
    • Свобода делиться друг с другом любыми негативными эмоциональными реакциями
    • Способность исправить любые проблемы или трудности, которые могут возникнуть в отношениях

    Также необходимо общее чувство принадлежности к лечению.Доверяют ли терапевт и пациент тому, что друг упорно трудится, чтобы способствовать успеху лечения? Совместно ли они принимают решения о том, как проводится лечение, и какие стратегии вмешательства используются?

    В любых близких отношениях возникают проблемы, трудности или недопонимания, и отношения между терапевтом и пациентом не являются исключением. Однако то, как терапевт и пациент вместе справляются с этими трудностями, является еще одним важным компонентом успеха отношений.Когда возникают трудности, могут ли терапевт и пациент поделиться какими-либо негативными чувствами, обидой или гневом, которые могли возникнуть в результате? И могут ли они работать вместе, чтобы вместе решать любые проблемы, которые могут возникнуть в их работе?

    Важность расширенной концептуализации «терапевтических отношений»

    Исторически сложилось так, что изучение терапевтических отношений сосредоточено исключительно на отношениях пациента с терапевтом. Однако исследования, проведенные в Семейном институте Северо-Западного университета мной и доктором.Уильям Пинсоф демонстрирует важность расширения этого определения, чтобы включить в него влияние других значимых людей в жизни пациента. Например, в индивидуальной терапии поддержка лечения со стороны значимых других пациентов (членов семьи, супруга, близких друзей) была связана с успешным результатом. В парной терапии степень согласия пары друг с другом в отношении лечебных задач, целей и связей предсказывала, будет ли терапия успешной.

    Что делают терапевты, чтобы установить хорошие терапевтические отношения?

    Исследования показывают, что способность устанавливать хорошие отношения с пациентами - это не просто функция подготовки терапевта или уровня опыта.Многие начинающие терапевты так же квалифицированы, как и их более опытные коллеги, в построении хороших терапевтических отношений. Однако исследования показывают, что опытные терапевты лучше умеют налаживать отношения с теми пациентами, у которых в прошлом были проблемы. Кроме того, опытные терапевты лучше новичков выявляют и разрешают проблемы в терапевтических отношениях.

    Терапевты вносят важный вклад в установление хороших терапевтических отношений.Очень важна способность терапевта передать пациенту сочувствие и понимание. Другой важный компонент - это открытость, гибкость и готовность терапевта адаптировать лечение к потребностям пациента. Квалифицированные терапевты активно запрашивают мнение пациентов о целях и методах лечения, чтобы облегчить сотрудничество.

    Что помогает пациентам установить хорошие терапевтические отношения?

    Исследования показывают, что пациенты с большей вероятностью установят хорошие терапевтические отношения, если у них хорошие навыки межличностного общения и общения.Например, пациенты с большей вероятностью установят хорошие отношения со своими терапевтами, если они открыто и честно говорят о своих потребностях.

    Что мне делать, чтобы улучшить отношения с терапевтом?

    Если у вас возникли трудности с терапевтом, важно поговорить об этом напрямую с терапевтом. Если у вас есть вопросы или опасения по поводу какой-либо части лечения, не стесняйтесь обсудить их со своим терапевтом. Открытое, честное общение - очень здоровая стратегия решения трудностей.Фактически, исследования показывают, что такие «разговоры об отношениях» - очень эффективная терапевтическая стратегия для улучшения отношений, тем самым повышая ваши шансы на успех лечения.

    Вмешательство в развитие отношений (RDI) | Аутизм говорит

    Что такое вмешательство в развитие отношений (RDI)?

    Вмешательство в развитие отношений (RDI) - это семейная поведенческая терапия, направленная на устранение основных симптомов аутизма. Он ориентирован на развитие социальных и эмоциональных навыков.Родители проходят обучение в качестве основного терапевта в большинстве программ RDI.

    RDI помогает людям с аутизмом формировать личные отношения, укрепляя строительные блоки социальных связей. Это включает в себя способность формировать эмоциональную связь и делиться опытом с другими.

    Динамический интеллект

    RDI основывается на идее о том, что «динамический интеллект» является ключом к улучшению качества жизни людей с аутизмом.

    Динамический интеллект означает способность гибко мыслить:
    • Разбираемся с разных точек зрения
    • Справиться с заменой
    • Интегрируйте информацию из нескольких источников (например,грамм. достопримечательности и звуки)

    RDI имеет шесть целей:

    1. Эмоциональные ссылки : способность учиться на эмоциональном и субъективном опыте других
    2. Социальная координация : способность наблюдать и контролировать поведение для успешного участия в социальных отношениях
    3. Декларативный язык : способность использовать язык и невербальное общение для выражения любопытства, приглашения других к взаимодействию, обмена восприятием и чувствами и координации своих действий с другими
    4. Гибкое мышление : способность адаптировать и изменять планы при изменении обстоятельств
    5. Обработка реляционной информации : способность помещать вещи в контекст и решать проблемы, которые не имеют четких решений и не имеют «правильных и неправильных» решений
    6. Предвидение и ретроспективное восприятие : способность думать о прошлом опыте и предвидеть будущие возможности на основе прошлого опыта

    RDI предполагает поэтапный подход к развитию мотивации и обучению навыкам.План обучения основан на текущем возрасте и уровне способностей ребенка. Родитель или терапевт использует набор пошаговых, соответствующих развитию целей

    Первоначальная цель - построить отношения «управляемого участия» между родителями и ребенком, при этом ребенок будет «когнитивным учеником». Как только эти отношения устанавливаются, семья продвигается к достижению ряда целей развития для своего ребенка. Цель этого процесса - улучшить «нейронную связь» или функцию мозга.

    Родители, учителя и другие опекуны продолжают использовать принципы RDI в повседневной жизни ребенка. Они используют положительное подкрепление, чтобы помочь ребенку улучшить социальные навыки, адаптивность и самосознание.

    Кто предоставляет RDI?

    Родители и опекуны людей с аутизмом обычно выступают в качестве основного терапевта в программе RDI. Родители могут изучить методы RDI с помощью обучающих семинаров, книг и других материалов. Они также могут выбрать работу с консультантом, сертифицированным RDI.

    Классные учителя и поведенческие терапевты также могут использовать RDI. Некоторые специализированные школы предлагают RDI в условиях частной школы.

    Как работает RDI?

    Консультант RDI может начать с оценки, чтобы узнать, как ребенок взаимодействует с родителями или учителями. Затем консультант составит план обучения и цели, основанные на развитии и способностях человека. План будет включать в себя работу над стилями общения, которые лучше всего подходят ребенку.

    Вначале RDI подразумевает индивидуальную работу между родителем и ребенком.Родитель или терапевт применяет поэтапные, соответствующие развитию цели к повседневным жизненным ситуациям.

    Например, сначала родители могут ограничить использование разговорной речи. Это побуждает ребенка и родителя сосредоточиться на зрительном контакте и невербальном общении.

    По мере развития способностей ребенка цели и учебный план меняются в соответствии с его / ее потребностями.

    Затем ребенок начинает проводить время со сверстником, который разделяет схожие социальные и эмоциональные навыки.Это можно назвать «диадой» (имеется в виду двое детей).

    Постепенно к группе присоединяются другие дети. Они встречаются и играют в различных условиях под руководством родителей или терапевта. Это позволяет им практиковаться в формировании и поддержании отношений в разных контекстах.

    Какова интенсивность большинства программ RDI?

    Семьи часто используют принципы RDI в своей повседневной жизни. Каждая семья будет делать выбор на основе своего ребенка.Большинство семей тратят как минимум несколько часов в неделю, используя стратегии RDI.

    Какие доказательства эффективности RDI?

    На сегодняшний день в RDI не опубликовано никаких независимых исследований. В 2007 году разработчик метода (доктор Стивен Гутштейн) опубликовал в журнале Autism отчет, в котором обнаружил положительные результаты RDI в исследовательской группе из 16 детей. Для подтверждения преимуществ необходимы независимые исследования.

    Как мне найти поставщика, сертифицированного RDI?

    Посетите веб-сайт RDI Connect, чтобы просмотреть список сертифицированных консультантов RDI в США.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *