Разное

Пегги девочка или мальчик: Peggy имя мальчика или девочки

Содержание

Читать онлайн электронную книгу Пегги Сью и призраки: ДЕНЬ СИНЕЙ СОБАКИ Peggy Sue and ghosts: THE BLUE DOG’S DAY – 1 бесплатно и без регистрации!

Призрак появился в классе именно в тот момент, когда учительница математики Флора Митчелл задала вопрос, на который могла ответить только Пегги Сью.

Девочка сделала над собой усилие, чтобы не задрожать; она уже давно привыкла к вторжению призраков в повседневную жизнь, но сталкиваться с ними лицом к лицу было для нее каждый раз чрез-вы-чай-но неприятно.

Призрак просунул голову сквозь дверь, как будто она была сделана из мягкого материала, проткнуть который не стоило труда. Это было низкорослое белесое существо, словно вылепленное из взбитых сливок.

– Пегги Сью, – строго сказала математичка, – скажи что-нибудь!

Девочка уже собиралась ответить, как вдруг призрак прыгнул к ней на колени… и ладонью зажал ей рот, не дав заговорить. Пегги попыталась оттолкнуть его; увы, это было невозможно! Призраки обладали чудовищной силой, с которой, как оказалось, бесполезно было бороться.

Так же, как пыжиться, надеясь поднять слона на вытянутой руке! Пегги Сью понимала, что выглядит глупо, стоя с открытым ртом и не произнося ни слова… при этом лицо девочки приобретало фиолетовый оттенок, потому что ей не хватало воздуха!

– Если захочу, – хихикала молокообразная тварь, – то не отниму руку, пока ты не задохнешься. Никто не поймет, что с тобой случилось, и ты упадешь на парту с почерневшим лицом. Это будет смешно, не так ли?

Пегги Сью снова попыталась сбросить с колен поганую нечисть, но ее руки прошли сквозь тело этой мелкой твари. Люди не могли прикоснуться к призракам, так было установлено изначально. Призраки же обладали неограниченной властью над людьми. Могли лепить из них, как из пластилина, все, что угодно. Впрочем, для призраков весь мир был пластилином. Пегги Сью видела, как некоторые из них ударами кулака сплющивали машины. А потом все считали, что автомобиль попал в аварию.

Девочке стало страшно. Мерзкий шалун накрепко вцепился в нее, и Пегги почувствовала прилив крови к вискам.

– Ты ведь знаешь, что я могу тебя убить? – снова захихикал призрак. – Но я не сделаю этого… потому что сегодня у меня веселое настроение и я чувствую себя не-обы-кно-вен-но хорошо.

Он лгал. По крайней мере, отчасти. Пегги Сью было известно, что призраки не могли убить ее собственными руками. Могущественные и таинственные чары защищали ее. Чары, заставлявшие врагов девочки кипеть от злости.

Физиономия призрака без конца преображалась от каждой его реплики.

Призраки обладали отвратительным свойством – у них не было определенной внешности. Они увеличивались, уменьшались, изменяли лицо, появлялись даже в виде какой-нибудь вещи или животного, если у них возникало такое желание. Тот, что сидел на коленях Пегги Сью, развлекался, поочередно примеривая на себя головы различных президентов Соединенных Штатов, чьи портреты украшали стены класса. И было очень неловко держать на коленях Джорджа Вашингтона или Авраама Линкольна ростом с пятилетнего ребенка.

– Пегги Сью, – вмешалась Флора Митчелл, – прекрати корчить гримасы! Ты побагровела, с тобой все в порядке? Может, отвести тебя в медпункт?

В классе засмеялись. Никто не мог понять, что случилось, потому что только Пегги Сью обладала печальным даром видеть призраков. Для простых смертных ничего особенного не происходило, и этот классный час не отличался от всех остальных… если не считать, что у ненормальной Пегги Сью Фэервей начался припадок!

Наконец тварь убрала руку с лица девочки, позволив ей перевести дыхание. Пегги откашлялась, как пловчиха, слишком долго находившаяся под водой. Другие ученики брезгливо поглядывали на нее. Девочку считали «чудаковатой», «белой вороной», с которой не стоит дружить. Ее поведение озадачивало не только сверстников, но и взрослых.

– Пегги! – повторила миссис Митчелл, теряя терпение. – Когда закончишь свой спектакль, пойдешь к доске и напишешь формулу, которую я тебе задала.

Пегги хотела встать, но существо, сидевшее у нее на коленях, не пожелало сдвинуться, пригвоздив ее к месту. Призраки такими и были: то становились легкими и весили меньше перышка, то изменяли свою плотность и тяжелели, как каменная глыба.

– Я жду! – прикрикнула учительница.

Молочного вида карлик согласился наконец опустить ноги на пол. Тягучая субстанция вынуждала его подскакивать при ходьбе, как будто он носил ботинки на пружинах… хотя ботинок-то у него и не было. Как все ему подобные, тварь обходилась без одежды. И нельзя было определить, девочка это или мальчик. У призраков не было пола. Если они являлись Пегги Сью в более или менее человеческом облике, это делалось скорее ради удобства, а не в силу генетической предрасположенности.

Никто их не видел… только она. И это началось, когда Пегги была совсем маленькой.

– К доске, – прошипела сквозь зубы миссис Митчелл, протягивая Пегги кусочек мела. – Поторопись, ты что, полагаешь, что мы тут ради тебя собрались?

Пегги взяла мел. Ладони у нее стали влажными. Формулу она знала; написать ее не составляло никакого труда, но девочка пыталась угадать, что еще выкинет молочный шалун, торчавший за ее спиной.

Переваливаясь с боку на бок, он пошел за ней к доске, и некоторые части его тела до смешного вытянулись. Правая рука была теперь длиной метров в пять, и он перекинул ее через головы учеников, чтобы потаскать за волосы Линду Браунинг, сидевшую у двери. Как глупо! Шутки зловредного мальчишки!

Пегги Сью достаточно натерпелась. Она ждала, когда прозвенит звонок и окончатся занятия, чтобы убежать. Зажав в пальцах мел, она начала писать. В тот же миг рука призрака опустилась на руку девочки и сжала ее, едва не сломав. Пегги поняла, что сейчас произойдет, и застонала от отчаяния. Тварь вынуждала ее выводить буквы, слова, которые девочка никогда бы не написала.

В классе раздались возгласы удивления. Пегги Сью слово за словом в ужасе прочитывала то, что мел чертил на доске:

Флора Митчелл до безумия влюблена в директора!

Девочки давились от смеха, мальчики смеялись до упаду. Учительница смертельно побледнела. Ринувшись к тряпке, она быстро стерла фразу, начертанную на доске крупными буквами.

– Я это так не оставлю, – выдохнула она сдавленным от гнева голосом. – Ты ответишь на дисциплинарном совете. Я потребую, чтобы тебя исключили из школы!

Рука призрака, по-прежнему сжимающая пальцы девочки, вынуждала ее калякать на доске другие, более оскорбительные слова. Пегги Сью заметила, что от слез запотели ее очки, огромные стекла, над которыми потешались все девчонки.

– Хватит! – заорала учительница. – Ты совсем голову потеряла!

Тварь захихикала в ухо жертве. У призраков был свистящий, похожий на жужжание насекомых голос. Они говорили так быстро, что только Пегги Сью могла разобрать их слова, тогда как остальные улавливали лишь противный писк кусачего комара.

– Вот видишь, – пропищал уродец. – Видишь, как чудесно мы развлекаемся. Если б я действительно был злым, я заставил бы тебя написать такие ужасные вещи, из-за которых ты попала бы в тюрьму. Представляешь, что можно изобразить на городских стенах с помощью фломастера? Сколько гадостей о мэре, шерифе могла бы ты написать… Достаточно придержать твою руку, и все.

– Нет, – чуть было не взмолилась девочка, – только не это.

Но она очень вовремя прикусила губу. Никто не понял бы, что она имеет в виду.

Крики учительницы привлекли внимание члена педсовета, который набросился на Пегги. Невидимое существо тут же отцепилось от своей жертвы, предоставив ей свободу движений.

Дальнейшее ни в чем не отличалось от того, что уже происходило с девочкой в других учебных заведениях. Во все школы, куда родители записывали Пегги, еще до ее появления поступали неблагоприятные отзывы. По мнению школьных психологов, она представляла собой яркий пример трудного подростка, подверженного галлюцинациям. Призраки наслаждались ситуацией, полностью ими же созданной. Их стратегия была столь же проста, сколь эффективна: чем большим посмешищем выглядела Пегги благодаря их усилиям, тем меньше они опасались, что к ее словам станут прислушиваться.

* * *

Когда она была совсем маленькой – лет шести, – Пегги Сью допустила ошибку, рассказав окружающим о том, что видит, и в результате – ее отвели к врачу.

– Ничего страшного, – пробормотал доктор. – Дети иногда любят пофантазировать. Они придумывают себе воображаемых друзей. Но это проходит.

Однако досадная странность Пегги Сью окончательно закрепилась, и никогда, никогда в жизни она не переставала видеть призраков.

«Призраки» – так нелепо называют нас люди, – объяснило ей одно из первых существ, с которым она столкнулась. – Очень глупо, но твои собратья принимают нас за привидения, мертвецов, вознамерившихся преследовать их. Некоторые считают нас пришельцами из космоса. Такой же идиотизм. Мы – не то и не другое.

– Тогда кто же вы? Как вас надо называть? – спросила Пегги Сью.

– Невидимки или Прозрачники, – эти два определения нас устраивают. А слово «призраки» сильно раздражает, оно такое пошлое.

* * *

Главный надзиратель повел Пегги к школьному психологу. Такое случалось не впервой, и девочке пришлось идти под прицелом насмешливых глаз столпившихся у раздевалки школьников.

Девочка съежилась в одном из мягких кресел, стоящих в приемной. Существо, явившееся причиной всех ее несчастий, исчезло секундой раньше, показав ей нос.

Пегги Сью сняла очки, чтобы протереть их.

Она страдала близорукостью вследствие колдовских чар, которыми опутали ее призраки.

– Мы хотим разыгрывать свои шуточки без свидетеля. Знаю, никто не верит тому, что ты говоришь, – крикнул ей один из них. – Но нам не нравится, что ты всегда оказываешься рядом и шпионишь за нами. Все-таки это неприятно!

И он направил в сторону девочки светящийся луч, который пробил ей сетчатку. С той самой встречи зрение Пегги постепенно ослабевало. Каждый год ей приходилось менять очки. Мальчишки прозвали ее «кротом». Хотя Пегги была хорошенькой, у нее не было друга, и никто никогда не приглашал ее на школьные балы. Дело в том, что ни один из мальчиков не хотел, чтобы его заметили в обществе странной девчонки, целыми днями разглядывающей пейзаж, будто там происходили какие-то события, не видимые простым смертным.

Пегги нацепила очки и подошла к окну. На другой стороне поляны раскинулся городок Чатауга, бывшая индейская резервация, где еще сохранилось несколько тотемов, наполовину съеденных термитами. Люди за окном жили, полагая, что у них нормальное существование, зависящее только от них.

Они ошибались…

Призраки сновали повсюду. Прямо сейчас Пегги видела, как они просачиваются сквозь стены домов, на шоссе лавируют среди потока машин. Они были причиной несчастий, постигающих людей. Нередко Пегги заставала их за подготовкой аварии. Вот они стоят на перекрестке, затем прыгают в автомобиль и завладевают рулем, зажав своими руками руки водителя. После чего тот теряет контроль над машиной, врезается в дерево или сбивает пешехода. Потом ему ничего не остается, кроме как бормотать:

– Не понимаю… Руль сам стал крутиться у меня под пальцами.

И никто не верил его словам. Никто, кроме Пегги Сью.

Призраки могли делать все, что угодно, с любой материей. Они без вашего ведома засовывали руку в вашу грудную клетку. И там им достаточно было ухватить сердце и сжать его, чтобы спровоцировать сердечный приступ.

«Это убийцы, – повторяла про себя Пегги. – Каждый день они совершают тысячи преступлений, и никто не подозревает об их существовании».

Никто, кроме нее, и нести этот груз было тяжело.

Пегги прижалась лбом к стеклу. Она разрывалась от злости и отчаяния. Злость вызывали гнусные создания с гадким смешком, завладевшие миром, отчаяние объяснялось ее неспособностью исправить положение.

Пегги была предметом их особой ненависти. Призраки терпеть ее не могли. Девочка была единственным свидетелем их козней. Когда безумный убийца отправлялся на улицу с ножом, чтобы резать прохожих, чаще всего он делал это потому, что кто-то из этих тварей направлял его руку.

* * *

– Пегги Сью? – услышала девочка голос психолога у себя за спиной. – Мне рассказали о произошедшем инциденте. Хочешь, поговорим об этом?

Пегги Сью, опустив глаза, покачала головой. Незачем пугать взрослых, так мало знающих о жизни. Беда только в том, что они начинают думать: «Она неизлечима, лучше уж поместить ее в больницу, пока она не стала опасной для окружающих».

Именно этого добивались призраки.

Через три минуты психолог подписал ей справку, чтобы она могла уйти домой. Девочка поблагодарила его. После того, что произошло, ей не хотелось выслушивать насмешки одноклассников.

Прижав учебники к груди, она покинула школу. Призраки тут же окружили ее, как будто вели под конвоем. Они выкрикивали оскорбления, насмехались над ней. Выскакивали из стен домов, из толщи тротуара. Одни были маленькими, как мышки, другие огромными, как слоны. Некоторые постарались принять человеческий облик, а многие летали, как воздушные шары, но у всех была одинаковая молокообразная структура. Двое из них ради «развлечения» ухватили девочку за запястья и заставили ее махать руками во все стороны, словно она отгоняла воображаемых ос. Книги и тетради упали на землю, но Пегги Сью не успела собрать их – призраки уже потащили ее дальше. Прохожие, испытывая неловкость, притворялись, что не замечают одержимую девочку, которая шла, размахивая над головой руками, как будто считала себя огромной бабочкой, которой не удается взлететь из-за тяжелого веса.

– Опять эта малышка Фэервей, – прошептала одна из продавщиц магазина, – бедная девочка совсем сходит с ума.

– Ее родители, однако, очень достойные люди, – вздохнула ее коллега.

Призраки сопровождали Пегги Сью по всему городу. Девочка уже привыкла к подобным неприятностям, но глаза ее затуманились, так сильно хотелось ей плакать.

Чтобы довести Пегги до слез, одна из тварей показала ей двух призраков, которые собирались устроить пожар в гараже. Однажды девочка видела, как они, ухватившись за дуло карабина, из которого какой-то мальчик стрелял по консервным банкам, вынуждали его целиться в приятелей. В тот день «шутка» обернулась одним погибшим.

– Почему вы такие злые? – в тысячный раз спросила девочка, когда призраки стали исчезать, наконец отпустив ее.

– Мы вовсе не злые, – ответила одна из тварей. – Нам скучно, и мы хотим развлекаться. Разве мы виноваты, что наше чувство юмора отличается от вашего?

– Но ваши шутки приводят к смерти, – возразила Пегги Сью. – Они смешны только вам!

– И это главное! – воскликнул белесый гном, перед тем как провалиться сквозь землю.

Девочка вздохнула. Ее учебники были потеряны, но у нее не хватало духу вернуться, чтобы поднять их.

Она вышла на окраину города. Кукурузные поля окружали Чатаугу золотистым кольцом, которое колыхалось под нескончаемый шум ветра. Здесь, за хилым ограждением, находилась стоянка трейлеров. Сюда ставили автофургоны всех размеров; некоторые уже покрылись ржавчиной и уже никогда не отправятся в путь. На этой окраине жили разные люди. У многих не было другого жилища, но попадались и такие, кто, подобно родителям Пегги, отец которой был плотником, переезжали с одной стройки на другую по всей стране.

Девочка поняла, что ей совсем не хочется возвращаться домой. Психолог наверняка позвонил ее матери, и теперь не избежать обычных криков отчаяния. Чтобы как можно дальше оттянуть этот момент, Пегги углубилась в кукурузное поле. Какая прекрасная страна, какой чудесный пейзаж, но почему все так сложно устроено в этом мире? Ей так хотелось быть обыкновенной девочкой, такой, как другие, и чтобы за ней ухаживал прыщеватый и глуповатый мальчик, который пытался бы поцеловать ее после киносеанса… Она предпочла бы не иметь других забот, кроме выбора платья для выпускного бала, прически и подходящих туфелек. Она была слишком юной для решения сложных проблем. Частенько она завидовала спокойному счастью своих товарищей, которые, вполне вероятно, считали себя невезучими! Глупые, что бы они сказали, если бы им пришлось, как ей, постоянно сталкиваться с кознями призраков?

Она прислушивалась к шуму листвы, прекрасно понимая, что это спокойствие долго не продлится. Она не ошиблась. На поверхности земли появился белесый шар, напоминающий огромный гриб. Затем шар стал расти, задрожал, превращаясь в точную копию Пегги Сью.

– Тяжело, не так ли? – сказала тварь. – Тебе не надоело быть нашим козлом отпущения? Знаешь, людей начинает тревожить твое поведение. Ты их пугаешь.

– Почему вы ополчились против меня? – спросила девочка.

– Потому что ты видишь нас, – пропищал призрак. – Твой взгляд причиняет нам боль. Обжигает нас. И мы хотим прекратить это. Тебе не приходило в голову, что твоя жизнь снова станет нормальной, если ты перестанешь смотреть на нас?

Пегги пожала плечами.

– Я все равно буду знать, что вы рядом, – вздохнула она.

– Поначалу, – уточнила тварь. – Но со временем ты о нас забыла бы. И даже смогла бы убедить себя, что все это лишь дурной сон. Если ты перестанешь видеть нас, мы прекратим мучить тебя.

– Ты хочешь заключить какое-то соглашение, да? – спросила девочка.

Призрак топтался, переваливаясь с боку на бок, он сохранял облик Пегги, но развлекался, искажая черты девочки до безобразия.

«Это сильнее их, – подумала она, – даже выступая в роли посланников, они не могут удержаться и ведут себя все так же жестоко».

Пегги заставила себя смотреть на изменчивый облик, который по воле призрака принимал ее двойник. Уши торчали, нос вытягивался. Затем молокообразное существо начало быстро стареть, превращаясь в подобие старухи, и Пегги Сью увидела, какой она может стать в семьдесят лет.

– Не смешно, так ведь? – захихикал призрак. – Вы, люди, такие ранимые. Можете умереть из-за пустяка.

– Что ты мне предлагаешь? – перебила его девочка. – Ведь тебя для этого прислали, так говори.

Тварь превратилась в шар неизвестного состава.

– Если бы мы могли убить тебя, все было бы проще, и мы бы давно это сделали, – произнес шар, – но увы: волшебная сила защищает тебя; поэтому нам приходится разыгрывать из себя дипломатов, пытаясь заключить договор. Соглашение простое. Оно сводится к одному: если ты согласишься стать слепой, мы оставим тебя в покое. Никогда больше ты ничего не услышишь о нас и будешь жить, как нормальная девочка.

– Нормальная, но слепая… – поправила Пегги.

– Может быть, это лучше, чем постоянно видеть, как мы проделываем наши трюки? – возразил призрак. – Поразмысли над предложением. Вон там, в траве, ты найдешь пузырек с пипеткой. В нем – особая настойка. Тебе достаточно будет капнуть по капельке в каждый глаз, чтобы ослепнуть без боли. И мы тут же перестанем надоедать тебе.

– И ты считаешь, что это честный договор? – с горечью воскликнула девочка. – Тебе не кажется, что ты хочешь провести меня?

– Нет, – ответила тварь. – Слепота лучше, чем целая жизнь взаперти, в обитой мягкими материалами палате сумасшедшего дома. А именно это и случится, если ты по-прежнему будешь шпионить за нами. Подумай о том, что произошло с тобой сегодня. Завтра же мы заставим тебя схватить нож и зарезать кого угодно. Твою мать, сестру…

(И опять тварь лгала. Волшебные чары, защищавшие Пегги, не позволили бы ей совершить подобную мерзость.)

Пегги Сью сделала несколько шагов и разворошила траву кончиком ботинка. Она заметила запыленный флакон, появившийся будто из далекой эпохи.

– Это настойка, – шепнул призрак ей в ухо. – Одна капля, не больше. Тебе не будет больно. Капелька в каждый глаз, и ты избавишься от нашего присутствия. Подумай хорошенько, игра стоит свеч.

«Ловушка», – подумала Пегги, пожав плечами. И ударом каблука раздавила флакон на мелкие осколки.

Когда она подняла голову, призрак уже исчез, разъяренный ее поступком. Девочка решила, что пора возвращаться домой. Выбравшись из зарослей кукурузы, она нос к носу столкнулась со своей старшей сестрой Джулией, которая шла от автофургонов. Джулии было семнадцать лет, на три года больше, чем Пегги. Из-за разницы в возрасте она считала себя взрослой и донимала младшую сестру противными нравоучениями.

– А! – прошипела она. – Вот ты где! Директор школы только что звонил. Тебя опять выгнали. Кажется, на этот раз ты написала гадости о твоей учительнице математики?

Если Джулию заносило, она могла целый час продолжать в том же духе. Девушка считала себя очень ответственной. Все началось в тот день, когда ее избрали лучшей служащей месяца в ресторанчике быстрого обслуживания, где она работала. С тех пор она мечтала открыть собственное дело. Это была высокая блондинка, лицо которой портил длинный нос. Она по пустякам выходила из себя и тренировала улыбку перед зеркалом, чтобы нравиться клиентам.

Пегги Сью не мешала ей бушевать. Она знала, что родители стыдились младшей дочери. Они были люди простые. Честные и бесхитростные. Пределом их мечтаний было поселиться на ранчо в Небраске после того, как дочки выйдут замуж, где они занялись бы разведением лошадей. Им были чужды любые странности. «Причуды» Пегги Сью выбивали у них почву из-под ног.

– Я не понимаю, почему она так ведет себя, – постоянно жаловалась мать. – Она даже не связана с плохой компанией. Учителя говорят, что у нее вообще нет друзей.

– Это не может так продолжаться, – не унималась Джулия, повторяя, как заведенная: – Она создает нам ужасную репутацию… и губит мою будущую карьеру. Как я смогу основать свое дело? Ни один банкир не захочет ссужать деньгами сестру сумасшедшей.

Пегги Сью страдала из-за сложившейся ситуации. Она прекрасно видела, что мать не осмеливается смотреть ей в лицо и разговаривает с ней таким тоном, которым обычно успокаивают раздражительных детей, боясь их капризов.

Отец проявлял меньше терпения. Являясь добрым, но суровым человеком, ему легче было балансировать на стальных балках на стометровой высоте, нежели разбираться в душевных переживаниях дочерей. Девочки вообще казались ему «слишком сложными». Ему было бы намного проще, если б жена подарила ему сыновей, с которыми он мог бы выпить пива и поговорить о бейсболе. Поведение младшей дочери глубоко огорчало его. В городе пошли пересуды. За несколько лет он превратился в «отца чокнутой девчонки в больших очках».

– Ты приводишь меня в отчаяние! – завопила Джулия.

Пегги никогда не пыталась защищаться. Упоминание о призраках ни к чему бы не привело, лишь убедило бы всю семью, что Пегги окончательно сбрендила.

Измученная своей долгой речью, Джулия наконец угомонилась. Положив руку на плечи сестры, она повела ее к трейлеру.

– Ладно, – вздохнула Джулия, – пошли домой. Постарайся все же, чтобы мама хоть на этот раз не очень плакала.

Все произошло так, как и предполагалось. Мэгги Фэервей, мать девочки, разрыдалась, едва та ступила на порог. Происшествия с Пегги случались теперь так часто, что у нее не было сил сердиться. Она с жалостью взглянула на младшую дочь и прошептала:

– Малышка моя, я не знаю, что с тобой делать.

– Иди в свою комнату, – приказала сестре Джулия, в отсутствие отца все чаще и чаще принимавшая бразды семейного правления в свои руки.

Пегги Сью послушалась. Автофургон имел форму длинного вагона с металлическими перекрытиями. «Комнаты» больше напоминали каюты подводной лодки. У городских ребятишек это считалось «супер», а Пегги предпочла бы жить в доме, стены которого были бы из кирпича, а не из проржавевшего железа.

Она уединилась в своем уголке, тесном квадратном помещении в полтора метра шириной. Кровать была такой маленькой, что ей приходилось поджимать ноги, чтобы уместиться на ней!

Пегги в тревоге отодвинула занавеску, прикрывавшую люк, служивший ей окном. Призраки были здесь. Они проникали в фургоны, просачиваясь сквозь металлические перегородки. Они издевались над ней. Один из них показал ей, как легко ему сбросить электрический провод в маленький надувной бассейн, где плескались дети. Пегги в ужасе посмотрела на него особенно пристально, надеясь, что ее взгляд обожжет «кожу» твари. И через секунду она почувствовала запах жженой карамели. Это означало, что призраку причинили боль. Он удалился, отряхиваясь.

«Я не совсем безоружна, – подумала девочка. – Могу тоже причинить им вред. Жаль только, что всякий раз, когда пытаюсь обжечь их, утомляются глаза».

Она сняла очки. Боль наступающей мигрени пронзила ей лоб между бровей. Какой же жалкой охотницей за призраками она была!

Усыновленный в РФ ребенок погиб в США по вине приемного отца – газета

По словам ученых-метеорологов, температура внутри автомобиля, где находился ребенок, могла достичь 54,4 градуса по шкале Цельсия.

Пресс-секретарь посольства РФ в США сообщил газете, что посольство “пытается разобраться в деталях произошедшего”.

Два года назад американка Пегги Сью Хилт за убийство приемной дочери из России была приговорена к 35 годам тюремного заключения. Погибшая Нина Хилт, урожденная Виктория Баженова, гражданка России, была удочерена в одном из детских домов Иркутска.

Пегги Хилт 2 июля 2005 года, находясь вместе с дочерью в гостях, вызвала “скорую помощь” и сообщила врачам, что у ребенка остановилось дыхание. Как показало вскрытие, девочка умерла от одного или нескольких ударов в брюшную полость. Хилт сказала полиции, что в тот день “была разгневана и возмущена” поведением дочери. В соответствии с материалами дела, Хилт сначала трясла Нину, потом бросила ее на пол и била в живот. После этого она подняла девочку, положила в кровать и продолжала бить кулаком по животу и спине. Проведенная экспертиза психического состояния Хилт показала, что в настоящее время она абсолютно вменяема и была вменяемой в момент убийства.

Также в 2006 году состоялся суд над американкой Джейн Кокран, обвиняемой в издевательствах над своим четырехлетним приемным сыном из России. В соответствии с материалами дела, с лета 2005 года Джейн Кокран издевалась над усыновленным ребенком из России. Она била его руками, ложкой и ремнем, а также применяла ножницы. Как сообщают некоторые местные СМИ, приемная мать даже отрезала мальчику кусочек уха и грозилась отрезать другие органы.

Еще один мальчик из России, 14-месячный Николай Емельянцев, усыновленный проживающей в США семьей Емельянцевых, погиб в США в 2006 году. Николай Емельянцев в возрасте один год и два месяца скончался в местном госпитале 7 марта. Согласно заключению специалистов, причиной смерти ребенка был перелом черепа, полученный в результате удара. Также у ребенка были зафиксированы многочисленные кровоподтеки на лице, голове, коленях. Приемный отец ребенка, 31-летний гражданин России Федор Емельянцев, сообщил полиции, что 6 марта Коля упал и ударился головой. В соответствии с документами суда, супруга Емельянцева, Кимберли, отказалась давать показания. Прокуратура округа Туиле 12 марта предъявила 33-летней Кимберли Емельянцевой обвинение в убийстве первой степени, добавив на следующий день обвинение в преступной халатности. Также обвинение в преступной халатности было предъявлено ее супругу.

Фантастика : Детская фантастика : Глава 14 Первая западня : Серж Брюссоло : читать онлайн

Глава 14

Первая западня

Они бежали, пока у них хватало дыхания, не решаясь оглянуться назад. Когда наконец они упали на колени в мягкий мох, у них не было сил для разговора.

Пегги Сью достала из рюкзака фляжку с водой и наполнила миску своего четвероногого друга. Пес высунул язык до упора – тот стал почти таким же длинным, как галстук, с которым пес никогда не расставался.

– Скоро наступит ночь, – заметил Себастьян. – Когда саду не хватает воды, садовники укорачивают день.

– Неужели такое возможно?

– Здесь солнце – как лампа. Его выключают, повернув выключатель.

Пегги спросила себя, какие новые опасности готовит им ночь. Дневник Сары оттопыривал ее карман. Пегги размышляла, каким образом бедная девочка поддалась колдовству, заставившему ее думать, что она картофелина.

– Нужно разбить лагерь, – сказал Себастьян. – Мы не можем зажечь ни костер, ни фонарик, понятно?

Почти тотчас же солнце погасло, при этом раздался сухой щелчок. Внезапные сумерки опустились на волшебный сад.

Воздух наполнился шорохом цветов, складывающих свои лепестки. Казалось, что это матросы задраивают иллюминаторы огромной подводной лодки. Пегги прислонилась спиной к стеблю гигантской травы. Пес прижался к хозяйке.

Несмотря на мучившие их опасения, путешественники заснули сразу и проспали до самого рассвета. Пегги Сью разбудили лучи солнца – садовники постепенно увеличивали мощность его свечения. Вспомнив предупреждения Себастьяна, девочка вытащила ножик и отправилась на поиски какого-нибудь плода. Ей не хотелось ходить слишком далеко, потому что в саду она не чувствовала себя в безопасности. Ей удалось обнаружить несколько зрелых томатов ядовито-красного цвета. Выбрав самый большой, девочка обмазалась его соком. Это вовсе не было приятно; но такова была цена безопасности.

Пегги обрадовалась, что успела принять меры предосторожности, потому что вскоре увидела садовника, показавшегося между деревьями. Он напоминал огородное чучело, увешанное сухими листьями. Он размахивал руками в воздухе, ловя солнечные лучи. Пегги съежилась и замерла. Ноздри на круглом лице чудовища раздувались.

«Он исследует запахи, – подумала девочка. – Только бы он не обнаружил Себастьяна и пса!»

Скелетообразный гигант и не думал удаляться. Что-то его смущало. Вероятно, издалека до него все-таки доносились запахи мальчика и собаки.

Пегги Сью скорчилась около гигантской ноги, заканчивающейся граблями. Девочка стиснула зубы, чтобы помешать им стучать. Наконец часовой ушел. Как только он скрылся за деревьями, Пегги поспешила разбудить своих товарищей, чтобы они последовали ее примеру и поскорей приняли томатную ванную.

– Унюхали-таки, – сказал Себастьян, когда она рассказала ему об утренней встрече. – Они нас ищут.

Девочка удивилась, что не испытывает чувства голода. Себастьян напомнил ей, что внутри миража людям совсем не обязательно есть, к этому их может подвигнуть лишь гурманство.

– Один только демон нуждается в пище, – сказал он, – потому что он производит миражи. Если он умрет, эта вселенная съежится, как лопнувший воздушный шарик, и нас всех раздавит.


Сообщив эту малоутешительную новость, Себастьян вскарабкался на вершину одной из травинок, чтобы попытаться сориентироваться, поскольку они не могли себе позволить ходить кругами… как, по всей вероятности, делало большинство их предшественников.

– Сюда! – объявил он, спустившись. – Мы вышли из первого леса. Теперь надо преодолеть аллею, посыпанную гравием, чтобы попасть на вторую лужайку. Удовольствие, конечно, ниже среднего – идти по каменистой пустыне! Но мы не можем медлить, и вы сами знаете почему.

– Из-за животных-резервуаров, – дополнил синий пес. Галстук его волочился по земле.

– Правильно, они тяжелые, но подвижные. Столкнуться с ними было бы ошибкой. Только их заметишь, как в три прыжка они настигают вас.

Эта новость должна была обеспокоить Пегги Сью, но вместо этого девочка начала насвистывать.

«Странно, – подумала она, – мне почему-то совсем не страшно! Что такое происходит?»

Она бросила взгляд на синюю собаку. Пес носился между травинок, как молодой щенок.

«Странно», – еще раз сказала она себе… и перестала над этим думать.


По мере того как путники спускались с холма и приближались к аллее, по которой ходили динозавры-цистерны, на душе у Пегги становилось все легче. Ей было трудно собраться с мыслями… она даже забыла, зачем оказалась здесь.

Она получала удовольствие от самóй прогулки и испытывала сильное желание сбросить с себя одежду и позагорать голышом на солнышке. В воздухе плавали чарующие ароматы… надо всем довлел запах земли – тяжелый, восхитительный, опьяняющий… Пегги сожалела, что ее легкие невелики – ей хотелось бы вдыхать больше воздуха…

Она слегка отстала, позволив мальчику и собаке себя обогнать. Она не понимала, зачем они так спешат. Не лучше ли было растянуться на траве и немного позагорать? Пегги не терпелось сбросить рюкзак, лямки которого надавили ей плечи.

Она улыбнулась собственным мыслям. Ей захотелось превратиться в бабочку, чтобы перелетать с цветка на цветок. Или стать птицей, сидящей на ветке… Нет, лучше вот что: она будет плодом, зреющим на солнце! Прекрасным, неподвижным плодом, уютно устроившимся под жаркими полуденными лучами. Плодом, озабоченным только тем, чтобы расти, округляться, наливаться соком, становиться все более ароматным… О! Как это было бы приятно – остаться здесь, приросшей к стебельку! Ничего не делать, как толстый кот, дремлющий на диване.

Она не знала, откуда пришли к ней такие странные мысли, но отдавалась им с упоением.

Пегги достигла подножия холма, ничего не чувствуя. Себастьян кричал ей что-то; она не слышала. Мальчик ее раздражал. Ей хотелось больше покоя… абсолютного покоя, как… у помидоров, например! Как это приятно – медленно краснеть, становиться все больше, все круглее, стать самым аппетитным и крупным помидором в саду! И, кроме того, зеленые листочки, растущие по обеим сторонам стебля, – они такие красивые!

Когда друзья достигли покрытой гравием дорожки, Пегги машинально последовала за Себастьяном и синим псом, по-прежнему погруженная в свой сон наяву. Она смотрела на маленькие камушки, хрустящие под их башмаками. Ах, помидору не слишком приятно было бы здесь расти; нет, надо подобрать более удобную почву: мягкую, как бархатная подушка, почву, похожую на кресло, на котором можно удобно растянуться! Быть помидором – значит познать наслаждение ленью, мечтательностью… это значит лежать, ничего не делать, позволять своему воображению порхать с одного на другое…


В нескольких метрах перед ней Себастьян настойчиво размахивал руками, что-то крича. Она его не понимала. Какие эти мальчишки назойливые! Они не могут посидеть спокойно ни одной минутки! С ними всегда сплошные хлопоты. Пегги решила не обращать на Себастьяна внимания. Пес тоже прыгал вокруг нее и лаял. Ах! Как они оба ей надоели!

Она опустила голову, чтобы их не видеть, и погрузилась в созерцание камушков под ногами. Они были белые и чистые, но Пегги не хотела бы здесь расти… если бы она, конечно, была томатом… но это – увы! – не так.

«Слушай-ка, – подумала она вдруг, – камушки движутся сами по себе! Как будто танцуют».

Она опустилась на колени, чтобы лучше их видеть. Нет, камушки не танцевали. Они просто повиновались своеобразному сотрясению, вызываемому почвой. Вся аллея резонировала, как натянутая кожа барабана, по которой выбивают дробь.

Пегги Сью подняла голову. На другой стороне дороги, на краю следующей лужайки, Себастьян отчаянно махал ей. Пес прыгал и лаял, его смешной галстук раскачивался в ритме его прыжков.

«Может быть, он тоже танцует? – спросила себя девочка. – Как и эти камни?»

Должна ли она поступить так же? Она проследила за их движениями: мальчик размахивал руками, собака прыгала и высовывала язык. Если Пегги последует их примеру, она будет выглядеть смешно.

Казалось, Себастьян указывал на что-то позади нее. Он корчил идиотские рожи, делавшие его некрасивым. Это было глупо, потому что обычно он выглядел довольно симпатично. Обреченно вздохнув, Пегги обернулась через плечо. Огромное животное двигалось по аллее. Оно направлялось прямо к девочке… Очень большое животное! Но не злое – злым оно не выглядело. У зверя была маленькая голова и длинный-предлинный хобот. Он напоминал слона, нарисованного неумелой детской рукой. Ему не хватало ушей… а шея его выросла слишком длинной, он имел слишком много ног, и еще…

Вдруг на Пегги напал смех. Нет, это и впрямь сплошная умора! Такое чудо-юдо не могло существовать. Оно приближалось и приближалось, но Пегги не испытывала страха, нет… она знала, что животное не причиняет вреда фруктам и овощам, а значит, она ничем не рискует.

«Я очень хочу, чтобы меня полили, – сказала она себе, – мне немного жарко. Если так будет продолжаться, я высохну и потеряю всю свою сочность».

Она смотрела, как лапы чудовища мерно поднимаются и опускаются. Земля дрожала все сильнее, и девочке стало трудно удерживать равновесие. Она подняла голову в надежде, что фантастическое существо развернет свой хобот и даст ей немного воды, в которой она так нуждается.

Вдруг собака, на шее у которой болтался галстук, бросилась к ней, схватила за штанину джинсов и потянула за собой изо всех сил, принуждая пересечь аллею.

«Ах, как это было глупо! Теперь меня не польют!»

– Отпусти меня, противный барбос! – крикнула Пегги.

Но пес упорно тянул ее на лужайку. Девочке пришлось повиноваться. Одна из лап чудовища задела ее, но Пегги этого даже не заметила. Она так сожалела, что утром ее не полили. Все плоды и овощи освежатся, все, кроме нее! Это несправедливо!

Потеряв равновесие, Пегги упала в траву.

– Ты совсем спятила! – орал Себастьян. – У тебя есть голова на плечах?! Разве ты не видела, что животное-резервуар тебя вот-вот раздавит? Ты была на волосок от этого!

Он был совершенно вне себя; от гнева у него раскраснелось лицо. Пегги Сью пожала плечами. Безусловно, она ничего не понимает в человеческих реакциях. Жизнь овощей куда более спокойная.

Мальчик схватил ее за плечи и встряхнул, но она его не слышала: его слова не имели для нее никакого смысла. Просто громкие звуки, исходящие из его рта. Овощи общаются между собой гораздо вежливее, машут себе тихонько листьями…

Два существа смотрели друг на друга с беспокойством. Мальчик и пес… Пегги забыла, как их зовут. Но иметь имя – как это глупо! У овощей нет никаких имен. Они не забивают этим голову.

Мальчик и пес заставили ее подняться и продолжить путь. Время от времени они оборачивались, чтобы убедиться, что она следует за ними. Как это было глупо – все время куда-то идти, вместо того чтобы покоиться в уголке, пустить корни и наливаться на солнце!

* * *

С этого момента она потеряла чувство времени. Когда мальчик решил сделать привал, она восприняла это с радостью и присела в отдалении. Поскольку никто не обращал на нее внимания, она сняла обувь, носочки, а потом выкопала ямку, чтобы сунуть в нее ноги. Она не понимала, зачем она это делает, но что-то ее к этому подталкивало. Она присыпала свои голые ноги землей до лодыжек.

Ах, как это оказалось приятно! Ей давно уже следовало так поступить!

Закончив сажать себя в грунт, Пегги задремала.

Она больше ни о чем не думала – только о том, чтобы зреть, чтобы получить как можно больше солнечного тепла. Время от времени она поднимала веки, чтобы посмотреть, не краснеет ли ее кожа… не становится ли она прекрасного помидорного цвета?


Прикосновение собачьего языка заставило девочку прийти в себя. Пес настойчиво ее облизывал, перепачкав все лицо хозяйки слюной. Девочка попыталась отбиваться, но у нее было слишком мало сил, чтобы противостоять его натиску.

В конце концов она упала навзничь. Теперь пес копался в земле, чтобы освободить ее ноги.

– Проснись! – выл голос синей собаки в ее мозгу. – Ты стала жертвой колдовства! Сопротивляйся же, черт возьми! Сопротивляйся!

А Пегги тем временем думала: «Ох, оставь меня в покое, я ведь помидор, я хочу спокойно зреть на своем месте, я хочу стать красивой, мясистой и сочной, чтобы попасть на обед к демону».

Пес укусил ее за лодыжку. Боль вырвала Пегги из-под действия гипноза, жертвой которого она стала.

– Посмотри на свои ноги! – бросил ей синий пес. – Если бы я не вмешался, тебя ждала та же судьба, что и Сару.

Пегги Сью села и вскрикнула от ужаса: из пальцев ее ног начали расти маленькие корешки!

– Их надо обрезать, пока они еще молодые, – сказал пес. – Если бы мы потеряли время, ты бы вросла в землю глубоко и тебя было бы невозможно вытащить из этой ямы.

– Какой ужас, – пробормотала девочка. – Что со мной случилось?

– Сок, – ответил пес. – Томатный сок, которым ты натерлась этим утром, – волшебный. Проникая через кожу, он начинает постепенно превращать человека в овощ или фрукт… Именно это и произошло с Сарой.

– Но ведь ты, – удивилась Пегги, – ты-то почему не поддался?

– Потому что я – зверь, а ловушка придумана для людей.

Пегги Сью протерла глаза. Ей трудно было снова установить контакт с реальностью.

– Ты думала, как помидор, – продолжил пес. – Я понял, что тебя надо очистить от сока, которым ты покрыта. Посмотри на Себастьяна… он продержался дольше тебя, но колдовство на него тоже подействовало.

Пегги бросила взгляд через плечо. Сняв обувь и носки, мальчик сосредоточенно закапывал свои ноги.

– Видишь, как это срабатывает? – проворчал синий пес. – Сначала отрастают корни… тело меняется позднее. Думаю, среди овощей, которые нас окружают, большинство – бывшие дети. Я уверен, что тебе очень хотелось превратиться в помидор.

– Да, – созналась Пегги Сью. – Больше всего на свете. Послужить пищей демону казалось мне большой честью… честью, которой я должна оказаться достойна.

Раскрыв свой ножик, она начала один за другим срезать маленькие корешки, выходящие из пальцев ног. Это оказалось не больнее, чем стричь ногти.

Покончив с этим, она обулась и пошла спасать Себастьяна, которого полила водой из своей фляжки.

Когда мальчик пришел в себя, она объяснила ему, чтó чуть было не произошло.

– Я мало что помню, – сознался подросток. – Я увидел тебя на середине дороги, когда животное-резервуар чуть тебя не раздавило, а потом все, как в тумане…

– Нельзя мазаться соком фруктов и овощей, – сказала Пегги Сью. – Это придумали садовники, чтобы завлечь нас в ловушку. Без синего пса мы бы с тобой пропали.


Несколько мгновений трое друзей молчали, переживая случившуюся катастрофу.

– Это ловушка первой лужайки, – прорычал пес. – Интересно, что нас подстерегает на второй?

Американцы бегут от пожаров: в Орегоне эвакуировано полмиллиона человек

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Пожары в Орегоне распространились на тысячи квадратных километров и уничтожили сотни домов

Власти штата Орегон на западе США распорядились об эвакуации более полумиллиона человек (это более 10% населения штата), дома которых оказались под угрозой из-за рекордно сильных лесных пожаров. За неделю там выгорели тысячи квадратных километров территории, сотни домов уничтожены, по меньшей мере 4 человека погибли. Полиция штата расследует по меньшей мере один случай возможного умышленного поджога.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

“Похоже на апокалипсис”: горящие леса в Калифорнии и Орегоне

В соседней Калифорнии, где стоит невероятно высокая для этого времени температура и дуют сильные ветры, жертвами пожаров стали 7 человек.

Инферно в Орегоне

В четверг вечером Управление по чрезвычайным ситуациям Орегона подтвердило, что эвакуировано более 10% населения штата, в котором проживает 4,2 млн человек.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В Орегоне одновременно бушуют десятки пожаров

Власти требуют, чтобы во временных лагерях для людей, спасающихся от пожаров, соблюдались меры социального дистанцирования из-за пандемии Covid-19 – для этого рекомендовано не устраивать спальни более чем на 50 человек. Больше людей можно собирать в одном месте только в случае крайней необходимости.

В общей сложности власти штата организовали 19 временных убежищ для людей, пострадавших от пожаров.

Тем, кто провел какое-то время в таких убежищах, рекомендуется самоизоляция, поскольку они могли заразиться коронавирусом.

“Мы еще никогда не сталкивались с такими не поддающимися контролю пожарами на территории штата, – заявила на пресс-конференции губернатор Орегона, демократ Кейт Браун. – Но этот случай не станет единичным, к сожаленю, это намек на будущее, мы уже ощущаем последствия резкого изменения климата”.

Среди эвакуированных – более 1300 заключенных исправительного учреждения Коффи Крик в Вилсонвилле, большинство среди которых – женщины. Их тюрьма оказалась на пути сразу двух лесных пожаров, которые, как опасаются власти, могут перерасти в один.

Жертвами пожаров стали 12-летний мальчик и его бабушка. Уайат Тофт, Пегги Моссо и их собака погибли, пытаясь спастись от огня в машине. Мать мальчика получила сильные ожоги и находится в реанимации.

Один из самых сильных пожаров, начавшийся в Эшленде, неподалеку от границы с Калифорнией, по мнению полиции, мог начаться в результате умышленного поджога. В результате пожара погибли по меньшей мере два человека, огнем уничтожены сотни домов в районе Феникса и Тэлента.

“У нас есть веские основания полагать, что не обошлось без человеческого фактора”, – заявил шеф полиции Эшленда Тэй O’Mира.

При этом полиция отвергла предположения о том, что поджоги в округе Дуглас-Каунти могли совершить члены крайне левой группирорвки “Антифа” или крайне правой “Гордые ребята”.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Последствия пожара в Фениксе: на инфракрасном спутниковом снимке серым обозначены выгоревшие участки, оранжевым – оставшаяся растительность

По данным газеты Portland Tribune, в чеверг в Портленде была отмечена самая высокая в мире задымленность, выше, чем в Джакарте, Дели или Лахоре.

Что происходит в других штатах

На севере штата Вашингтон, в округе Оканоган от огня и дыма погиб годовалый мальчик, а его родители находятся в больнице в тяжелом состоянии. Они пытались убежать от лесного пожара.

На востоке штата, в городке Молден сгорело большинство домов. Полицейские вынуждены были бегать по улицам и кричать жителям, чтобы они спешно покидали дома, когда огонь приближался к городу.

В округе Бьютт Каунти в Калифорнии за последние два дня обнаружены тела 10 человек, погибших при пожаре, и власти опасаются, что число жертв может возрасти, поскольку еще 16 человек считаются пропавшими без вести.

В Калифорнии приказ об эвакуации получили около 64 тыс. человек, на борьбу с 29 пожарами брошено 14 тыс. пожарных.

Из 20 самых крупных за всю историю Калифорнии пожаров шесть произошли в этом году.

Сбежавшие от пожара. Как научиться водить машину за два дня

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Рубену пришлось осваивать курс вождения за два дня

Когда тебе 14 лет, хочется поскорее научиться водить машину, но все же не так быстро, как это пришлось делать Рубену Наваррету. Впрочем, у него не было выбора, да и права завалить экзамен – тоже: ему пришлось удирать от наступающего вала огня по узкой дороге, с одной стороны которой была скала, а с другой – крутой обрыв.

Дело в том, что Рубен живет вместе с дядей, тетей и двоюродными братьями и сестрами в резервации индейцев племени моно в Национальном заповеднике Сьерра в Центральной Калифорнии.

Именно там в четверг вечером пожар уничтожил огромный лесной массив.

Сообщение о возможной эвакуации поступило двумя днями раньше, и за это время родственники Рубена постарались обучить его основам вождения автомобиля.

“Рубен, представь себе, что это видеоигра”, – так дядя наставлял подростка.

Но в полночь с понедельника на вторник, когда пришел приказ об эвакуации, было вовсе не до игр. Дядя Джош, тетя Джейми, три кузины и брат в инвалидном кресле срочно погрузились в три машины. Колонну возглавляла тетя на внедорожнике, следом ехал Рубен с братом на Шевроле, а замыкал конвой дядя на пикапе.

“Когда пришлось сесть за руль, я очень переживал, да что там, просто испугался”, – говорит Рубен, который вместе с семьей временно поселился в гостинице в городке Кловис. Сзади уже приближался огонь, но, как говорит подросток, “я не хотел оборачиваться, потому что был сосредоточен на вождении, уж очень не хотелось во что-нибудь врезаться” .

Дорога заняла около 30 километров, но Рубен почувствовал удобство за рулем, только когда они уже проехали полпути.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сейчас Рубен с родственниками живет в гостинице, которую оплатил Красный крест

Его тетя старается не думать о том, что произошло с домом и с двумя собаками, которых пришлось оставить. Никто не знает, что их ждет, когда они смогут вернуться.

Но вся семья очень благодарна Рубену, ведь третьего водителя у них не было, и непонятно, как бы они все смогли выбраться, если бы не подросток, который все схватывал на лету.

У приемных родителей убитой русской девочки изъяли постельное белье и компьютер: Мир: Lenta.ru

В доме гражданки США 33-летней Пегги Сью Хилт, которой предъявлены обвинения в убийстве удочеренной русской девочки Нины, проведен обыск. Сейчас американка, которая добровольно сдалась полиции в минувшую среду, находится в тюрьме в камере предварительного заключения без права освобождения под залог. Как сообщает РИА “Новости”, во время обыска следователи изъяли ковер, постельное белье и компьютер.

Агентство со ссылкой на следователей добавляет, что расследование ведется в рамках дела о “плохом обращении с ребенком”, но при этом расследуется также возможность “сексуального надругательства” над девочкой.

Муж предполагаемой убийцы Кристофер Хилт допрашивается, каких-либо обвинений ему пока не предъявлено. Старший ребенок супругов (также приемная дочь, девочка с Украины) помещен под надзор властей штата Северная Каролина.

В соответствии с текстом ордера на обыск, первоначально Пегги Сью Хилт заявила полиции, что Нина упала с лестницы в их доме в Северной Каролине. Затем она изменила показания и призналась, что разозлилась и несколько раз ударила девочку.

По мнению следователей, приемная мать дома избила девочку, а утром следующего дня (в субботу 2 июля) вместе с мужем поехала на своей автомашине к родственнице в пригород Вашингтона Манассас (штат Вирджиния).

Уже в Манассасе Нина потеряла сознание и Пегги Сью Хилт позвонила в службу “911”, которой сообщила, что девочка не дышит. Дежурный диспетчер службы по телефону проинструктировал мать, как делать ребенку искусственное дыхание, пока к ним срочно вызвали машину скорой помощи.

Супруги Хилт на “скорой” привезли девочку в госпиталь графства Принс Уильям в Манассасе, где в 10.30 утра врачи констатировали смерть. Официальное вскрытие показало, что смерть ребенка наступила “в результате одного или нескольких ударов в область живота”.

Следователи провели также обыск личного микроавтобуса супругов Хилт, на котором они приехали в Манассас. Из автомашины изъяты детское кресло, резиновые перчатки, пеленка, детские лекарства, постельное белье, коробка с мусором, коробка с печеньем и другие вещи.

Ранее Пегги Сью Хилт никогда ни за что полицией не привлекалась, в дом супругов Хилт представители полиции ни разу не вызывались.

В Иркутске, на родине убитой в США девочки Нины, хорошо отзываются о ее приемных родителях. Как сообщили ИТАР-ТАСС в областном центре медико-социальной помощи, произошедшая в Америке трагедия стала для них полной неожиданность. Супруги Хилл произвели при знакомстве на работников центра самое благоприятное впечатление. После отъезда Нины в Иркутск регулярно приходили отчеты и фотографии, было видно, что ребенок счастлив и здоров.

Посольство России в США запросило у американских властей материалы по делу об убийстве приемной девочки 2,5 лет из России. Как сообщила РИА “Новости” представитель компании “Adoptions International Inc”, пока запрос посольства РФ в компанию не поступил. В фирме подчеркнули, что “у российской стороны с момента усыновления ребенка есть все необходимые документы”.

Агенство “Adoptions International Inc” занимается усыновлением детей из России и стран бывшего СССР, Китая и Гватемалы с 1995 года. Согласно информации на официальном сайте компании, усыновление ребенка обойдется потенциальному приемному родителю от 10 до 18 тысяч долларов в зависимости от страны рождения ребенка.

Собаки

Настоящим, во исполнение требований Федерального закона «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27.07.2006 г., я даю свое письменное согласие Администрации Сайта, ее контрагентам, аффилированным, зависимым и дочерним компаниям и организациям, а также обособленным подразделениям на обработку моих персональных данных, включая согласие на трансграничную передачу моих персональных данных в целях использования мной функций Сайта, участия в мероприятиях, организатором которых является Администрация Сайта, а также иных целях, не противоречащих действующему законодательству РФ. 

Данное согласие не устанавливает предельных сроков обработки данных.  

Я уведомлен(а) и понимаю, что под обработкой персональных данных подразумевается сбор, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передача), обезличивание, блокирование, уничтожение и любые другие действия (операции) с персональными данными. 

Под персональными данными подразумевается любая информация, имеющая ко мне отношение как к субъекту персональных данных, в том числе фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, электронный адрес, адрес проживания, семейный статус, информация о наличии имущества, образование, доходы, и любая другая информация. 

Я осведомлен(на), что мои персональные данные будут храниться в электронном виде на Сервере Администрации Сайта и подтверждаю факт дачи согласия на обработку и передачу персональных данных в соответствии с вышеизложенными положениями. 

Я предупрежден(а), что направление мной указанного письменного уведомления об отзыве согласия на обработку персональных данных влечет за собой прекращение участия. 

Я подтверждаю, что все указанные мною данные верны, указанный выше номер является моим номером телефона, выделенным мне оператором сотовой связи, адрес электронной почты зарегистрирован на мое имя, находится в моём фактическом пользовании. Обязуюсь возместить любой ущерб, который может быть причинен Администрации сайта в связи с указанием мной некорректных, недостоверных данных. 

Я согласен получать от радиостанции любую коммуникацию, использующую мои персональные данные.

Закрыть

Перевод Peggy Sue – Buddy Holly & The Crickets текст и слова песни

If you knew, Peggy Sue,Если бы вы знали, Пегги Сью,
Then you know why I feel blueТогда ты знаешь, почему я чувствую себя синим
Without peggy, my Peggy Sue.Без Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl.Что ж, я люблю тебя, девочка.
Yes, I love you, Peggy Sue.Да, я люблю тебя, Пегги Сью.
Peggy Sue, Peggy Sue,Пегги Сью, Пегги Сью,
Oh, how my heart yearns for you.О, как мое сердце тоскует по тебе.
Oh, peggy, my Peggy Sue.О, Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl.Что ж, я люблю тебя, девочка.
Yes, I love you, Peggy Sue.Да, я люблю тебя, Пегги Сью.
Peggy Sue, Peggy Sue.Пегги Сью, Пегги Сью.
Freaky, freaky, freaky, freaky Peggy Sue.Странная, причудливая, причудливая, ненормальная Пегги Сью.
Oh, peggy, my Peggy Sue.О, Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl.Что ж, я люблю тебя, девочка.
Yes, I need you, Peggy Sue.Да, ты мне нужна, Пегги Сью.
I love you, Peggy Sue,Я люблю тебя, Пегги Сью,
With a love so rare and true.С такой редкой и настоящей любовью.
Oh, peggy, my Peggy Sue.О, Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl.Что ж, я люблю тебя, девочка.
I want you, Peggy Sue.Я хочу тебя, Пегги Сью.
Peggy Sue, Peggy Sue.Пегги Сью, Пегги Сью.
Freaky, freaky, freaky, freaky Peggy Sue.Странная, причудливая, причудливая, ненормальная Пегги Сью.
Oh, peggy, my Peggy Sue.О, Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl.Что ж, я люблю тебя, девочка.
Yes, I need you, Peggy Sue.Да, ты мне нужна, Пегги Сью.
I love you, Peggy Sue,Я люблю тебя, Пегги Сью,
With a love so rare and true.С такой редкой и настоящей любовью.
Oh, peggy, my Peggy Sue.О, Пегги, моя Пегги Сью.
Well, I love you girl,Что ж, я люблю тебя, девочка,
And I want you, Peggy Sue.И я хочу тебя, Пегги Сью.
Well, I love you girl,Что ж, я люблю тебя, девочка,
And I want you, Peggy Sue.И я хочу тебя, Пегги Сью.

Пегги – Значение и происхождение имени Пегги

Имя Пол Рейтинг Значение
Мак Девушка 11 цветок мака Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Фиби Девушка 21 светлый Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Пенелопа Девушка 48 ткач Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Пейдж Девушка 104 стр. Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Патрик Мальчик 115 Благородный Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Пиппа Девушка 148 любитель лошадей Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Петр Мальчик 152 камень; рок Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Паркер Мальчик 181 егерь Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Пенни Девушка 208 ткач Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

жемчуг Девушка 235 жемчуг Факты

[easy-social-share buttons = “facebook, twitter” counters = 0] [easy-social-share buttons = “whatsapp, line, sms, viber, telegram” counters = 0 only_mobile = “yes”]

Загрузка… Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Пегги: статистика популярности детского имени

  1. Все День рождения
  2. имя / Пегги

Пегги Имя Популярность

Мальчики и Девочки

Пегги – преимущественно девичье имя, 99.73% Пеггис – девочки, а 0,27% – мальчики.

В США всего 799 мужчин по имени Пегги и 292637 женщин по имени

.

Имена, похожие на Пегги

Щелкните здесь , чтобы просмотреть полный список!

Популярность Пегги по штатам:

На этой диаграмме показан максимальный процент детей по имени Пегги в каждом штате.Более светлые цвета указывают на более высокий процент и популярность, а более низкие цвета – на меньшую популярность.
Светлее = популярнее
Темнее = менее популярно

Пегги: График популярности детских имен, 1880-2021 гг.

График ниже, обозначенный «Процент по имени Пегги», представляет собой график, показывающий общий рейтинг девочек по имени Пегги в США с 1880 по 2021 год. 1 – самый высокий и самый популярный, 66358 – самый низкий и наименее используемый.За эти годы девочкам, живущим в Соединенных Штатах, было дано более 66358 уникальных имен. Средний рейтинг Пегги – 1136,82, самый высокий рейтинг – #. Пегги 2 раза входила в топ-10 самых популярных имен девочек и 39 раз входила в топ-сотню имен.

Пегги использовалась в Соединенных Штатах с 1880 , причем за последние 200 лет это имя получили более 293436 девочек. Пегги приобрела наибольшую популярность как детское имя в 1958 году, когда его количество увеличилось на 138.51%. В течение этого года Пегги назвали 10069 младенцев, что составляет 0,247% от числа девочек, родившихся в США в том году. Наибольший рост популярности имен составил 0,307%, только в этом году Пегги назвали более 10 000 девочек.

Имена девочек, начинающиеся с «P»

Ниже перечислены 20 наиболее часто используемых детских имен, начинающихся с P. Эти имена девочек отсортированы по их общей популярности среди недавно названных младенцев в Соединенных Штатах.Также указан их ранг по сравнению с другими именами P, их общий рейтинг среди всех имен девочек, общее количество девочек, которым будет дано это имя в 2021 году, и общий процент девочек, получивших это имя.

Имя Пегги Значение и имя Пегги Происхождение, счастливое число, пол, произношение

0004 Девушка

Мелисса

Девушка «мед-пчела» Подробнее

Amarah

9000 Old5 Греческое название, означающее неувядающий цветок, считается, что он развился как домашняя форма Амаранты.
Подробнее

Kaia

Girl Целомудренная, чистая Подробнее

Ariyah

Girl Ariyah – по-итальянски музыкальное происхождение. Подробнее

Сандра

Девушка Защитник человечества Подробнее

Ирина

Девушка Женщина мира

65

902

65

Девушка Модификация «Элана», это имя означает красивая. Подробнее

Amaria

Girl Это название означает цветок, который не увядает. Подробнее

Лайна

Девушка Правосудие и свет; выбирая верный путь. Подробнее

Cynthia

Girl Born on Cynthus Подробнее

Melina

Girl Honey

65

Подробнее Crown Подробнее

Lyra

Girl Lyre (музыкальный инструмент).Лирический. Подробнее

Iris

Girl Цвета радуги Подробнее

Halina

Girl Woman of serenity info

65

Девушка означает добро. Мирный. Подробнее

Махина

Девушка Луна; Лунное свечение Подробнее

Zoe

Girl Life Подробнее

Astra

Girl Like a star 9000 Ky5

4 902

Девушка Кях имеет греческое значение «чистота» или «пытка». Подробнее

Eleanor

Girl свет, сияние, это вариант El-Nour , которое является распространенным произношением Al-Nour (свет) Подробнее

Rhea

Девушка истечение, истечение Подробнее

Gala

Девушка Женщина безмятежности , чистый Подробнее

Варя

Девушка Незнакомец, иностранец Подробнее

Как растопить лед с мальчиками и девочками на «птицах и пчелах»

Если в вашем списке дел есть «Поговорите с X или Y о сексе» – особенно если X или Y имеют пару хромосом XY, – но вы не можете обойтись без этого, слушайте.

Еще в 2016 году Пегги Оренштейн выступила в ратуше Сиэтла с прекрасным докладом о своей книге Girls & Sex: Navigating the Complicated New Landscape . Сложно, да, но Оренштейн обезоруживающе говорит о своих исследованиях. Что-то в ее манере смягчает удар ее обидчивого предмета.

Почему обидчивый? Потому что она пишет о культуре, пронизанной сексизмом, сексуальными намеками и объективацией, которая также ужасна при разговоре о сексе! Это мы.

Новая книга Оренштейна – Мальчики и секс: молодые люди в отношениях, любви, порно, согласии и переходе к новой мужественности . Как ни странно, она говорит, что не ожидала появления книги для мальчиков. В конце концов, ее глубокое исследование жизни девочек привело ее к тому, что она обратилась к другой стороне уравнения.

У этого выступления и темы есть слои и слои, но, возможно, он содержит одно главное сообщение: как бы мы ни хотели избегать этой темы, мы должны лучше понимать секс и собирать инструменты, чтобы говорить о нем с молодыми людьми с раннего возраста. .

«Дело не в этом большом разговоре. Речь идет о множестве небольших разговоров на протяжении всей жизни мальчиков, о сексе, но не только о сексе, о согласии, но не только о согласии, об эмоциональной связи и отключении, о средствах массовой информации, о том, чтобы видимая для них гендерная динамика, которая связана с личной ответственностью “, – сказал Оренштейн.

«Мальчики, между прочим, ясно дали мне понять, что они хотели бы услышать больше от мужчин в их жизни по этим темам, будь то отцы, дяди или отчимы, кем бы ни был мужской образец для подражания в их жизни.”

Пегги Оренстайн – писатель для The New York Times Magazine и AFAR. Columbia Journalism Review назвал ее одной из 40 женщин, изменивших медиа-бизнес за последние 40 лет . Она выступала в ратуше Сиэтла 23 января. Ратуша предоставила нашу запись.

Этот выпуск Speakers Forum первоначально транслировался 30 января 2020 года.

Обратите внимание: Эта запись содержит неотредактированный язык взрослого характера.

Лучшие книги о гендерной ловушке

К тому времени, когда моей дочери исполнилось два года, я согласился с тем, что мы не сможем защитить ее от индустрии принцесс, если не заперем ее в башне, как Рапунцель. В Cinderella Ate My Daughter вы описываете, как и почему Соединенные Штаты превратились в страну, где девочки выучивают имена принцесс Диснея до того, как выучат алфавит. Пожалуйста, опишите, как это произошло.

Как журналист, я много писала о девушках постарше. Я действительно не думала о том, что происходило в культуре молодых девушек, пока у меня не родилась дочь. Девочек младшего и младшего возраста поощряют определять себя через внешний вид – снаружи внутрь, а не изнутри. В Золушка съела мою дочь Я смотрю, что девочки смотрят, читают и с чем играют. Я изучаю изображения женщин и девочек – от малышей до подростков – чтобы увидеть, что влияет на их образ тела, их чувство женственности, их сексуальное развитие и их будущие отношения.

В чем ценность для человечества обращения с мальчиками и девочками настолько одинаково, насколько позволяет биология?

Дети примерно от трех лет от природы склонны играть со своим полом. Но когда мы усиливаем гендерную сегрегацию, мы препятствуем развитию как девочек, так и мальчиков. В дошкольных учреждениях и в начальной школе дети наиболее пластичны. Все, что они делают в детстве, укрепляет одни нейроны за счет других.

«Усиливая гендерную сегрегацию, мы препятствуем развитию как девочек, так и мальчиков.Все, что они делают в детстве, укрепляет одни нейроны за счет других ».

Когда дети гиперсегрегированы, у них развиваются только способности, связанные с их полом. Одно исследование 5000 трехлетних детей действительно проиллюстрировало это. Он показал, что трехлетние девочки со старшими братьями обладали более сильными пространственными навыками, чем девочки со старшими сестрами и мальчики со старшими сестрами. На неврологическом уровне девочки получили пользу от общения с детьми старшего возраста противоположного пола.

В наши дни мы хотим, чтобы наши дети могли учиться вместе и работать вместе или друг для друга. Большинство наших детей будут сотрудничать с кем-то противоположного пола и растить детей с кем-то другого пола. Исследования показывают, что мальчики и девочки, у которых есть кросс-половые дружеские отношения в дошкольном и младшем школьном возрасте, улучшают отношения при свиданиях, когда они становятся старше. Таким образом, научиться видеть друг друга чужими, разными и другими и развивать только способности, связанные с их собственным полом, является проблематичным для профессионального, интеллектуального и личного потенциала наших детей.

Начнем с сырья, из которого мы родились. Расскажите нам о Pink Brain, Blue Brain от нейробиолога Лиз Элиот.

Эта книга изменила меня. Лиз просмотрела все исследования по гендерным вопросам и исследованиям мозга и разбила их на рядового читателя. Наука не была моей сильной стороной, но в книге нейробиология изложена так ясно, что мне было легко понять и даже интересно читать.

Обращает внимание на два ключевых момента. Во-первых, есть небольшие различия между мальчиками и девочками при рождении, которые реальны. Но, во-вторых, если мы допустим или поощряем гипергендерную дифференциацию, эти небольшие различия превращаются в большие пробелы по мере развития детей. Эти пробелы включают пространственные навыки, умение читать и способы общения с людьми.

Эта книга действительно изменила мое представление о воспитании детей. Это побудило меня поощрять дружбу моей дочери с мальчиками. Мы хотим, чтобы мужчины заботились о нас. Мы хотим, чтобы у девочек развивались сильные пространственные навыки.Кросс-половая социализация в раннем возрасте помогает укоренить эти атрибуты.

Элиот не отрицает, что между мальчиками и девочками есть различия, но утверждает, что мы их переоцениваем и что со временем гендерные различия становятся более выраженными из-за культурных влияний и того, как работает мозг. Расскажите, пожалуйста, о биологии нейропластичности.

Как подчеркивает Лиза, из-за нейропластичности воспитание становится природой. Подумайте о языке: мы рождаемся способными издавать любые звуки, но теряем способность издавать звуки, необходимые для того, чтобы говорить на других языках.В англоязычной культуре, например, многие взрослые не могут выложить свои рупии. Мы родились с такой способностью, но это отпадает. Это не природа против воспитания – это то, как воспитание становится природой.

Когда люди плачут, падают, учатся ходить и учатся говорить, мы укрепляем одни нейроны за счет других – чем моложе ребенок, тем сильнее эффект. Поэтому, когда мы направляем наших дочерей к розовым платьям принцесс и играм с макияжем, а не к играм с мальчиками, это оказывает длительное влияние на мозг.

Но маленьких девочек, кажется, тянет к принцессам и сказочным игрушкам, книгам и одежде, как пчел к меду. Это все из-за культурных ориентиров?

Когда дети маленькие, они не понимают, что для большинства из нас пол является неизменным. Они думают, что вы можете непреднамеренно превратиться в противоположный пол, если, например, вы носите розовое, когда вы мальчик, или коротко постригетесь, когда вы девушка. Вот почему маленькие дети становятся начальниками гендерной полиции, и ваша маленькая девочка может плакать, если вы попытаетесь надеть на нее брюки.Для них очень важно в раннем возрасте сказать: «Я девушка, я девушка, я девушка».

Итак, культура девочек, ориентированная на внешний вид, использует фазу развития, а не поддерживает фазу развития. Как только вы поймете, что вы можете начать думать о том, как помочь своей дочери заявить о своей женственности таким образом, чтобы это не подорвало ее психологическое здоровье или личный потенциал в долгосрочной перспективе. Вы можете подумать, как дать ей другое представление о том, что значит быть женственной, – более сильное и внутреннее.

Родители, кажется, восхищаются различиями между своими детьми и, несомненно, усиливают их. И секс – наиболее очевидное различие. Являются ли родители основными виновниками укоренившихся гендерных различий?

Я думаю об обратной стороне. Контролируя то, что входит в дом, родители могут ограничить эксплуатацию девочек и расширить определение девичества. Например, когда моей дочери было четыре года, мы читали о греческих мифах, поэтому она пошла на угощение в образе Афины, богини войны и мудрости.Это было действительно женственно – она ​​должна была носить тогу и корону – но это был другой образ женственности, чем Золушка.

Авторы: Шэрон Лэмб и Лин Микел Браун,

Читать

В статье Packaging Girlhood психологи Лин Микель Браун и Шэрон Лэмб рассматривают, как наша культура влияет на детей от трех до 18 лет.Что они находят?

Упаковка для девочек смотрит на то, как продаются товары для девочек с младенчества. Они тщательно исследовали, что носят девушки, что читают, что смотрят и с чем играют. И они сводят психологическое исследование девочек к удобоваримому виду.

Это действительно повлияло на меня. Браун и Лэмб предлагают много разных идей, о которых я рассказываю в Cinderella Ate My Daughter . Одна идея, которая действительно меня зацепила, заключается в том, что девочкам в зависимости от культуры, которая их окружает, предлагаются два варианта: быть для мальчиков или быть одним из мальчиков.Они предлагают родителям сценарии, чтобы подсказать, как разговаривать с дочерью уважительно и помочь ей расшифровать культурные послания, которые она получает, не читая ей лекций.

В своей книге вы блестяще показываете, как маркетинг изменил детство.

Когда вы группируете людей в более мелкие категории, вы продаете больше. Один из лучших способов сделать это – по возрасту. Поэтому они продолжают нарезать все меньшие и меньшие части детства. Малыши были маркетинговой категорией, прежде чем она стала развивающейся.

Другой способ сегментировать рынок – по полу. Детская одежда была белой, пока современные рынки не осознали, что можно увеличить продажи, назначая разные цвета для разных полов. Первоначально розовый был назначен мальчикам, потому что он считался оттенком красного, который ассоциировался с мужественностью. Синий был назначен девушкам, потому что он был связан с достоинством Девы Марии. Неясно, когда это переключилось.

Но я могу сказать, что в середине 1980-х годов бизнес начал переориентировать на сегментацию рынка, и с тех пор гендерные различия усилились.Например, компания Fisher-Price сделала свой ярко окрашенный телефон на колесиках, который был у всех, когда они были маленькими, розового цвета. Они сделали розовую версию попкорна, розовую версию классического автобуса Little People. На Ярмарке игрушек в Нью-Йорке выставка Фишер-Прайс была разделена на два зала. В комнате для девочек висел розовый баннер с надписью «Красиво, разноцветно, красиво». Баннер в комнате мальчиков гласил: «Сила, энергия, герои». Итак, у вас была резкая сегментация и создание различий там, где они не должны были существовать.

Существует реальный мотив прибыли для усиленного маркетинга гендерных различий. Идея в том, что если у вас есть мальчик, вы сначала покупаете ему разноцветный набор игрушек, а затем, когда у вас появляется дочь, вы снова покупаете все в розовом или наоборот. В любом случае вы удвоите свои продажи.

Для девочек сегментирование рынка усиливает акцент на внешнем виде. Вы получаете спа-вечеринки для дошкольников, линии макияжа для восьмилетних и кардашьанизацию подростков. [ Идти в ногу с Кардашьян – реалити-шоу о пяти суперсексуальных сестрах.] Все это происходит из-за того, что маркетологи говорят девочкам, что на любом этапе жизни они должны выглядеть и определять себя по-своему. Он очень узкий, обычно недостижимый, но можно попробовать купить за определенную цену.

Лин Микель Браун, Шэрон Лэмб и Марк Таппан

Читать

В следующем отборе Packaging Boyhood, Lamb, Brown и третий автор, Марк Таппан, утверждают, что естественные инстинкты мальчиков вытесняются медиа и маркетинговыми изображениями, которые их охватывают.Пожалуйста, приведите их аргументы.

Мальчики продают заранее упакованное видение мужественности, так же как девочки продают гипер женственность. Но издателей меньше интересуют книги о том, как мальчики продают мужественность, потому что все меньше родителей считают это проблемой. Это ставит мальчиков в более влиятельное положение, а гомофобия часто мешает людям сомневаться в мужественности.

В этой книге много говорится о том, как изображения, предназначенные для мальчиков, могут быть вредными для наших сыновей и взаимоотношений наших детей.Когда я говорю и меня спрашивают о культурных ограничениях для мальчиков, я направляю людей по телефону Packaging Boyhood .

Какие архетипы доминируют над тем, что мальчики смотрят, носят и читают?

Подзаголовок книги: Спасение наших сыновей от супергероев, бездельников и других стереотипов СМИ . Таковы архетипы. Когда мы говорим об этих проблемах в воспитании детей, я не хочу оставлять мальчиков в стороне. Я считаю, что очень важно их включить. Но это не моя область знаний – поэтому я предлагаю книгу как ресурс для других.

Давайте перейдем к Odd Girl Out. Книга родосского ученого Рэйчел Симмонс о девочках-подростках основана на ее наблюдениях в 30 школах и интервью с более чем 300 девочками . О чем эта книга?

Odd Girl Out рассматривает агрессию в отношениях с девушками, которая, по сути, является издевательством. В нем раскрывается, как девочки-подростки относятся друг к другу и почему это важно, – о подлых девчачьих вещах, от которых отказываются.Симмонс серьезно относится к проблемам, с которыми девушки сталкиваются друг с другом. Она не просто раскрывает проблему. Симмонс помогает родителям, учителям и детям понять, как создавать соответствующие поддерживающие сообщества. В новом выпуске много всего о том, как ориентироваться в социальных сетях. Это отличный ресурс.

Симмонс опровергает культурное табу на девушек, открыто выражающих агрессию. Как вы видите гендерные нормы, влияющие на эмоциональную жизнь подростков?

Есть немного культурных выходов для девочек, которые могут быть откровенно агрессивными, поэтому они, как правило, разговаривают за спиной и тому подобное.Симмонс рассказывает о том, почему это происходит и что с этим делать как в школе, так и за ее пределами. В отношениях между девушками может быть непростая динамика. Если у вас есть дочь старше трех лет, вы, вероятно, сталкивались с этими проблемами. Я не знаю ни одного родителя, которому не нужна была бы помощь, чтобы дать совет своему ребенку.

Как родители могут помочь?

Что мы можем сделать, так это помочь девочкам распознать чувства. Часто девушки не понимают своих чувств. Они считают, что должны быть милыми, вежливыми и приятными, поэтому в конечном итоге становятся злыми, тревожными или несчастными.Помогает просто позволить девушке выражать нормальный диапазон человеческих эмоций. Если вы позволите девушке не быть такой милой, это поможет избавиться от разочарования, которое приводит к агрессии или депрессии. Девушкам нужна помощь, чтобы справиться с гневом и разочарованием, и им нужно знать, что их родители могут помочь.

Джеймс Хау и Эми Уолрод

Читать

Ваш последний выбор – восхитительно иллюстрированная детская книга.Расскажите, пожалуйста, о Горация и Моррисе, но в основном Долорес Джеймса Хоу и Эми Уолрод, начиная с краткого изложения сюжета.

Это так здорово. Однажды в библиотеке моя дочь сказала: «О, мама, я хочу посмотреть, есть ли у них книга, которую я читаю в школе – тебе она понравится». Я слышал об этом, но предположил, что это действительно шпинат, а я ненавижу детские книги со шпинатом. В книгах, в которых важна повестка дня, часто не хватает сюжета и развития персонажей. Но Гораций и Моррис, но в основном Долорес не создавали стереотипов только для того, чтобы их опровергнуть.

Это действительно увлекательная история о трех мышах – двух мальчиках и девочке. Они друзья, которые испытывают давление со стороны сверстников, чтобы они перестали быть друзьями. Какое-то время мальчики играют в клубе для мальчиков, а Долорес ходит в клуб для девочек, где она делает все, что и положено девочкам, например пьет чай. Таким образом, друзья разделены на гендерные гетто, как это часто бывает с детьми. Долорес недовольна и хочет заняться чем-нибудь другим, например, построить форт. Но мыши-девочки говорят: «Нет, нет, нет.Поэтому она уходит, чтобы возобновить отношения с Горацием и Моррисом, взяв с собой еще одну девушку. Долорес убеждает Горация и Морриса поиграть с ней, и они берут с собой еще одного мальчика-мышонка.

Получать еженедельный информационный бюллетень Five Books

Гораций и Моррис, но в основном Долорес представляет гендерную динамику с немного большей сложностью и немного большим реализмом, чем типичная книга повестки дня. Итак, речь идет о том, как каждое существо может быть индивидуальным и как дети могут найти общие интересы, не определяемые полом.

Похоже, в школах это должно быть на полках. Понимают ли педагоги важность эгалитарного обучения?

Я не могу ответить на этот вопрос широко. Я знаю, что некоторые преподаватели внимательно относятся к этим вопросам, потому что они пишут мне. Гиперсегментация игры по гендерному признаку касается их, как и заранее подготовленные гендерные образы, которые окружают маленьких детей.

Одна мать прислала мне фотографию художественного проекта на День Благодарения в дошкольном учреждении ее дочери.Детям предстояло разукрасить индюков из бумаги. Мальчики решили одевать своих индюков, как самых разных спортсменов, супергероев и людей разных профессий. Все девочки, за исключением дочери этой женщины, одевали своих индюков принцессами. Для меня это была хорошая иллюстрация того влияния, которое эти архетипы оказывают на девочек. Детям нужна открытая игра, поскольку они разрабатывают, а не коммерческие сценарии, которые подавляют их индивидуальность и сглаживают их воображение.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью.Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

Интервью Five Books стоит дорого производить. Если вам понравилось это интервью, поддержите нас, сделав небольшую сумму.

Пегги Оренштейн – Спикерское бюро HarperCollins

Пегги Оренштейн , известный журналист, бестселлеров New York Times , чьи книги включают Не называйте меня принцессой (Харпер), Девушки и секс (Харпер), Золушка съела мою дочь (Харпер ) и Waiting for Daisy , а также Flux: Женщины о сексе, работе, детях, любви и жизни в полуизмененном мире и классический «Школьницы: молодые женщины, самооценка и разрыв уверенности» .Ее последний, Boys & Sex: Молодые мужчины на связи, любви, порно, согласии и навигации по новой мужественности (Harper) , выпущен в январе 2020 года.

В руках Оренштейна культурные и текущие проблемы никогда не сводятся к упрощенным «истинам»; скорее, ее мощные репортажи открывают диалог о мощном, часто безмолвном подтексте современной американской жизни, давая читателям исчерпывающую и глубокую информацию, с помощью которой можно понять этот сложный новый мир и ориентироваться в нем.Книга Оренштейна Girls & Sex положила начало, разрушила табу и запустила разговоры, предлагая ясную картину нового сексуального ландшафта, с которым девушки сталкиваются на этапе пост-принцессы – от средней школы до колледжа – и показывает, как они с этим справляются. В Boys & Sex, Оренштейн снова погружается в жизнь молодых людей, чтобы снова дать голос невысказанному, разгадывая скрытые истины, тяжелые уроки и важные реалии молодой мужской сексуальности в современном мире.В результате получилась провокационная работа, меняющая парадигму, которая предлагает столь необходимое видение того, как мальчики могут действительно продвигаться вперед как лучшие мужчины.

Автор статей для The New York Times Magazine и AFAR , Оренштейн также писал для таких изданий, как The Los Angeles Times, The Washington Post, Vogue, Elle, New York , The Atlantic и The Житель Нью-Йорка , а также предоставил комментарии к журналам NPR «Все учтены» и PBS News Hour. Ее статьи неоднократно включались в антологию, в том числе в The Best American Science Writing . Она была основным докладчиком в многочисленных колледжах и на конференциях, а также участвовала в программах Nightline, CBS This Morning, The Today Show , NPR Fresh Air и Morning Edition . Ее выступление на TED «Что молодые женщины думают о своем сексуальном удовольствии» было просмотрено более четырех миллионов раз.

The Columbia Journalism Review назвал Оренштейна одной из «40 женщин», которые изменили медиа-бизнес за последние 40 лет.Она была отмечена Советом по современным семьям за «выдающийся охват семейного разнообразия» и получила награды «Книги за лучшую жизнь» за проекты Girls & Sex, и Waiting for Daisy. Ее работа также была отмечена Клубом Содружества Калифорнии, Национальным женским политическим собранием Калифорнии и Федерацией планируемого родительства Америки. Кроме того, она была награждена стипендиями от Фонда США-Япония и Азиатского культурного совета, а также была благодарным резидентом в Убежище Меса и в Фонде UCross.

Оренштейн проживает в Калифорнии.

Похвала Пегги Оренштейн:

«Визит Пегги в нашу школу был преобразующим. Она спровоцировала диалог между детьми и взрослыми, который был неполным, подвергался цензуре или отсутствовал. Учащиеся придумали, как разговаривать со своими родителями о сексе. Родители подумали о расширении разговоров, чтобы укрепить здоровые отношения. Три дня спустя студенты организуют диалог в открытом космосе, чтобы исследовать пересечения сексуальности и других идентичностей друг с другом.Девочки и мальчики чувствуют себя вправе открыто рассматривать свои роли и то, как они укрепляют или нарушают социальные нормы ».
– Школа Кэтлин Гейбл, Портленд, Иллинойс,

«Наши родители жаждут послания Пегги. Многие говорили, что она была одним из лучших ораторов, которые у нас когда-либо были».
– Школа Марлборо, Лос-Анджелес, Калифорния

«Выступление Пегги было всем, на что мы могли надеяться! Наше сообщество было очень вовлечено – как во время презентации, так и после, долгое время разговаривая друг с другом в небольших группах.Нам понравилось, как она включала голоса студентов и как она их так хорошо слушала ».
– Серия динамиков Mountain View Los Altos, Mountain View, CA

«Наша аудитория любила увлекательные, информативные и, временами, юмористические выступления Пегги. Наше сообщество очень приветствовало ее исследования, знания и идеи. Мы могли бы задавать вопросы часами! »
– Школа Black Pine Circle, Беркли, Калифорния,

«Все считали визит Пегги полным успехом, особенно студенты! Ее сообщение было идеально подготовлено и адресовано присутствующим.После выступления она получила потрясающие вопросы. И она осталась по крайней мере на 30 минут после этого, чтобы ответить на дополнительные вопросы и поговорить со студентами, у которых не было возможности подойти к микрофону. Она была потрясающей! »
– Университет Элона

«Она прямо говорила студентам о сексе голосом их бедной и забавной любимой тети, которая носит классные украшения и могла бы гастролировать с группой».
– Оберлинский колледж

«Пегги – прекрасная ведущая! Очень интересно. Материал был чрезвычайно полезен.Ее исследования имеют решающее значение для нашего лучшего понимания проблем, с которыми сталкиваются девочки. Замечательный доклад !! »
– Конференция Центра Фонда Ренфрю для специалистов по расстройствам пищевого поведения

Цитаты участников конференции Центра Ренфрю для специалистов по расстройствам пищевого поведения

«Нашел множество идей, которые я могу применить к моим собственным презентациям и группам по изображениям тела. Пегги феноменальна!»

«Это было фантастически! Динамично, весело, информативно, проницательно о современной культуре…и многое другое !!! Очень важно! Так вдохновляет! Спасибо! “

«Это было отличным дополнением к конференции. У большинства из нас есть возможность влиять на молодых девушек, и нам нужны инструменты, чтобы делать это с пользой».

«Пегги – прекрасный докладчик. Очень интересный. Материал был чрезвычайно полезным. Ее исследования имеют решающее значение для нашего лучшего понимания проблем, с которыми сталкиваются девочки. Замечательный доклад !!»

“Потрясающе! Слушать весело. Ценная информация. Очень хорошо осведомлен и хорошо говорит.Очень понравилась как профессиональному терапевту и маме двух девочек ».

«Серьезное послание Пегги Оренштейн поразило наших студентов. В Оберлинском колледже это непростая задача. Она прямо говорила с ними о сексе голосом их модной и забавной любимой тети, которая носит классные украшения и, возможно, гастролировала с группой. Они слышали каждое ее слово. Спустя несколько дней студенты все еще благодарят меня за приглашение ».
– Сюзанн Деннин, координатор программы по вопросам равенства, разнообразия и интеграции, Оберлинский колледж

Похвала Мальчики и секс :

«Грамотно написано…. [] Откровенный и захватывающий портрет молодой американской мужественности ».
– Publishers Weekly, отмеченных обзором

«Пегги Оренштейн сделала что-то редкое. Она выслушивала молодых людей таким образом, что позволяла им откровенно говорить о беспокойном мире своей сексуальности, и она была верна сложностям их переживаний – их надеждам, но также и страхам, стыду, давлению и гневу, которые вызывают они насилуют других и разрушают их способность заботиться и любить.То, что они говорят, страшно, душераздирающе и жизненно важно для всех нас. Это воодушевляющая, проницательная, гуманная, увлекательная и бесценная книга. И это намечает курс для реальных изменений ».
Ричард Вайсбурд, старший преподаватель и директор факультета «Обеспечение общей заботы», Гарвардская высшая школа образования

«Мужественность не обязательно должна быть токсичной, но многое из того, что мы говорим мальчикам о мужественности, – это просто так. Удивительная Пегги Оренштейн делает больше, чем просто документирует зверства.Она слушает мальчиков и свидетельствует об их попытках освободиться от ловушки, которую ставит для них культура. Мальчики и секс – обязательное чтение для всех, кто когда-либо любил, воспитывал, был или станет мальчиком ».
Дэн Сэвидж, автор бестселлеров и ведущий Savage Podcast

«Как психотерапевт, воспитывающий мальчика, я не могу придумать более важной книги для нашего времени. Это открывающее глаза и пронизывающее нюансы, это сострадательное исследование сексуальной жизни мальчиков дает голос об их глубочайшей борьбе и должно быть обязательным чтением для всех, кому небезразлично следующее поколение, то есть всех нас.»
Лори Готтлиб , New York Times автор бестселлера « Может быть, тебе стоит поговорить с кем-то »

«Пегги Оренштейн осмелилась сделать то, чего многие из нас боятся: спросить мальчиков о сексе, а затем послушать, что они скажут. Она дала мальчикам возможность честно рассказать о своих чувствах по поводу сексуальности, порнографии, пола, согласия и многого другого. Их ответы поучительны, часто удивительны – и очень важны ».
Ник Кролл, соавтор, писатель и звезда Big Mouth

«Забудьте все, что вы думали, что знаете о мальчиках и сексе.Вот, наконец, честная книга о сексуальной жизни мальчиков и юношей; хорошее, плохое, бесконечно сложное и эмоционально насыщенное. Пегги Оренштейн отбросила типичную мужскую браваду и обнажила сырые сердца мальчиков, изо всех сил пытающихся ориентироваться в запутанном сексуальном ландшафте. Boys & Sex – важный вклад в давно назревший разговор о мужественности ».
Майкл Ян Блэк, писатель, комик и актер

Похвала Девочки и секс :
«С состраданием и проницательностью Пегги Оренштейн держит зеркало не только в опыте девочек, но и в наших собственных суждениях.Не меньше, чем эмоциональное здоровье и физическая безопасность наших дочерей (и, кстати, наших сыновей) зависит от того, какой вид понимания дает Girls & Sex ».
– Розалинда Уайзман, автор книги Queen Bees and Wannabes

« Girls & Sex должен быть обязательным для всех, кому небезразличен настоящий и будущий культурный ландшафт для девочек, женщин и людей. Я серьезно хочу бросить работу и совершить поездку по стране, яростно продавая проницательную и важную книгу Пегги Оренштейн.
– Рашида Джонс, актриса, писатель, продюсер

«Открытие глаз…. Оренштейн рисует убедительные, гуманные портреты испытуемых, уверенных в себе молодых женщин, которые оказываются в ловушке сексистских стереотипов о женских телах и женских удовольствиях. [A] умная, серьезная и своевременная оценка».
Publishers Weekly , отмечен отзыв

«Доступная проза и повествовательный стиль познакомят с работой многих вдумчивых экспертов более широкую аудиторию … Молодые люди, родители, педагоги и активисты найдут это увлеченное произведение своевременным началом разговора.”
Библиотечный журнал

«Оренштейн собрал открытое для глаз исследование того, как девушки и женщины в Америке думают, чувствуют и действуют в отношении секса…. Обширная информация, которую она предоставляет, даст родителям и молодым девушкам возможность принимать осознанные решения относительно секса».
Киркус

Похвала Золушка съела мою дочь :

“Оренштейн такой веселый и веселый писатель, что легко забыть, что она тоже важный мыслитель.«
– Джудит Ньюман, Люди (четыре звезды)

“Оренштейн оказал родителям большую услугу, проведя эту важную дискуссию с собой на бумаге и публично; она придумала спор, в котором швы видны, а карманы вывернуты наизнанку, и это делает ее книгу намного интереснее и полезнее. . ”
– Энни Мерфи Пол, New York Times Book Review

«Феминистская критика под видом беседы с другом, книга Оренштейна вдохновляет родителей переосмыслить культуру девочек и девочек.. . Оренштейн использует дружелюбный, обманчиво неформальный подход, чтобы представить хорошо исследованные доводы против сказочной женственности. . . Cinderella Ate My Daughter – это развлечение и полезно не только для родителей дочерей ».
– Christy DeSmith, Minneapolis Star-Tribune

“Оренштейн последовательно привносит самоуверенную, но разумную чувствительность в самые острые вопросы современного феминизма … в Золушка съела мою дочь , мы видим Оренштейна в ее лучшем жанровом разрушении – и искаженную коммерциализацию девичества в нашей культуре. это худшее.Гибрид мемуаров и журналистики, книга перемежает острые дилеммы Оренштейна как феминистской мамы юной дочери с фактами, статистикой и самоанализом Оренштейна, но в какой-то мере не самоуничижительными размышлениями. . . Оренштейну нет нужды доказывать свою правоту. Факты, которые она обнаруживает, делают свое дело “.
– Мередит Маран, San Francisco Chronicle

“В ” Золушка съела мою дочь “, Оренштейн борется со своим собственным двусмысленным отношением к культуре принцесс … И это часть значительного очарования книги.Ее набеги на тайны детских конкурсов красоты и дизайна игрушек часто бывают забавными, иногда тревожными, всегда настоящими ». – Кейт Таттл, Boston Globe

«Они вернулись! Пегги Оренштейн реагирует на объятия своей дочери зловещей программы принцесс Диснея, сообщая о том, как ретро-феминистские взгляды 50-х годов навязываются невинным девушкам в леденящем кровь леденящем кровь эпизоде ​​ Золушка съела мою дочь . ”
– Элисса Шаппелл, Vanity Fair

“Культурный критик смотрит на то, как конкурсы красоты, принцессы Диснея и Майли Сайрус формируют молодые умы.Подсказка: это некрасиво ».
– Карен Холт, O, The Oprah Magazine

“Захватывающий, до смешного ужасающий рассказ о борьбе за душу вашего ребенка в проходе с игрушками, который критикует культуру потребления и сочувствует родителям, пытающимся разобраться во всем этом. Я сама была матерью двух маленьких дочерей, любящих Барби. прикованный смесью самоуничижения и возмущения Оренштейна “.
– Мэри Элизабет Уильямс, Салон

“Чтение Золушки похоже на то, что я себе представляю, это было бы похоже на сидение в кафе с Оренштейном, чей стиль письма увлекательный и разговорчивый, но при этом не тупой – идеальное сочетание для борьбы с культурными бедствиями, которые угрожают нашим дочерям.. . Настоящее удовольствие можно получить от прочтения разумного и аргументированного анализа этого феномена Оренштейном. . . . Оренштейн озвучивает более четкие, вдумчивые и лучше исследованные версии ваших собственных наблюдений и опасений ».
– Мила Голдберг, Slate

Токсичная мужественность и ломка отрочества

Обновлено в 21:30. ET, 20 декабря 2019 года.

Я ничего не знал о Коуле до встречи с ним; он был просто именем в списке мальчиков в частной школе за пределами Бостона, которые вызвались поговорить со мной (или, возможно, консультант немного скрутил им руку).Во второй половине дня нашего первого интервью я опаздывал. Когда я мчался по коридору школы, я заметил мальчика, сидящего возле библиотеки и ждущего – это должен был быть он. Он бесстрастно смотрел вперед, поставив обе ноги на пол, руки свободно покоились на его бедрах.

Моя первая реакция была О нет, .

Это было совершенно несправедливо, алая буква личной предвзятости. Позже Коул называл себя «типичным высоким белым спортсменом», и это именно то, что я видел.В 18 лет он был выше шести футов ростом, с широкими плечами и коротко остриженными волосами. Его шея была такой толстой, что казалось, что она сливается с линией подбородка, и он планировал поступить в военную академию для колледжа следующей осенью. Он сказал мне, что его друзья были «группой спортсменов». – Думаю, они именно такие, как вы ожидали. Давай оставим все как есть. Если бы я закрыл глаза и описал мальчика, который, как мне казалось, никогда бы не открылся мне, это был бы он.

Но Коул меня удивил. Он вытащил на свой телефон фотографию своей девушки, с которой встречался последние 18 месяцев, гордо описав ее как «намного умнее меня», феминистку и фундамент эмоциональной поддержки.Он также признался, что четыре года назад, в течение первых недель своего первокурсника на стипендии в новой школе, беспокоился о том, что не будет знать, как вести себя с другими парнями, не сможет подружиться. «Я мог бы платонически поговорить с девушками, », – сказал он. “Это было просто. Но быть рядом с парнями было иначе. Мне нужно было быть «братаном», и я не знал, как это сделать ».

Всякий раз, когда Коул произносил слово брат , он перемещал свой вес, чтобы занять больше места, качаясь на стуле, и говорил низким горлом, как будто он вдохнул легкие травки.Он усмехнулся, когда я указал на это. «Да, – сказал он, – это часть всего этого: казаться расслабленным и никогда не навязчивым, но каким-то образом проявлять агрессию на спортивном поле. Потому что «братан», – он снова качнулся, – «всегда, всегда спортсмен».

Определение мужественности , кажется, сокращается. На вопрос, какие качества общество больше всего ценит в мальчиках, только 2% респондентов мужского пола ответили, что честность и нравственность.

Коул в конце концов нашел своих людей в команде, но сначала все было не так гладко.Он вспомнил случай двумя годами ранее, когда старший хвастался в раздевалке о том, как он убедил одну из одноклассниц Коула – второкурсницу , подчеркнул Коул, – что они были предметом, а затем начал встречаться с другими девушками. за ее спиной. И парень не стеснялся делиться подробностями. Коул и его друг, еще один второкурсник, посоветовали ему бросить это дело. «Я начал объяснять, почему это неуместно, – сказал Коул, – но он просто засмеялся».

На следующий день второй старший начал говорить о том, чтобы «отомстить» «суке», которая бросила его.Друг Коула снова заговорил, но на этот раз Коул промолчал. «И поскольку я продолжал отступать», а другой второкурсник «продолжал выходить, можно было сказать, что ребятам из команды он больше не нравился. Его тоже перестали слушать. Это похоже на то, как если бы он потратил всю свою социальную валюту, «пытаясь заставить их перестать делать сексистские шутки». «Тем временем я сидел там, – Коул хлопнул себя в грудь, – слишком боялся тратить свои деньги, а у меня просто остались ведра.

«Я не знаю, что делать», – серьезно продолжил он.«Когда я служу в армии и становлюсь частью этой культуры, я не хочу выбирать между собственным достоинством и отношениями с другими людьми, с которыми я служу. Но… – Он посмотрел мне в глаза. «Как мне сделать так, чтобы мне не приходилось выбирать?»

Я провел два года, разговаривая с мальчиками по всей Америке – более 100 из них в возрасте от 16 до 21 года – о мужественности, сексе и любви: о силах, видимых и невидимых, которые формируют их как мужчин. Хотя я разговаривал с мальчиками всех рас и национальностей, я придерживался тех, кто учился в колледже или учился в колледже, потому что, нравится вам это или нет, они, скорее всего, устанавливают культурные нормы.Почти каждый парень, с которым я беседовал, придерживался относительно эгалитарных взглядов на девушек, по крайней мере, на их роль в общественной сфере. Они считали своих одноклассниц умными и компетентными, имеющими право на свое место на спортивной площадке и в руководстве школой, заслуживающими их поступления в колледж и профессиональных возможностей. У всех у них были подруги; у большинства также были друзья-геи. Это был огромный отход от того, что вы могли видеть 50, 40, может быть, даже 20 лет назад. Они также могли легко избавиться от излишеств мужественности.Они видели заголовки о массовых расстрелах, бытовом насилии, сексуальных домогательствах, изнасилованиях в университетском городке, истериках президента в Твиттере и слушаниях по утверждению документов в Верховном суде. Футболист из большой десятки, с которым я беседовал, говорил о термине токсичная мужественность . «Все знают, что это такое», – сказал он, когда я казался удивленным.

Тем не менее, когда их попросили описать атрибуты «идеального парня», те же самые мальчики, похоже, вернулись к 1955 году. Доминирование. Агрессия. Прочная внешность (с упором на высоту).Сексуальная доблесть. Стоицизм. Атлетизм. Богатство (хоть когда-нибудь). Дело не в том, что все эти качества, если их правильно направить, плохие. Но хотя национальный опрос 2018 года, в котором приняли участие более 1000 молодых людей в возрасте от 10 до 19 лет по заказу d, организованный Plan International USA и проведенный социологической фирмой PerryUndem, показал, что молодые женщины считают, что есть много способов быть девушками – они могут сиять. в математике, спорте, музыке, лидерстве (серьезная оговорка заключалась в том, что они все еще чувствовали, что их ценят , в первую очередь, за их внешность) – молодые мужчины описали лишь один узкий путь к успешной мужественности.* Треть заявили, что чувствуют себя обязанными подавлять свои чувства, «впитывать это» или «быть мужчиной», когда им грустно или страшно, и более 40 процентов заявили, что когда они злились, общество ожидало от них агрессивных действий. . В другом опросе, в котором сравнивали молодых мужчин из США, Великобритании и Мексики, американцы сообщили о большем социальном давлении, чтобы быть всегда готовыми к сексу и общаться с как можно большим количеством женщин; они также признали усиление стигмы в отношении гомосексуализма и получили больше сообщений о том, что им следует контролировать своих партнеров-женщин, например: «Мужчины« заслуживают того, чтобы всегда знать »местонахождение своих подруг или жен.

Феминизм, возможно, предоставил девочкам мощную альтернативу традиционной женственности и язык, с помощью которого можно было бы выразить бесчисленное множество проблем-безымянных, но для мальчиков не было надежных эквивалентов. Напротив: определение маскулинности кажется в некоторых отношениях сокращающимся. На вопрос, какие качества общество больше всего ценит у мальчиков, только 2 процента респондентов-мужчин в опросе PerryUndem ответили, что честность и нравственность, и только 8 процентов ответили, что лидерские качества – качества, которые, конечно, достойны восхищения у всех, но традиционно считались мужскими.Когда я, как всегда, спрашивал своих испытуемых, что им нравится в детстве, большинство из них не ответили. «Ага», – задумчиво сказал Джош, второкурсник колледжа в штате Вашингтон. (Все подростки, с которыми я разговаривал, называются псевдонимами.) «Это интересно. Я никогда об этом особо не задумывался. Вы слышите гораздо больше о том, что неправильно с парнями ».

С мая 2000 г .: Война против мальчиков

Хотя следование традиционному сценарию может по-прежнему приносить социальные и профессиональные награды мальчикам и мужчинам, исследования показывают, что те, кто строго придерживается определенных мужских норм, не только с большей вероятностью преследуют и запугивают других. но сами человек стали жертвами словесного или физического насилия.Они более склонны к пьянству, рискованному сексуальному поведению и попаданию в автомобильные аварии. Они также менее счастливы, чем другие парни, с более высоким уровнем депрессии и меньшим количеством друзей, которым они могут доверять.

Энтони Бласко

Так было не всегда. По словам Эндрю Смайлера, психолога, изучавшего историю западной маскулинности, идеальный мужчина конца 19 века был сострадательным, заботливым, но такие качества утратили популярность, поскольку во время индустриализации оплачиваемый труд перемещался из домов на фабрики.Фактически, Бойскауты, чье кредо призывает своих членов быть лояльными, дружелюбными, вежливыми и добрыми, были основаны в 1910 году отчасти для того, чтобы противостоять этой бесчеловечной тенденции. Смайлер объясняет дальнейшие искажения мужественности столетней негативной реакцией на права женщин. Во время Первой мировой войны женщины доказали, что они могут поддерживать экономику самостоятельно, и вскоре после этого они получили право голоса. По его словам, вместо того, чтобы принять гендерное равенство, лидеры страны «удвоили» неотъемлемое право мужчин на власть, делая упор на якобы более логичную и менее эмоциональную природу мужчин как на предпосылку лидерства.

Затем, во второй половине 20-го века, традиционные пути к мужественности – ранний брак, зарабатывание денег – начали закрываться вместе с положительными чертами, связанными с ними. Сегодня многие родители не знают, как воспитать мальчика, какую мужественность поощрять в своих сыновьях. Но, как я узнал из разговоров с самими мальчиками, культура подросткового возраста, в которой гиперрациональность сочетается с доминированием, сексуальным завоеванием и прославлением мужского насилия, заполняет пустоту.

Читать: Сегодняшняя мужественность душит

Для Коула, как и для многих мальчиков, эта чахлая мужественность является мерой, по которой измеряется любой выбор, даже тот, который, казалось бы, не имеет отношения к мужской идентичности.Когда у него был выбор, он объединялся с девочками над школьными проектами, чтобы избежать возможности казаться подчиненным другому парню. «С девушкой безопаснее разговаривать и задавать вопросы, работать вместе или признавать, что я сделал что-то не так и мне нужна помощь», – сказал Коул. На первом курсе он вкратце посоветовал своим товарищам по команде, чтобы они на некоторое время стали веганами, просто чтобы показать, что спортсмены могут. «И все говорили:« Коул, это самая глупая идея на свете ». Мы были бы самыми медленными в любой гонке.Отчасти это правда – нам действительно нужен белок. Нам действительно нужны жиры, соли и углеводы, которые мы получаем из мяса. Но еще одна причина, по которой они все думали, что это было глупо, заключается в том, что из-за того, что мы веганы, мы сделаем кисок “.

УЧИТЬСЯ «МУЖЧИНАМ»

Нет никакой разницы между потребностью полов в связи в младенчестве и их способностью к сочувствию – на самом деле есть некоторые свидетельства того, что младенцы мужского пола более выразительны, чем девочки. Тем не менее, с самого начала мальчики оказались в бедной эмоциональной среде.В классическом исследовании взрослые, показавшие видео с младенцем, напуганным «домкратом из коробки», с большей вероятностью предположили, что ребенок «рассердился», если им сначала сказали, что ребенок был мужского пола. Неоднократно обнаруживалось, что матери маленьких детей больше разговаривают со своими девочками и используют с ними более широкий и богатый эмоциональный словарный запас; со своими сыновьями они снова склонны задерживаться на гневе. Что касается отцов, то они говорят менее эмоционально, чем матери, независимо от пола ребенка. Несмотря на это, по словам Джуди Ю.Чу, преподаватель биологии человека в Стэнфорде, который провел исследование мальчиков от дошкольного до первого класса, маленькие мальчики хорошо понимают эмоции и стремятся к близким отношениям. Но к 5 или 6 годам они научились отказываться от этого, по крайней мере, публично: отключаться от чувства слабости, отказываться от дружбы с девочками (или уводить их в подполье, вне школы) и становиться более иерархичными в своих отношениях. поведение.

Прочтите: Психология предлагает новый подход к созданию более здоровых мужчин.

К подростковому возрасту, по словам гарвардского психолога Уильяма Поллака, мальчики становятся «боязливыми к стыду», убежденными, что сверстники потеряют к ним уважение, если они будут обсуждать свои личные проблемы.Мои разговоры подтверждали это. Мальчики обычно признавались, что они чувствуют себя лишенными – со стороны сверстников-мужчин, подруг, средств массовой информации, учителей, тренеров и особенно их отцов – в полном спектре человеческого выражения. Коул, например, провел большую часть своего детства с матерью, бабушкой и сестрой – его родители расстались, когда ему было 10 лет, и его отец, который служил в армии, часто уезжал. Коул отзывался о своей маме с безудержной любовью и уважением. Другое дело его отец. «Он хороший парень, – сказал Коул – заботливый и вовлеченный даже после развода, – но я не могу быть собой рядом с ним.Я чувствую, что мне нужно держать все, что здесь есть, – Коул снова похлопал себя по груди, – за стеной, где он не может этого видеть. Это табу – вроде, не такое уж плохое, как инцест, но… »

Второй студент колледжа сказал мне, что он не мог плакать, когда его родители развелись. «Я действительно хотел, чтобы », – сказал он. “Мне нужно , чтобы.” Его решение: за выходные он транслировал три фильма о Холокосте.

Роб, 18-летний парень из Нью-Джерси, учившийся на первом курсе колледжа Северной Каролины, сказал, что его отец посоветовал ему «взбодриться», когда он боролся в школе или играл в бейсбол.«Вот почему я никогда ни с кем не говорю о своих проблемах». Он всегда думал: Если ты не можешь справиться с этим в одиночку, значит, ты не мужчина; вы недостаточно стараетесь. Другие мальчики также указали на своих отцов как на начальника гендерной полиции, хотя и менее очевидным образом. «Не то чтобы мой отец был алкоголиком, эмоционально недоступным засранцем с пульсом», – сказал студент-второкурсник колледжа в Южной Калифорнии. «Он нормальный, любящий, харизматичный парень, который совсем не пугает». Но «там есть блок.Есть сомнения, хотя я не хочу этого признавать. Сомневаюсь говорить о… о чем угодно, правда. Учимся доверять никому . Вы как бы приучаете себя не чувствовать ».

Прочтите: Как мальчики учат друг друга быть мальчиками

Я встретил Роба примерно через четыре месяца после того, как он расстался со своей школьной девушкой. Они встречались более трех лет – «Я действительно любил ее», – сказал он, – и хотя их колледжи были далеко друг от друга, они решили попытаться остаться вместе.Затем, через несколько недель первого курса, Роб услышал от друга, что она ему изменяет. «Поэтому я отрезал ее», – сказал он, щелкая пальцами. «Я перестал с ней разговаривать и полностью забыл о ней». Только… не совсем. Хотя он не использовал это слово, Роб впал в депрессию. Волнение, которое он испытывал по поводу того, чтобы уйти из дома, поступить в колледж и броситься в братство, улетучилось, и по прошествии семестра оно больше не возвращалось.

Когда я спросил, с кем он разговаривал в то время, он пожал плечами.Если бы он сказал своим друзьям, что «зациклен» на девушке, «они бы сказали:« Перестань быть сукой »». Роб выглядел угрюмым. Единственным человеком, с которым он смог ослабить бдительность, была его девушка, но это уже не вариант.

Подруги, матери и в некоторых случаях сестры были наиболее частыми доверенными лицами мальчиков, которых я встречал. Хотя замечательно знать, что у них есть , с кем можно поговорить, – и я уверен, что матери, в частности, наслаждаются этой ролью, – обучая мальчиков тому, что женщины несут ответственность за эмоциональный труд, за то, как обрабатывать эмоциональную жизнь мужчин способами, которые выхолащивают за то, чтобы заниматься ими самим, приходится расплачиваться для обоих полов.Среди прочего, эта зависимость может сделать мужчин неспособными идентифицировать или выражать свои собственные эмоции и неспособными к формированию заботливых и длительных отношений со взрослыми.

К перерыву на День Благодарения Роб был настолько расстроен, что однажды ночью во время разговора на кухне с мамой у него случился «психический срыв». «Я был в таком стрессе», – сказал он. «Классы. Дело с моей девушкой. Он не мог описать, что чувствовал этот «срыв» (хотя он сказал, что это «напугало до чертиков» его маму, которая немедленно потребовала: «Расскажи мне все»).Все, что он мог сказать определенно, – это то, что он не плакал. «Никогда», – настаивал он. «Я не плачу, никогда, ».

Я обращал пристальное внимание, когда мальчики упоминали о слезах – делали это, не делали этого, хотели делать это, не могли это делать. Для большинства это было редкое и унизительное событие – опасная трещина в тщательно построенном здании. Второкурсник колледжа в Чикаго сказал мне, что он не мог плакать, когда его родители развелись. «Я действительно хотел, чтобы », – сказал он. «Мне нужно было , чтобы плакать.Его решение: за выходные он транслировал три фильма о Холокосте. Это сработало.

Как человек, который в силу своего пола всегда имел право плакать, я сначала этого не понимал. Только после нескольких собеседований я понял, что когда мальчики рассказывали мне о слезах – или, что еще важнее, когда они прослезились прямо передо мной, – они рисковали, доверяя мне что-то личное и драгоценное: свидетельство уязвимости, или желание этого. Или, как в случае с Робом, неспособность признать какую-либо человеческую слабость, которая была настолько острой, что мне хотелось плакать.

BRO CULTURE

В то время как мои испытуемые боролись, когда я спрашивал, что им нравится в детстве, наиболее частым ответом был спорт. Они вспоминали свои первые дни на игровом поле с почти романтической теплотой. Но меня поразило то, как многие бросили занятия спортом, которые им нравились, потому что они не могли выдержать менталитет Властелин мух товарищей по команде или тренеров. Пожалуй, наиболее ярким примером был Итан, парень из района Залива, который был завербован небольшим гуманитарным колледжем в Новой Англии для игры в лакросс.Он сказал, что ожидал столкнуться с «культурой расслабленного брата» Восточного побережья, но недооценил ее интенсивность. «Все дело в сексе» и хвастовстве по поводу связи, и даже тренеры одобряли обвинение жертв, сказал мне Итан. «Они не были такими в классе или среди других людей; это была суперлиберальная школа. Но как только ты принесешь их в раздевалку… – Он покачал головой. «Это был один из самых неприятных событий в моей жизни».

Будучи новичком, Итан не чувствовал, что сможет бросить вызов своим старшим товарищам по команде, особенно без поддержки тренеров.Поэтому он ушел из команды; не только это, он передал. «Если бы я остался, на меня было бы сильное давление, чтобы я играл, было бы много обид, и я бы постоянно сталкивался с этими парнями. Таким образом, мне действительно не пришлось ничего объяснять ». В своей новой школе Итан не играл в лакросс или что-нибудь еще.

То, что давний спортивный обозреватель Роберт Липсайт называет «спортивной культурой» (или тем, что мальчики, с которыми я разговаривал, чаще называли «братской культурой»), является темной изнанкой мужских анклавов, независимо от того, связаны ли они формально с атлетикой: все -школы для мальчиков, общежития, Уолл-стрит, Кремниевая долина, Голливуд, армия.Несмотря на то, что такие группы способствуют сплочению, даже проповедуя честь, гордость и порядочность, они склонны заставлять молодых мужчин относиться ко всем, кто не «в команде», как к врагам (единственные женщины, которые обычно делают разрез, – это кровные родственники. – bros before hos! ), оправдывая любую неприязнь к ним. Лояльность превыше всего, а мужественность обычно устанавливается через женоненавистнические высказывания и гомофобию.

С марта 2014 года: Кейтлин Фланаган о темной силе братств

В старших классах средней школы Коул был назначен капитаном команды.Ему нравилось быть частью группы, группы братьев. Когда он мчался, он представлял, как делает каждый удар парню перед ним, парню позади него, а не только себе самому. Но не каждый мог достичь такой высшей цели. «Экипаж требует, чтобы вы подтолкнули себя к порогу боли и оставались там», – сказал Коул. «И трудно найти что-то, что могло бы побудить вас к этому, кроме гнева и агрессии».

Энтони Бласко

Я спросил его о том, как его товарищи по команде разговаривают в раздевалке.Этот вопрос всегда заставлял этих молодых людей извиваться. Они предпочли бы говорить о просмотре порно, эректильной дисфункции, преждевременной эякуляции – о чем-нибудь еще . Коул коснулся взгляда, поерзал в кресле и глубоко вздохнул. «Хорошо, – наконец сказал он, – так что вот мой лучший вариант: мы определенно говорим, что ебут много; гребаный может идти куда угодно в предложении. И мы называем друг друга кисками, суками. Однако мы никогда не говорим слова на букву N. Это заходит слишком далеко “.

«А как насчет fag ?» Я спросил.

«Нет», – сказал он, твердо покачав головой.

«Так почему вы не можете сказать пидор или N-слово, но вы можете сказать киска и сука ? Разве это не так оскорбительно? ”

«Один из моих друзей сказал, что нам, наверное, тоже не стоит говорить эти слова, но чем бы мы их заменили? Мы не могли придумать ничего, что укусило бы так сильно ».

« укусов,

«Ага. Это как … почему-то киска просто работает.Когда кто-то называет меня киской – «Не будь киской! Ну давай же! Бля, вперед! Тянуть! Тянуть! Тяни! »- он просто течет. Если кто-то сказал: «Давай, Коул, не будь слабым! Быть жестким! Тянуть! Тянуть! Тяни! », Это просто не могло так попасть в мою голову. Я не знаю, почему это так ». Он сделал паузу. «Ну, – сказал он, – может, и знаю. Может, я просто стараюсь не копать слишком глубоко ».

Хотя и терял позиции в более прогрессивных кругах, таких как тот, в котором работает Коул, fag оставался широко распространенным в языке мальчиков, с которыми я беседовал, включая тех, кто настаивал на том, что они никогда не будут использовать это слово по отношению к настоящему гомосексуалисту. Fag стал не столько комментарием к сексуальности мальчика, как говорит профессор социологии Орегонского университета К. Дж. Паско, сколько референдумом о его мужественности. Она сказала мне, что с его помощью можно посмеяться над чем угодно, даже над чем угодно, например, с парнем, который «роняет мясо из своего бутерброда». (Возможно, самым странным для меня является то, что Паско обнаружил, что одна из наиболее частых причин, по которой мальчиков маркируют fag , – это романтические отношения с девушкой. Это «неправильный» взгляд на гетеросексуальность, что объясняет, почему один ученик средней школы сказал мне, что иметь девушку было «геем.Эта текучесть, неуловимость определения слова только усиливает его силу, как шлюха для девочек.

Недавно Паско обратила свое внимание на no homo , фразу, которая приобрела популярность в 1990-х годах. Она просмотрела более 1000 твитов, в основном молодых людей, которые включали эту фразу. Большинство из них выражали положительные эмоции, иногда столь же безобидные, как «Я люблю шоколадное мороженое, #nohomo» или «Мне понравился фильм Послезавтра, #nohomo.«Часто они говорили что-то вроде« Я скучаю по тебе »другу или« Мы должны скоро пообщаться », – сказала она. «Просто нормальные выражения радости или связи». No homo – это прививка от оскорблений со стороны других парней, заключил Паско, «щит, позволяющий мальчикам быть полностью людьми».

То, что некоторые молодые люди теперь проводят черту, называя кого-то, кто открыто является геем, педиком, не означает, кстати, что геи (или мужчины с чертами характера, которые читаются как геи) внезапно становятся безопасными.Во всяком случае, геи, которых я встречал, были более осведомлены о правилах мужественности, чем их гетеросексуальные сверстники. Они должны были быть – и из-за этого они были подобны шпионам в доме сверхмужественности.

Матео, 17 лет, учился в той же средней школе в районе Бостона, что и Коул, тоже на стипендии, но эти двое не могли представить себя иначе. Матео, чей отец – Сальвадор, был стройным и загорелым, с оживленным выражением лица и склонностью махать руками во время разговора. Там, где Коул сидел прямо и неподвижно, Матео скрестил ноги в коленях и замахал ступней, подперев подбородок одной рукой.

Это была вторая частная средняя школа Матео. Старший из шести детей, он был признан академически одаренным, и учитель восьмого класса рекомендовал ему подать заявление в подготовительную школу для мальчиков на первый год обучения. Когда он приехал, он обнаружил, что почти все его одноклассники были белыми, спортивными, состоятельными и, насколько он мог судить, натуральными. Матео – латиноамериканец и гей, сын дворника – не был ни одним из этих существ. Он сразу почувствовал, как он держится, как сидит, и особенно за высоту своего голоса.Он попытался снизить его, но это показалось ему неестественным, поэтому он вообще отказался от разговора. Он также изменил свою походку, чтобы не стать «девчачьим». «Один из моих единственных друзей тоже был геем, – сказал он, – и он был намного более откровенен в этом отношении. Он только что уничтожил , “.

Парни, которые считают себя натуралами, но не занимаются спортом, или занимаются искусством, или имеют много подруг, рискуют подвергнуться сомнению в их мужественности. Что изменилось для этого поколения, так это то, что некоторые молодые люди, особенно если они выросли среди ЛГБТК, не попадаются на удочку.«Я не против, когда люди принимают меня за гея, – сказал Люк, старшеклассник из Нью-Йорка. «Это больше раздражает, чем что-либо еще, потому что я хочу, чтобы люди верили мне, когда я говорю, что я натурал». То, как он описал себя, действительно ставило галочки во всех стереотипах. «Я очень худой человек», – сказал он. «Мне нравится одежда. Я забочусь о своей внешности, может быть, более деликатно. Я очень близко общаюсь со своей чувствительной стороной. Так когда люди думают, что я гей? ” Он пожал плечами. «Это может быть больше похоже на комплимент.Типа: «О, тебе нравится, как я одеваюсь? Спасибо! ’”

Один из друзей Люка, которого в девятом классе называли «педиком фрошем», не столь философски настроен. «Он относится ко всему как к проверке своей мужественности», – сказал мне Люк. «Например, однажды, когда я был в красных штанах, я слышал, как он говорил другим людям:« Он похож на такого педика ». Мне было все равно, и, возможно, в этой ситуации никто не пострадал, но когда вы применяете это отношение ко всему населению, вы в конечном итоге с Дональдом Трампом в качестве президента.

W’s AND L’s

Сексуальное завоевание – или, точнее говоря, хвастовство своими переживаниями перед другими мальчиками – это, пожалуй, самый важный аспект токсичной мужественности. Нейт, который учился в государственной средней школе в районе залива, хорошо это знал. На вечеринке, проходившей в начале его младшего класса средней школы, он глубоко погрузился в диван, пытаясь выглядеть расслабленным. Дети стреляли и курили травку. Некоторые были Джуулинг. Нейт сам мало пил и никогда не кайфовал.Он не был против этого морально; ему просто не нравилось чувство потери контроля.

В 16 лет репутация значила для Нейта все, и некоторые вещи могли укрепить ваш статус. «Вся цель похода на вечеринку – познакомиться с девушками, а затем рассказать об этом своим парням», – сказал он. И есть эта «гонка за опытом», потому что, если вы отстанете, к тому времени, когда вы свяжетесь с девушкой, «она уже успеет с пятью парнями. Тогда она будет знать, как делать вещи, а вы этого не сделаете – и это проблема, если она скажет людям: «у вас гибкие губы» или «не знаете, как снять бюстгальтер».

Долговязый мальчик с темными жидкими глазами и вьющимися волосами, сопротивлявшийся любым попыткам приручения, Нейт поставил себя в середину социальной иерархии своей школы: дружил как с «популярными», так и с «низшими» детьми. Тем не менее, с девятого класса он встречался только с тремя девочками – целовался, залез им под рубашки, – но ни одна из них не хотела повторения. Это заставляло его беспокоиться о своих навыках. Он искренне сказал мне, что боится близости. “Это отстойная самооценка”.

Точнее было бы сказать, что Нейт боялся вступать в пьяные половые отношения с девушкой, которую он не знал и не доверял.Но все дело в аттестации. «Ребятам нужно проявить себя перед своими парнями», – сказал Нейт. Для этого «они будут доминировать». Они собираются «подтолкнуть». Потому что девушка здесь просто «как средство для него выйти и похвастаться».

Перед началом этого учебного года «засуха» Нейта, казалось, подходила к концу. У него были отношения с девушкой, которые длились целых две недели, пока другие парни не сказали ему, что она «распутная» – их слово, поспешил добавить он, не его. По словам Нейта, хотя любое свидание ненамного лучше, чем ничего, по-настоящему вы зарабатываете очки только за то, чтобы вступить в половые отношения с подходящей девушкой.«Если вы встречаетесь с девушкой ниже вашего статуса, это буква« L », – пояснил он. “Потеря. Типа, плохой ход. Поэтому он перестал разговаривать с девушкой, что было очень плохо. Она ему действительно нравилась.

Энтони Бласко

После короткого похода на кухню, чтобы посмотреть, как его друг Кайл стоит на столе и пьяно пытается перелить спрайт из банки в рюмку, Нейт вернулся на диван, начиная расслабляться, когда люди кружились вокруг него. Внезапно Николь, ведущая вечеринки и старший, плюхнулась к нему на колени и протянула ему рюмку водки.Нейт был впечатлен, хотя и немного сбит с толку. Обычно, если девушка хотела с вами пообщаться, были текстовые сообщения и снэпчаты, и если вы сказали «да», это было; все ожидали этого и ожидали вскрытия.

Нейт считал Николь «довольно горячей» – у нее было отличное тело, – сказал он, – хотя до этого момента он никогда особо не интересовался ею. Тем не менее, он знал, что свидание с ней будет “У.” Большой. Он тонко оглядел комнату, желая убедиться, не проявляя заботы, что все, кто имеет значение – все «соответствующие» – видели, что происходит.Пара парней слегка кивнули ему. Один подмигнул. Другой хлопнул его по плечу. Нейт притворился безразличным. Между тем, он сказал мне: «Я просто пытался не выдрать стояк».

Николь взяла Нейта за руку и повела в пустую спальню. Он пережил неизбежные неприятные моменты, когда вам действительно нужно поговорить с партнером , а затем, наконец, они начали целоваться. В тревоге Нейт закусил Николь губу. Жесткий. «Я думал: О Боже! Что мне теперь делать? ”Но он продолжал идти.Он снял с нее верх и расстегнул бюстгальтер. Он снял свою рубашку. Потом сняла штаны. «И это, – сказал он, – я впервые увидел влагалище. Я не знал, что с этим делать ». Он вспомнил, что его друзья говорили, что девушки сходят с ума, если вы просовываете туда пальцы и делаете движение «иди сюда», поэтому он попробовал, но Николь просто лежала там. Он не стал спрашивать, что могло бы быть для нее лучше, потому что это было бы признанием своего незнания.

Спустя еще несколько мучительных минут Николь объявила, что хочет посмотреть, что происходит наверху, и ушла, Нейт следовал за ней.Друг протянул ему бутылку «Джека Дэниела». Еще один дай пять ему. Третий сказал: «Чувак, ты попал!» Может быть, эта встреча не обернулась катастрофой: он все еще имел право хвастаться.

Затем он услышал, как старший, парень, которого Нейт считал своим другом, громко спросил Николь: «Зачем тебе Нейт

Она хихикнула. «Ой, я был пьян!» она сказала. “Я был , так что пьяны!”

Они называли его «Л.»

К утру понедельника Николь распространила слух о том, что Нейт плохо разбирается в отношениях: что он закусил ей губу, что он не знает, как трогать девушку.Что у него ногти рваные, . «Стереотип таков, что парни вдавались в кровавые подробности, – сказал Нейт, – но« все наоборот ». Ребята будут хвастаться, но не конкретизируют. Девушки будут вдаваться в подробности, «как выглядел его пенис», обо всем, что он делал.

Нейт сказал, что чувствует себя «полностью выхолощенным», настолько огорченным, что сказал маме, что болен, и на следующий день не пошел в школу. «Я был в основном плачущим », – сказал он. «Я подумал, Дерьмо! Я облажался, ».

Нет вопросов, сплетни о плохой «работе» могут разрушить репутацию парня почти так же наверняка, как быть названным «шлюхой» или «ханжой» – девушкой.В результате мальчики, с которыми я разговаривал , были озабочены женским удовлетворением во время встречи; они просто обычно не определяли это как оргазм у девушки. Они считали, что это результат их собственной выносливости и, в меньшей степени, размера полового члена. Первокурсник колледжа в Лос-Анджелесе вспомнил своего одноклассника, который занимался сексом с девушкой, которая рассказывала всем, что у него очень быстрая эякуляция: «Он получил прозвище Второй Сэм. Это напугало всех остальных парней до смерти.Один из выпускников колледжа в Бостоне рассказал, как он смотрел на часы, когда начинал проникновение. «Я бы подумал, Мне нужно продержаться пять минут, минимум », – сказал он. «И как только я смогу это сделать, я думаю, мне нужно будет перейти к двузначным числам. Не знаю, обязательно ли это связано с удовольствием вашего партнера. Речь идет скорее о том, чтобы выйти за рамки того момента, когда вы были бы смущены, и сохранить свою гордость. Это превращает секс в задачу, которая мне до некоторой степени нравится, но в которой вы следите за своей работой, а не живете текущим моментом.

В конце концов, Нейт решил, что ему нужно встать на ноги, лишь бы сделать возвращение в школу сносным. Он написал Николь и сказал: «Мне жаль, что тебе это не понравилось, [но] я бы никогда тебя не зажарил. Почему ты это делаешь? »Она чувствовала себя« очень плохо », – сказал он. «Она перестала говорить людям, но мне потребовалось до следующего семестра, чтобы выздороветь».

КАК МИСОГИНА СТАНОВИТСЯ «ВЕСЕЛЫМ»

Неважно, как часто я это слышал, жестокий язык, который даже такой сознательный молодой человек, как Нейт, использовал для описания сексуального контакта – вы это уловили! – всегда нервировал меня.В смешанных группах подростки могут говорить о связи (уже безлично), но когда парни остаются одни, они прибивают, колотят, колотят, разбивают, колотят. Они хлопают по этой заднице, они разрывают ее. Трудно сказать, были ли они вовлечены в интимный акт или только что вернулись со стройки.

Я не думал, что мальчики будут хвастаться сладкой, сладкой любовью к дамам, но почему их язык был таким в качестве оружия ? Я пришел к выводу, что ответ заключался в том, что разговоры в раздевалке вовсе не о сексе, поэтому парням было стыдно обсуждать это открыто со мной.Истории (часто явно преувеличенные), которые рассказывают мальчики, на самом деле связаны с властью: использование агрессии по отношению к женщинам для установления связи и подтверждения друг друга как гетеросексуальности или для того, чтобы занять первые места в сексуальной иерархии подростков. Отклонение этого слова как «подшучивания» отрицает способы, которыми язык может снизить чувствительность – лишить мальчиков способности видеть в девочках людей, заслуживающих уважения и достоинства в сексуальных контактах.

В поисках доказательств не ищите ничего, кроме скандалов, которые продолжают возникать в ведущих колледжах страны: Гарварде, Амхерсте, Колумбии, Йельском университете (сцена особенно печально известного скандирования братства 2010 года: «Нет – значит да; да – значит анальный»).Совсем недавно, весной 2019 года, в политически прогрессивном колледже Свортмор в Пенсильвании два братства были распущены после того, как студенческие публикации опубликовали более 100 страниц «минут» домашних собраний несколькими годами ранее, которые включали, среди прочего, следующее: анекдоты о «изнасиловании на чердаке» и приобретении кровли, «взорвании пальцами» 10-летней сестры члена и рвоте на женщин во время секса.

В ответ на вызов мальчики обычно заявляют, что думали, что они просто «смешно».И в каком-то смысле это имеет смысл – если его не исследовать, такой «юмор» может показаться продолжением грубой комедии детства. Маленькие мальчики известны своими шутками о пердеже, шутками с бугерами, шутками о корках. Именно так они проверяют границы, понимают человеческое тело, завоевывают доверие своих сверстников. Но, как это бывает со спортом, их ликование может как способствовать, так и замаскировать сексизм. Мальчик, который в 10 лет спрашивает своих друзей, в чем разница между мертвым ребенком и шаром для боулинга, может в 16 лет найти, а может и не найти одинаково шумным, поделиться тем, что общего между женщиной и шаром для боулинга (вы можете это погуглить. ).Он может или не может публиковать постоянно растущие «шутки» о женщинах, афроамериканцах, гомосексуалистах или инвалидах в групповом Snapchat. Он может или не может посылать «смешные» тексты друзьям о «девушках, которых нужно изнасиловать», или думать, что это истерика – удивлять приятеля мемом, в котором женщине затыкают рот пенисом, ее тушь смешана со слезами. . Он может или не может, в 18 лет, нацарапать названия своих подключений на стене в своем мужском общежитии в рамках годичного конкурса, чтобы увидеть, кто «потянет» больше всего.Совершенно милые, умные, вежливые мальчики, с которыми я беседовал, делали то или иное из этих вещей.

Как это случилось? Я разговаривал с 15-летним парнем из Восточного побережья, который был в группе мальчиков, отстраненных от школы за то, что опубликовал более 100 расистских и сексистских «анекдотов» о одноклассниках в группе Finsta (вторичная, или «фальшивая», Аккаунт в Instagram, который во многих случаях более настоящий, чем «Rinsta» или «настоящий» аккаунт). «Finsta стала очень конкурентоспособной», – сказал он. «Вы хотели рассмешить своих друзей, но когда вы не встречаетесь лицом к лицу», вы не можете сказать, получите ли вы реакцию, «поэтому вы делаете еще один шаг вперед.«Это было« сочетание конкурентоспособности и того… разъединения , которое привело к тому, что все становилось все хуже и хуже ».

Энтони Бласко

На самом тревожном конце континуума «смешной» и «веселый» становятся защитой от обвинений в сексуальных домогательствах или нападении. Приведем лишь один пример. На видео был запечатлен мальчик из Стьюбенвилля, штат Огайо, где он шутит о неоднократном насилии над девочкой, находящейся без сознания, на вечеринке парой школьных футболистов. «Ее так изнасиловали», – сказал он, смеясь.«Они изнасиловали ее быстрее, чем Майк Тайсон». Когда кто-то за кадром предположил, что изнасилование – это не смешно, он возразил: «Это не смешно – это смешно,

«Веселые» – это еще один способ под предлогом шуток или групповых связей, при помощи которого мальчики учатся игнорировать чувства других, а также свои собственные. «Веселое» – это убежище, предлагающее дистанцию, когда что-то неуместно, сбивает с толку, угнетает, нервирует или ужасает; когда что-то противоречит этике мальчиков. Это позволяет им ниспровергать более сострадательный ответ, который можно было бы считать немужским, и заставляет сексизм и женоненавистничество восприниматься как трансгрессивные, а не поддерживающие вековой статус-кво.Мальчики могут знать, когда что-то не так; они могут даже знать, что настоящая мужественность – или, может быть, обычная порядочность – заставляет их говорить. Тем не менее, слишком часто они опасаются, что в этом случае будут маргинализованы или, что еще хуже, сами станут объектом насмешек со стороны других мальчиков. Таким образом, мужественность заключается не только в том, что мальчики действительно говорят, но и в том, что они не говорят – или не хотят, или не могут, – говорить, даже когда они хотят, чтобы могли. Психологи Дэн Киндлон и Майкл Томпсон, авторы книги Raising Cain: Protecting the Emotional Life of Boys , отметили, что молчание перед лицом жестокости или сексизма – это то, как слишком много мальчиков становятся мужчинами.Чарис Денисон, половой педагог из Залива, говорит об этом по-другому: «Рано или поздно каждый молодой человек получит письмо о зачислении в« чертову школу ». Вопрос в том, бросит ли он учебу, закончит ли она учебу или получить ученую степень? ”

В середине первого года обучения Коула в военном колледже я связался с ним по FaceTime, чтобы увидеть, как он разрешил конфликт между своими личными ценностями и ценностями той культуры, в которой он оказался. Как он и ожидал, большинство его одноклассников были мужчинами, и он сказал, что было много того, что можно было назвать дружеской насмешкой: «любовные похлопывания» друг другу по затылку; преграждают друг другу пути, а затем делают вид, что вступают в драку; хватают друг друга за задницы; притворяется, что наклоняется для поцелуя.Коул сказал, что доставлять кому-то неприятности всегда было «легким юмором», но довольно быстро это могло перерасти в нечто более неприятное. Когда один из его товарищей по общежитию пошутил другому: «Я собираюсь нассать на тебя во сне», тот, например, парировал: «Если ты это сделаешь, я тебя изнасилую нахуй». Хорошо это или плохо, сказал Коул, подобные комментарии его больше не тревожили.

Хотя он был категорически против эпитета fag , когда мы встретились, Коул обнаружил, что использует его, рассуждая, как и другие мальчики, что это «больше похоже на« ты отстой »или« ты хромой ».Однако, по крайней мере, один из его друзей показал себя законно гомофобным, заявив, что быть геем не по-американски («Я не знал этого о нем до , после мы стали друзьями», – настаивал Коул). И Коул не встретил в школе ни одного открыто ЛГБТ-ученика. Если бы он был геем, он определенно не захотел бы быть в этой среде. Он также сказал, что не захочет быть азиатом – двух американских мальчиков азиатского происхождения в его общежитии подвергали остракизму и обращались как с иностранцами; оба казались несчастными.

«Я чувствую себя своего рода отговоркой, позволяющей забыть обо всех мелочах», – сказал Коул. «Это отговорка – не вести хороший бой. Но, знаете, была вещь, которую я попробовал на втором курсе … Это просто не сработало. Я мог бы быть здесь борцом за социальную справедливость, но не думаю, что кто-то меня послушает. и У меня не было бы друзей ».

Движение #MeToo создало возможность, мандат не только для обсуждения сексуального насилия, но и для вовлечения молодых мужчин в подлинные, давно назревшие разговоры о гендере и близости.Я не хочу утверждать, что это легко. Еще в начале 1990-х, когда я начал писать о том, как уверенность девочек падает в подростковом возрасте, родители в частном порядке рассказывали мне, что они боялись воспитывать откровенных дочерей, девочек, которые отстаивали себя и свои права, потому что сверстники могли их исключить. и называется «властным» (или того хуже). Хотя впереди еще много работы, сегодня для молодых женщин все по-другому. Пришло время пересмотреть представления о том, как мы воспитываем мальчиков.Для этого потребуются модели мужественности, которые не будут ни стыдливыми, ни регрессивными и подчеркнут эмоциональную гибкость – отличительный признак психического здоровья. Иногда стоицизм ценен, как и свободное выражение; твердость и нежность могут сосуществовать в одном человеке. В правильном контексте физическая агрессия – это развлечение, удовлетворение и даже волнение. Если вы на все это ответите: Очевидно, , я бы сказал: Конечно, но было бы ошибкой недооценивать силу и долговечность культурного механизма, воздействующего на мальчиков-подростков.Настоящие изменения потребуют постоянных коллективных усилий со стороны отцов, матерей, учителей и тренеров. (Исследование 2000 спортсменов-мужчин средней школы показало, что уровень насилия при свиданиях значительно снизился, а вероятность вмешательства, чтобы остановить оскорбительное поведение других мальчиков, среди тех, кто участвовал в еженедельных дискуссиях под руководством тренера о согласии, личной ответственности и уважительном поведении, была выше. )

Мы должны целенаправленно и многократно расширять мужской репертуар, чтобы справиться с разочарованием, гневом, желанием.Мы должны говорить не только о том, чего мы не хотим от мальчиков, но и о том, что мы действительно хотим от них. Поручить им «уважать женщин» и «никого не забеременеть» недостаточно. Как сказал мне один второкурсник колледжа: «Это все равно что сказать тому, кто учится водить машину, не наезжать на маленьких старушек, а затем передать ему ключи от машины. Ну, конечно, вы думаете, что не собираетесь сбивать старушку. Но ты все еще не умеешь водить машину. Сохраняя молчание, мы оставляем многих мальчиков в замешательстве – или, что еще хуже, заставляем их приседать, чтобы показать свою мужественность одним способом, который определенно предлагается: быть придурками.

С декабря 2017 г .: Потерянные мальчики из альт-правых

Во время нашего первого разговора Коул сказал мне, что он решил присоединиться к вооруженным силам после того, как узнал на уроке истории в средней школе о резне в Май Лай – печально известной Убийство американскими войсками в 1968 году сотен безоружных вьетнамских гражданских лиц наряду с массовым изнасилованием девочек в возрасте 10 лет. «Я хочу иметь возможность находиться в том же положении, что и этот командир, и , а не приказывать людям что-то делать. вот так, – сказал он.Я был впечатлен. Учитывая эту благородную цель, была ли единственная неудача в вызове сексизма причиной прекращения попыток? Я понял, что личные затраты могут быть больше, чем влияние. Я также понял, что в процессе развития подростки хотят и должны чувствовать сильное чувство принадлежности. Но если Коул не практиковался в стойке, если он не нашел способа отстоять свои ценности и найти других, которые разделяют их, кто он такой?

«Я знал, что вы спросите меня о чем-то подобном», – сказал он. “Я не знаю.В этой гипер-мужской культуре, где вы называете парней «кисками», «суками» и «личинками»…

«Вы сказали« личинки »или« пидоры »? – перебил я.

«Личинки. Как черви. Итак, вы приравниваете личинок к женщинам и женским частям тела, чтобы убедить молодых мужчин, как я, в нашей силе. Чтобы противостоять этому, чтобы убедить людей, что нам не нужно унижать других, чтобы возвыситься… Я не знаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.