Разное

Стихотворение о музее: Стихи про музей — Стихи, картинки и любовь

Содержание

Прикольные стихи про музей

В стихах и прозе

С Днем Рождения
С юбилеем
На каждый год
На праздники
Любовные
На корпоратив
Для ребенка
В открытках
По именам
В статусах
На свадьбу
Голосовые
С добрым утром
Спокойной ночи
Выздоравливай
Юбилеи свадеб
Стихи к подаркам
Тосты в стихах

Тексты

Сценарии
Что подарить
Как поздравить
Различные стихи
Конкурсы и игры
Истории праздников
 

  • По именам

  • Прикольные

  • Популярные

  • От Равшана

  • От Ивлеевой

  • От Малахова

  • От Слепакова

  • Маме

  • Подруге

  • Зятю

  • Свекрови

  • Ребенку

  • Сыну

  • Дочке

  • Сестре

  • Брату

  • Коллеге

  • Мужчине

  • Любимому

  • С юбилеем

 

***

Чтобы вещи, не старея,
Ни один лежали год,
Выставляют их в музеях
И глядит на них народ.
В тишине музейных залов
(Помнить все о том должны)
Выставляется немало
Ценных фактов старины.

***

Есть музей технический,

Есть биологический,
Есть музей игрушек
И лесных зверюшек.
И музей одежды,
Что носили прежде,
Есть ещё и боевой
Весь пропитанный войной.
Все они для нас важны,
Все они для нас нужны!

***

Для чего нужны музеи?
Чтобы знанья нам давать,
Посещая их, мы будем
Обо все на свете знать:
Быт, религия, искусство
И история Земли,
Открываются музеи,
Чтоб узнать мы все могли.

***

Музей и память. Каждый экспонат
Расскажет об истории эпохи.
Экскурсовод спокойный, умный, строгий,
Увидеть вас здесь снова будет рад.
Помимо экспозиций старины
Музей свою историю имеет,
Поведать вам ее не пожалеет,
Услышать только вы его должны.

***

Эти странные, мрачные здания,
Их музеями проще зовут.


Вся история мироздания,
Артефакты — все собрано тут.
Можно встретить здесь и питекантропа,
Можно мамонту в глаз заглянуть.
И к подножью вулкана ведет тропа,
И хотелось бы с пушки пальнуть.

***

Хранилища древних забытых мотивов
И рифмы, сокрытой в глубинах веков.
Музеи — для пыльных секретов квартиры,
Впитавшие тайны ушедших богов.
Пусть будут спокойны небесные своды,
И наши молитвы от бед вас хранят.
Сотрудников ваших минуют невзгоды,
И радость искрится в усталых сердцах.

***

Приди в музей и насладись,
В нем столько важных есть вещей!
Душой к искусству прикоснись,
Зови в музей родных, друзей!
Открой же сердце красоте,
Прекрасен каждый экспонат!
Поймут искусство только те,
Кто красоту увидеть рад!

***

Любой музей есть память о веках.
Творенья от начала мирозданья,
Любое человечества созданье
В картинах, письменах, стихах.
Сегодня день торжественен и строг.
Открыта дверь, музей гостей встречает,
В стенах своих входящих привечает,
Лишь стоит преступить его порог.
Не принято здесь громко говорить,
И строгие глядят с портретов лица,
Ты понимаешь: стоило родиться,
Чтобы узнать, как мастер мог творить.

***

В музеях хранится вещественно память,
Которую можно тихонько потрогать,
Слегка прикоснуться к ушедшим эпохам,
Былого величия мизерным крохам.
Ночами экскурсии водит здесь время,
Стуча очень тихо, пред прошлым робея.
Храня тишину и ее экспонаты,
Молчат приведения, злобно кудлаты.
И пусть пробегают за годами годы,
Меняются трубы, правители, моды,

Пусть будут музейные будни легки,
И не текут никогда потолки!

***

Поздравления: С Днем музея

***

На праздники: Поздравления | Конкурсы | Сценарии | Статусы | История

***

Голосовые поздравления с праздником

Прикольные стихи про музей • «Поздравления & Пожелания» на все случаи

Сегодня мы поздравляем с праздником тех, кто по роду профессиональной деятельности или по зову души, так или иначе связан с музеями. День музеев отмечается по всему миру. Благодаря музеям каждому из нас становятся доступными культурные и материальные ценности: шедевры живописи, археологические находки, уникальные предметы. Музейным работникам мы желаем, чтобы залы никогда не пустели, а посетителям — чтобы поход в музей всегда был частью культурной программы.

Всем работникам
Музеев,
Всем музейным
Ротозеям:

Мы желаем
Без затеи,
Чтобы множились
Музеи!

Археологи найдут,
И в музей передадут,
И посуду, и монеты,
Все старинные предметы.

А потом их разберут
И по залам разнесут,
Это будут экспонаты,
Чтоб смотрели их ребята.

С Днём музеев поздравляем,
Быть счастливыми желаем.
О музее наш стишок,
Всем музеям — поздравок!

Даже слегка приоткрыв музейную дверь, уже попадаешь в невероятный сказочный мир тайны и искусства. Дух, царящий в подобных заведениях, невозможно спутать ни с чем, переступая порог, ты попадаешь в другое измерение, где нет времени. И нет особой разницы, пойдете Вы в картинную галерею и будете наслаждаться полотнами великих художников современности или предпочтете провести выходные на «Кубинке» выведывая особенности военной техники прошлых лет, Вы все равно не получите подобных ощущений ни от похода в кино, ни от очередного танцевального клуба. Так пусть же в день музеев каждый найдет себе подходящее место и отправится на встречу прекрасному.

Есть музей технический,
Есть биологический,
Есть музей игрушек
И лесных зверюшек.

И музей одежды,
Что носили прежде,
Есть ещё и боевой
Весь пропитанный войной.

Все они для нас важны,
Все они для нас нужны,
Посетителей поток
Принесли вам поздравок!

Хранитель бытности старинной!
Искусство щедрой красоты,
Легенды, мифы и былины
Собрал в очаг культуры ты.

И дружный коллектив музея
Своим трудом усердным смог
Предревний дух сей не развеять.
За то им этот поздравок!

Очень любят ваш музей,
Часто люди посещают,
Потому что знают все:
Здесь улыбками встречают!

Время пусть застыло тут,
Экспонаты, документы,
Замечательный музей
Любят даже президенты!

Мы желаем счастья вам,
Посетителей побольше,
Пусть здоровье, красота
Служат верно и подольше!

Чтоб окунуться в прошлое не надо
Машину времени, поверь, изобретать.
Переступи порог в музея залы,
И кажется — как будто время вспять.

Наш поздравок, хранителям богатства,
Что сквозь века народ наш создавал,
Пусть будет жизнь чудесна и прекрасна,
И красочна, как праздник — карнавал.

Вы храните много тайн из прошлого,
И о будущем, наверно, знаете побольше вы.
Вам сказать осталось лишь конкретно:
Поздравок примите вы авторитетный.

Много вам здоровья и богатства,
Чтобы люди стали для вас братством.
Много ждет успехов вас и счастья,
Главное не стоит лишь бояться.

С Международным Днем Музеев всех работников музеев и сочувствующих. Пусть любители музеев не исчезнут с лица Земли, стремясь к просвещению, пусть труд не будет напрасен и будущие поколения помнят историю и знают, что музеи существуют не просто так.

Гостей он принимает страстно
И так же ценит труд людей,
Он хочет выглядеть прекрасным –
Национальный наш музей.

ПОСВЕЩЕНИЕ
МУЗЕЮ И ЧЕЛОВЕКУ

Художественный – это образ жизни,
Национальный – то есть часть страны,
Музей – хранитель образа Отчизны…
Нам всем твои сокровища нужны!

Рожденный дважды: беспокойно юный,
Открытый, грешный – как и человек
Доверчивый, возвышенный и умный –
Ты не приемлешь суету и бег.

Ответным взглядом, созерцая души,
Ты возвышаещь жизнь и красоту –
В одном ряду ты с Эрмитажем служишь,
Лелеешь с Лувром ты одну мечту.

Ты – белорус, в твоей крови смешались
Культуры разные, движение эпох –
Земная мудрость и живая шалость,
Рожденья крик, и материнский вздох.

Ты молчалив в раздумьях и влеченьях,
Внутри тебя – гармония начал,
Приемлешь ты извечное теченье
Воды и воздуха, песка и скал…

В твоих картинах – смысл, и пониманье
Что в естестве цветов – и жизнь, и смерть,
И круговерть из встреч и расставаний,
И страстное желание взлететь.

Музей и Человек живут друг в друге,
Сливаются в их душах плоть и дух,
Они – творцы и зрители… в науке
Любить и говорить об этом вслух.

У музея есть душа,
У души есть муза –
Две подружки не спеша
Добрым людям служат.

К ним приходят помолчать
Зритель и художник –
Муза учит понимать
То, что не возможно.

Помогает ей подруга –
Нежная душа музея,
Говорят они без звука,
Говорят они со всеми.

Жалко только, что не все
Люди слышат это:
Как шагает по росе
На картине лето,

Как зимой поют цветы
Изо льда и солнца,
Как в стекло стучат лучи,
И дрожит оконце.

Знает каждый человек:
Красота – живая,
Лишь в музее чистый снег
Никогда не тает.

Лишь в музее чуть дыша
Муза видит мужа –
Только нежная душа,
Знает, кто ей нужен…

1.-Мы в музее заблудились,
На ночь он закрылся.
И всю ночь потом резвились!
Коллектив напился.

2.Иностранные коллеги
Тут задумали охоту.
Прискакал внезапно егерь.
Очень злился отчего-то.

3.-Нас природа обманула,
Подвели экологи.
Та – программу завернула,
Стоит это дорого!

4.-Дом купили в Заполярье.
А когда приехали,
Охнули: он очень старый,
С жуткими прорехами!

Почем стихи сегодня?
Пусть
Современное искусство

Зашел в музей довольно очень странный.
Шокирован был так что вознемог —
Стоял мужик, на нем костюм был «банный»
Да и болталось, что — то между ног.

А дальше было больше не понятней,
Четыре ,просто белых полотна,
В отличии от мужика они приятней,
Но я не понял где тут красота

Бродил по залу между хлама — кучек
И видел сваренный в виде оленя лом
И этот ежик из карандашей и ручек.
И из картона и бумаги дом .

За что платил, простите непонятно,
Искусство современное — фуфло,
И можно тут без всякого таланта
На дураках сколачивать «бабло».

Башмак на стене

Как же снять напряжение дня?
Бар, кино, разговор у друзей.
Вряд ли это устроит меня,
Загляну ка я лучше в музей.

Так люблю на картины смотреть,
С ними вместе парить и мечтать,
Удивляться, смеяться и петь,
Невозможный восторг ощущать.

Красоту понимать всем дано,
Без неё не спасётся наш мир.
Ведь она-и любовь, и добро,
Совершеннейший чистый эфир.

Чувства каждого тронет закат,
Ночь, луна, изумрудный прибой.
Даже чёрный пречёрный квадрат
Манит к звёздам, зовёт за собой.

Вот ещё один зал предо мной,
В нём бутылки, кровать, унитаз.
Экспонат необычный такой,
Собран здесь для помойки запас.

Возбужденье приходит само,
Гарантирован полный успех,
Если гадкое вязкое дно
Кто-то смело поднимет наверх.

В жизни что-то бывает не так,
Без проблем не прожить на земле.
Но спасёт ли нас рваный башмак?
Он прибит меж картин на стене.

Оплела паутина березки

оплела паутина березки
бабье лето играет с судьбой
дождь-бродяга намочит обноски
и загонит прохожих домой

ночь опутает шелком запястья
звезды холодом дышат в ночи,
что так нужно поэту для счастья?
подобрать к своей музе ключи.

только жалкой слепой собачонкой
волочится судьбина моя,
но я буду веселой девчонкой,
я из моря дождусь корабля.

О музе (Сложим из кубиков слово)

Сложим из кубиков слово: надежда;
И нарисуем плакат на стене;
Я буду верить тебе, как и прежде,
Ты будешь знать, что я верю тебе.

Поле ромашек, — мое отраженье!
Я для тебя, полевые цветы,
Ты же, родное мое вдохновенье,
Вечный создатель моей красоты…

Мягкою кистью по стройному телу,
Нежный художник живого холста!
Всё, что я видеть в тебе, так хотела,
Всё в тебе есть, для меня, ты — мечта.

Снова бегут наши мысли, как реки,
Не замечая, крутых берегов;
Сложим из кубиков слово: навеки;
Ты, моя вечность, и, пища богов…

стих про Лизу Лукашину

ты талантище нет слов
ты почти не видишь снов
пишешь ты стихи про бога
ну и о любви немного

песни тоже ты поешь
и в москве ты живешь
собираешь стадионы
тебя любят миллионы

у тебя полно друзей
ходишь с ними ты в музей
любишь ты смотреть картины
так же любишь ты машины

а еще ты любишь бога
и родных еще немного
как немного больше всех
ну а я люблю твой смех

Я навеки останусь Ей верен.

Так бывало,что в тёплые зори,
Когда сладостно дремлет Земля,
Я гулял с Ней по лунному морю,
Марсианским бескрайним полям.

И пронзала мне тело и душу,
И казалось,в часы когда сплю,
Что я трушу,с Ней рядом быть трушу,
И из трусости только Люблю.

И сводила с ума понемножку,
И,когда больше не было слов,
Всё гляделась,как в зеркало,в ложку,
И смеялась в пятьсот голосов.

И в одежде цветочного тона,
Сквозь житейскую тупость и глушь,
Всё таскала меня по притонам,
Как в музей искалеченных душ.

И глядела стальными глазами,
Отдавалась порой нехотя.
Упивалась моими слезами,
Уходя,уходя,уходя…

Стал характером склочен и скверен,
И в болезненной,будничной мгле,
Я навеки останусь Ей верен…
Остроносой,блестящей игле…

Естественный отбор

Отбор естественный бесстрастен,
Он лишь бесчувственный закон;
На время даденный опасен
Стул электрический как трон.

Жалеть не нужно царства мира,
И вид исчезнувший совсем;
Когда смолкает грустно лира,
Бравурный марш звучит затем.

Проходит всё, ведь всё непрочно;
Планета наша не музей,
И можно думать, что нарочно
Переплетение стезей.

Всего с того, что жили-были, —
Лишь исчезающий момент.
Но проигравшие просили
Всё продолжать эксперимент.

Восковые фигуры

Мир словно залитый воском,
Кем-то из царства теней.
Рядом с полотнами Босха,
Полчища блудных детей.

Что позабыли о прошлом,
И затерялись во мгле.
Будто покрытые воском,
Бродят по грешной земле.

С ними осколки мечтаний,
С ними тревожные сны.
Мир бесконечных скитаний,
И беспощадной войны.

Как восковые фигуры,
Скоро украсят музей.
Бледные словно скульптуры,
Дети безмолвных теней.

Мечтать не вредно

Мечтать не вредно

Я сегодня « на коне » :
Выдают зарплату мне!
Еду сразу в магазин,
Покупаю лимузин.

Ну, а вечером – гулять,
Песни петь и танцевать,
Веселиться до утра,
И не лезет пусть хандра.

Приглашу своих друзей
Не в кино и не в музей,
А в шикарный ресторан,
Где питается гурман.

Буду угощать икрой,
Осетриной, ветчиной.
Налью в рюмки коньячок
Под отменный шашлычок.

Как купюры сосчитал,
Тут же понял – кончен бал.
Остается лишь мечтать,
Что богатым можно стать.

Когда я повзрослею.

Когда я повзрослею, наконец:
ходить по улицам начну степенным шагом,
дышать спокойно у витрин универмага.
Закончится взросления процесс.

В моей квартире будет чистота,
всё будет убрано, как будто в мавзолее,
и ни пылинки, словно я в музее,
лишь тишина, покой и красота.

Все обязательства я буду выполнять
охотно, в срок, всегда без нареканий.

Не будет постоянных пререканий.
Экспромты нужно будет пресекать.

Я научусь в семье бюджет сводить:
расходы подгоню все под доходы.
Плевать мне будет на веянья моды,
что муж мне купит, буду в том ходить.

Я перестану плакать от обид,
и перестану глупостям смеяться,
и разучусь дурацки улыбаться —
— ГРАНИТ СНАРУЖИ, СТАЛЬ ВНУТРИ ЗВЕНИТ.

Меня не будет радовать рассвет,
а звёзды ночью — просто освещенье.
По жизни поведёт меня терпенье.
На всё всегда готов будет ответ.

Когда я повзрослею, наконец.
А может лучше сразу удавиться?!
прыгнуть с моста?! иль просто отравиться?!
Чтоб незаконченным остался тот процесс.

Любой музей есть память о веках.

Творенья от начала мирозданья,

Любое человечества созданье

В картинах, письменах, стихах.

Сегодня день торжественен и строг.

Открыта дверь, музей гостей встречает,

В стенах своих входящих привечает,

Лишь стоит преступить его порог.

Не принято здесь громко говорить,

И строгие глядят с портретов лица,

Ты понимаешь: стоило родиться,

Чтобы узнать, как мастер мог творить.

автор предыдущего стихотворения Тамара Сальникова

Хранилища древних забытых мотивов
И рифмы, сокрытой в глубинах веков.
Музеи – для пыльных секретов квартиры,
Впитавшие тайны ушедших богов.
Пусть будут спокойны небесные своды,
И наши молитвы от бед вас хранят.
Сотрудников ваших минуют невзгоды,
И радость искрится в усталых сердцах.
автор неизвестен

Вот встречу девушку, и пообщавшись с ней,
Чтобы её очаровать собою,
Влюбить, вскружить, лишить покоя,
Я позову её в музей.

Она быть может будет чуть удивлена,

Но согласится, или скажет, что не стоит,
Но как ни поведёт себя она,
Увижу я, кто есть передо мною.

И если – чудо! – поравнявшись с ней,
Услышу «да», слегка залившись краской,
Я покажу ей, что музей
Быть может удивительною сказкой.

И вот когда пройдёт от встречи страх,
Скажу музейщикам «спасибо» вот за то я,
Что собрано в надёжных их руках
Вещами сотни удивительных историй.

Спасибо вам, работники музеев,
За вложенное в выставки тепло.
И пусть вернутся к вам хотелось б поскорее,
И пусть по прежнему людей в музей б влекло.
автор неизвестен

Стишки про музей. Читайте веселые и смешные стихи про музей на нашем сайте.

  • про мудрость9
  • про мужа190
  • про мужчин307
  • про музей 7
  • про музу5
  • про музыкантов6

Стишки про музей

Я в музее, с помощью айфона Сделал классных снимков до фуя Вот к примеру фото с Аполлоном Тот, который в шортая — это я

Я в Русском музее нынче гулял. И там один кретин Назвал картину «Девятый вал» – «Девятый Валентин».

ложи на стол изрёк директор каталог ихних жалюзей и вздрогнул наш литературный музей

вся наша жизнь игра конечно театр музеи и кино а тот кто думает иначе говно

Соседка возвратилась из музея Теперь ей о скульптурах все известно: И то, что пенис мал у Прометея, И то, что он теплее, чем у Зевса.

Нерадивый путеец из Бреста Был уволен с рабочего места, Потому ночью поздно Он в музей паровозов Ночевать приходил в знак протеста.

Штаны важней жены, немного: В театр, кино, музей допустим, Открыта без жены дорога… А без штанов туда не пустят.

Читайте самые смешные и веселые анекдоты на нашем сайте Анекдоты.ру. Ежедневное пополнение новыми ржачными анекдотами, стишками и картинками. Смейтесь на здоровье.

Не мои,но в тему.
Текстовый вариант стихотворения Переоценка ценностей:

“Когда легковерен и молод я был”,
Я тоже с утра по музеям ходил,
И мерил паркеты торжественных зал,
И в каждую нишу, как в душу влезал,
И, верный обычаю, тоже не раз
Весьма добросовестно щурил свой глаз,
И пялил бинокли на тусклых Венер,
На всех Аполлонов из всех Бельведер.
И в бурном восторге и с пеной у рта
Увы! не щадил я тогда живота,
Считая, что в мире нетленных красот
Позорно иметь человеку живот,
И даже последний на свете дурак
Обязан глядеть на Венер натощак!

“Когда легковерен и молод я был”,
Я тоже по всем катакомбам бродил,
И чуть-ли не падал от ужаса ниц
Пред бронзой и мрамором старых гробниц,
Где тлел, заслужив уважения дань,
Какой-то худой и чужой Шарлемань,

Который по слухам, иди — проверяй,
Попал в голубой католический рай,
И носится облачком, в золоте риз,
И смотрит весьма иронически вниз.

“Когда легковерен и молод я был”,
Я тоже музейные вещи любил,
И тоже, бывало, ни свет, ни заря,
Какой-то болезненной страстью горя,
Шатаясь под сводами всех галлерей,
Взирал на портреты былых королей!
И, чувствуя в сердце невольную грусть,
Зубрил биографии их наизусть,
И бомбой врывался в угрюмый Шильон,
И робко со всех оглядевшись сторон,
Свою монограмму на стенке чертил.
“Когда легковерен и молод я был”.

Довольно! Закончен наш ветренный стаж!
Сдадим свою молодость тоже в багаж,
И помня, как ноют и пятки и кость,
Пойдем, опираясь на прочную трость,
Почуя законный вполне аппетит,
В кафе, что напротив музея стоит,
И, отдав безумству прошедшего дань,
Закажем котлеты, а-ля-Шарлемань,
КОторый, должно быть, их тоже любил
“Когда легковерен и молод я был”.

Подержу тему, вернее продолжу дружеское исследование.

ЛЕГКОВЕРЕН И МОЛОД.

«Когда легковерен и молод я был»,
Я тоже в музеи частенько ходил.
Однажды, в кругу неразлучных друзей
Смотреть Мону Лизу поехал в музей.
Стояли и ждали четыре часа,
Смеялись над нами до слёз небеса,
И вот, наконец, без желаний и сил,
Я к этой картине слегка потрусил.
В Джокондах я, как в апельсинах свинья,
Смотрю на неё, а она на меня…
С тех пор мой к картинам убавился пыл,
«Когда легковерен и молод я был»

«Когда легковерен и молод я был»,
То классику очень в искусстве любил.
И в Пушкинский я на Волхонку попал,
Чтоб там отыскать для себя идеал.
Вот мраморный дядя с огромной ботвой,
Сравнимой размером с моей головой,
Стоял, посетителей видом маня…
Да,…. если такой же вот был у меня…
Не нужно мне дальше уже ничего –
Ни сам Пикассо, и искусство его
Ни в танце матисовских красных кобыл…
«Когда легковерен и молод я был»

«Когда легковерен и молод я был»,
Ещё Третьяковку безумно любил.
Но в зал Васнецова мальцом а зашёл —
Да сколько ж он краски сюда перевёл?!
Помножил, прибавил, погрешность учёл,
И в трансе тихонько уселся на пол.
Выходит, что три богатырских коня
Вполне перевесят тебя и меня.
Так цену шедевра по краске ценя,
Я в зале провёл ну почти что полдня.
Меня математики дух погубил,
«Когда легковерен и молод я был»

Анекдоты про музеи и их посетителей

М узею «Эрмитаж» требуется интеллигентная женщина-вышибала, отслужившая в рядах Третьяковской галереи.

Б омж, укравший в супермаркете тележку, трое суток безнаказанно ночевал в музее современного искусства под табличой “Бомж и тележка”.

Э кскурсовод рассказывает посетителям выставки:”Перед вами шедевр — «Портрет неизвестного». Это ранее неизвестная копия с картины неизвестного художника, сделанная неизвестно кем, неизвестно когда и неизвестно как попавшая в наш музей».

В чера была “Ночь музеев в Москве”. Бесплатно сходил в Третьяковку. Вышел — метро не ходит. На моторе за штуку доехал до своего района.

В Одессе открылся музей лени. Сам леня объясняет написание своего имени
в названии музея с маленькой буквы тем, что ему лень.

С удья:
— Гражданин Сидоров, вы признаете себя виновным в том, что, находясь в нетрезвом
состоянии, вы вошли в художественный музей и устроили там драку?
— А как же! Конечно, признаю, гражданин судья. На какой бы это хрен я бы туда
трезвым-то поперся?

П осле посещения музея студентки обмениваются впечатлениями:
— А ты заметила, какой огромный был пенис у той греческой статуи?
— Ага. И такой холодный.

В одном из залов музея две молодые дамы остановились перед статуей великолепно сложенного древнегреческого бога, совершенно нагого, за исключением листа, прикрывающего известное место. Одной из посетительниц не терпелось идти дальше, а другая застыла на месте, не отрывая взгляда от статуи.- Ты что, собираешься стоять здесь до Нового года? — подтрунила подруга.- Нет, — вздохнула приятельница, — до осени.

А некдот:
Одессит осматривает Музей Восточного искусства. Останавливается перед статуей с двенадцатью руками и изумленно восклицает:
— Шесть пар рук! Боже милостивый, вот кто любил поговорить.

Р аботяга в музее: “Суки, народу жрать нечего, а они картины маслом рисуют!”

М узей.
Экскуpсанты:
— Какие пpекpасные фpески!
Гид:
— Пpойдемте дальше, это от сыpости.

П ятый раз из музея похищают “Черный квадрат” Малевича! И вот уже пятый раз сторож дядя Вася успевает к утру восстановить картину.

У никальный музей трудовой славы им. декабриста Кюхельбеккера создан в г. Нары Магаданской области. Самыми экзотическими экспонатами музея являются сами доблестные сотрудники музея, так как никто из них нигде и никогда добровольно не работал.

М ужик пишет из Италии знакомому: “Пользуясь случаем, посетил музей и попросил сфотографировать себя рядом с Аполлоном. Тот, который голый, это Аполлон”.

В музее гид объясняет:
— Вот это сын фараона, это жена фараона, это брат фараона, а это мумия
фараона.
— А мумия — она кем фараону приходится? — спрашивает посетитель.

М ама с дочкой лет 4-х в музее.
Девочка тянет мать к выходу:
— Ма, пойдем отсюда!
Тебе здесь делать нечего — здесь ничего не продают!

Д вое парнишек рассматривают в художественном музее
архиабстрактную картину.
— Давай улепетывать отсюда, — шепчет один из них, — а то
подумают, что это мы ее разрисовали.

Э кскурсовод в музее пытался объяснить англичанам, что фигурка сделана из самшита. Как по английски самшит он никогда не знал и поэтому назвал его как есть по-русски. Англичане поверили и были шокированы.

— К то в музей?
— а он вместо уроков?

О бъявление в музее:
“Приносить с собой и рассматривать картины и скульптуры строго воспрещается!”

В музее, у огромной картины во всю стену, стоит восхищенный мужик. Второй посетитель спрашивает у него:
— Какие мысли у вас вызывает это грандиозное полотно?
— Да вот думаю, небось, ведра два краски пошло на это дело!

П енсионерка Петрова на экскурсии в музее восковых фигур три часа жаловалась Сталину на жизнь.

О ткрывается музей знаменитого писателя. Научный сотрудник музея дает пояснения посетителям:
— Экспонаты музея по крупицам собраны со всего света. Вот стол.
— За этим столом он работал?! — воскликнула дама.
— Не доказано. Этот стол подарил нам внучатый племянник тети великого писателя по материнской линии, отцом которого был ученый с мировым именем в четвертом поколении. А вот перед вами ручка, сделанная из страусиного пера.
— Этим пером он писал своим великие произведения?! — закричала в восторге дама.
— Мы можем только предполагать. В настоящее время четыре наших сотрудника ведут работы по разным направлениям и стоят на пороге открытия того, что все произведения писателя были написаны этим пером.
— А это его шляпа? — закричала в восторге почитательница таланта писателя.
— Шляпа сделана по заказу музея фабрикой Швебера по рисункам знаменитого французского модельера де Потье в соответствии с исторической эпохой.
— Тогда окурок — это уж его?! — радостно воскликнула дама.
— Да! Окурок принадлежит великому писателю! Правда, принадлежность оспаривает сторож музея.

М уж:
— И вот из-за этого ты притащила меня в Лувр?
Точно такая же картина висит в нашей спальне…
Жена:
— И в гораздо лучшей рамке.

В Лондоне в одном музее есть надпись: «Если посетитель будет трогать руками выставленный экспонаты, администрация музея оставляет за собой право делать то же самое с посетителем».

Э кскурсовод в музее показывает римскую статую: «Мы называем эту фигуру Победитель. Как видите, у воина не руки, нет ноги и разбита голова, но выглядит он впечатляюще».
— Если это Победитель, — заметил солдат-экскурсант, — интересно, что осталось от побежденного.

З ашел как-то Абрамович в художественный музей. Походил по залам, посмотрел, уходит и говорит:
— Да-а, бедновато у вас тут. Hо чисто!

В музее.
— А это Минерва.
— А вон тот, что за нею, это ее муж?
— Нет. У нее не было мужа. Она ведь была богиней мудрости!

С обираясь на экскурсию в Русский музей, Шлемензон говорит жене:
— Сделай одолжение, Сара, когда ты увидишь замечательный портрет или
красивый пейзаж, скажи “очаровательно” или “божественно”. Только я тебя
умоляю, не кричи, как вчера в Эрмитаже: “На это никаких денег не
хватит!”.

Г ид показывает туристам старинный замок. В подземелье туристы
вдруг видят скелеты человеческих тел и холодеют от ужаса.
— Как они сюда попали?
— Просто, — объясняет гид, уже привыкший к таким вопросам. — Они
решили убежать от экскурсовода.

К нигa отзывов в музее: — Зa%ись — О%о — Пи%aто — Третья слевa ху%ня вызвaлa непередaвaемые эмоции

В мае есть один день, наступления которого с нетерпением ждут все любители искусства . В этот день по всему миру совершенно бесплатно открыты двери многих музеев и любой желающий может доставить себе радость, посетив их. В этот день открывают выставки, новые экспозиции, музейные работники проводят лекции и экскурсии. Представляя обществу дары культурно-исторического наследия, музей ведут большую просветительскую работу. Среди многих музеев мира российские музеи выделяются тем, что хранят несметные культурные богатства мирового уровня, поэтому когда российская делегация предложила привлечь внимание общества к популяризации деятельности музеев, 11 Генеральная конференция Международного совета музеев поддержала эту инициативу и определила 18 мая как Международный день музеев. Каждый год этот праздник имеет свою тему, посвященную вопросам музейной деятельности, например, таким, как незаконный вывоз музейных ценностей, роль музеев в повышении культуры общества и многие другие.

Есть музей технический,
Есть биологический,
Есть музей игрушек
И лесных зверюшек.

И музей одежды,
Что носили прежде,
Есть ещё и боевой
Весь пропитанный войной.

Все они для нас важны,
Все они для нас нужны,
Посетителей поток
Принесли вам поздравок!

На работе все прекрасно,
Вы цветете. Это ясно.
Ведь собрали возле вас
Всей истории экстаз.
Все здесь есть, и все в почете.
И об этом вы печетесь.
Что ж поздравить решил вас,
Поздравок для вас припас.
Чтоб сияли ваши глазки,
Чтоб любовь была прекрасной,
Чтобы принц примчался в миг,
И сказал вам о любви!

Всех работников музеев
От души я поздравляю!
Экспонаты не стареют,
Их музеи охраняют.

Вам спасибо за работу,
И за то, что можем мы,
Видеть лично раритеты
Той далекой старины!

Можем в прошлое вернуться,
В мир далекий окунуться.
Вам желаю вдохновения,
Чтоб хранить веков творения!

За сохранность раритетов
Отвечает тетя Света.
Здесь она всем царь и бог,
Ведь в музее знает толк.

Вот картины, это фрески
Это царские подвески.
Это важный артефакт —
Прояви в музее такт.

Не шуми и не толкайся,
Быть культурным попытайся.
Тут все ходят чинно-важно,
Потому что все прекрасно.

Приди в музей и насладись,
В нем столько важных есть вещей!
Душой к искусству прикоснись,
Зови в музей родных, друзей!

Открой же сердце красоте,
Прекрасен каждый экспонат!
Поймут искусство только те,
Кто красоту увидеть рад!

В это праздник вам я шлю
Поздравок от всей души.
В день музея говорю,
О простой вашей душе.

Много вам желаю благ,
Многих лет богатства.
Чтобы каждый был как брат,
Чтобы в целом, братство.

Много в жизни вам люблю,
Чтоб простой, не пыльной.
Чтоб всегда везде могли
Избегать унынья.

Хранитель бытности старинной!
Искусство щедрой красоты,
Легенды, мифы и былины
Собрал в очаг культуры ты.

И дружный коллектив музея
Своим трудом усердным смог
Предревний дух сей не развеять.
За то им этот поздравок!

Чтоб окунуться в прошлое не надо
Машину времени, поверь, изобретать.
Переступи порог в музея залы,
И кажется — как будто время вспять.

Наш поздравок, хранителям богатства,
Что сквозь века народ наш создавал,
Пусть будет жизнь чудесна и прекрасна,
И красочна, как праздник — карнавал.

Много в них истории хранится,
Экспонатов всяких и картин,
Раритетов старых вереница
Под стеклом загадочных витрин.

День музеев — праздник сокровенный,
Он историю наглядно нам несет,
В сфере политической, военной,
Артиллерий, конниц и пехот.

Интересно взрослым здесь и детям,
Дух здесь замирает, в старине,
Это все вдали лежало где-то,
Но собрал музей их всех в себе.

С Международным днем музеев!
Они для всех ведь так важны.
И в них узнать всегда сумеем
Мы всю историю страны!

В них есть скелеты динозавров,
Картин отличнейший подбор,
Они ведь созданы недаром,
Чтоб расширять наш кругозор!

Высокий стих

Федор Сологуб
Баллада о высоком доме
1920

Дух строителя немеет,
Обессиленный в подвале.
Выше ветер чище веет,
Выше лучше видны дали,
Выше ближе к небесам.
Воплощенье верной чести,
Возводи строенье выше
На высоком, гордом месте,
От фундамента до крыши
Все открытое ветрам.
Пыль подвалов любят мыши,
Высота нужна орлам.
Лист, ногою смятый, тлеет
На песке, томясь в печали.
Крот на свет взглянуть не смеет,
Звезды не ему мерцали.
Ты всходи по ступеням,
Слушай радостные вести,
Притаившись в каждой нише,
И к ликующей невесте
Приникай все ближе, тише,
Равнодушный к голосам
Петуха, коня и мыши.
Высота нужна орлам.
Сердце к солнцу тяготеет,
Шумы жизни замолчали
Там, где небо пламенеет,
Туч расторгнувши вуали.
Посмотри в долину,— там
Флюгер маленький из жести,
К стенкам клеятся афиши,
Злость припуталася к лести,
Люди серые, как мыши,
Что-то тащат по дворам.
Восходи же выше, выше,
Высота нужна орлам.

Послание
Поднимай, строитель, крыши
Выше, выше к облакам.
Пусть снуют во мраке мыши,
Высота нужна орлам.
___

Борис Пастернак
Ночь
1956

Идет без проволочек
И тает ночь, пока
Над спящим миром летчик
Уходит в облака.
Он потонул в тумане,
Исчез в его струе,
Став крестиком на ткани
И меткой на белье.
Под ним ночные бары,
Чужие города,
Казармы, кочегары,
Вокзалы, поезда.
Всем корпусом на тучу
Ложится тень крыла.
Блуждают, сбившись в кучу,
Небесные тела.
И страшным, страшным креном
К другим каким-нибудь
Неведомым вселенным
Повернут Млечный путь.
В пространствах беспредельных
Горят материки.
В подвалах и котельных
Не спят истопники.
В Париже из-под крыши
Венера или Марс
Глядят, какой в афише
Объявлен новый фарс.
Кому-нибудь не спится
В прекрасном далеке
На крытом черепицей
Старинном чердаке.
Он смотрит на планету,
Как будто небосвод
Относится к предмету
Его ночных забот.
Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.
Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.
___

Анна Ахматова
С самолета
1944

На сотни верст, на сотни миль,
На сотни километров
Лежала соль, шумел ковыль,
Чернели рощи кедров.
Как в первый раз я на нее,
На Родину, глядела.
Я знала: это все мое —
Душа моя и тело.
Белым камнем тот день отмечу,
Когда я о победе пела,
Когда я победе навстречу,
Обгоняя солнце, летела.И весеннего аэродрома
Шелестит под ногой трава.
Дома, дома — ужели дома!
Как все ново и как знакомо,
И такая в сердце истома,
Сладко кружится голова…
В свежем грохоте майского грома —
Победительница Москва!
___

Владимир Маяковский
Небоскреб в разрезе
1925

Возьми
разбольшущий
дом в Нью-Йорке,
взгляни
насквозь
на зданье на то.
Увидишь —
старейшие
норки да каморки —
совсем
дооктябрьский
Елец аль Конотоп.
Первый —
ювелиры,
караул бессменный,
замок
зацепился ставням о бровь.
В сером
герои кино,
полисмены,
лягут
собаками
за чужое добро.
Третий —
спят бюро-конторы.
Ест
промокашки
рабий пот.
Чтоб мир
не забыл,
хозяин который,
на вывесках
золотом
«Вильям Шпрот».
Пятый.
Подсчитав
приданные сорочки,
мисс
перезрелая
в мечте о женихах.
Вздымая грудью
ажурные строчки,
почесывает
пышных подмышек меха.
Седьмой.
Над очагом
домашним
высясь,
силы сберегши
спортом смолоду,
сэр
своей законной миссис,
узнав об измене,
кровавит морду.
Десятый.
Медовый.
Пара легла.
Счастливей,
чем Ева с Адамом были.
Читают
в «Таймсе»
отдел реклам:
«Продажа в рассрочку автомобилей».
Тридцатый.
Акционеры
сидят увлечены,
делят миллиарды,
жадны и озабочены.
Прибыль
треста
«изготовленье ветчины
из лучшей
дохлой
чикагской собачины».
Сороковой.
У спальни
опереточной дивы.
В скважину
замочную,
сосредоточив прыть,
чтоб Кулидж дал развод,
детективы
мужа
должны
в кровати накрыть.
Свободный художник,
рисующий задочки,
дремлет в девяностом,
думает одно:
как бы ухажнуть
за хозяйской дочкой —
да так,
чтоб хозяину
всучить полотно.
А с крыши стаял
скатертный снег.
Лишь ест
в ресторанной выси
большие крохи
уборщик негр,
а маленькие крошки —
крысы.
Я смотрю,
и злость меня берет
на укрывшихся
за каменный фасад.
Я стремился
за 7000 верст вперед,
а приехал
на 7 лет назад.
___

Даниил Андреев
Полет
1955

Поднявшись с гулом, свистом, воем,
Пугая галок, как дракон,
К волнистым облачным сувоям
Помчалась груда в десять тонн.
Ревут турбины в спешке дикой,
Чтобы не ухнуть в пустоту,
Чтобы дюралевой, безликой
Не пасть громаде в пропасть ту.
А в пропасти, забывши прятки,
Футбол, лапту, учебник, класс,
Следят за чудищем десятки
Восторженных ребячьих глаз.
— Эх, вот бы так!.. Вот шпарит ловко! — Быть летчиком-или никем!..
И завтра не одна головка
Уйдет в долбежку теорем.
А я? — Молчит воображенье,
Слух оглушен, а мысль — как лед:
Мне отвратительна до жженья
Карикатура на полет.
Не так! не то!.. И даже птицы
Мечту не удовлетворят:
Ее томит, ей страстно снится
Другая форма и наряд.
Таким не стать мне в жизни этой,
Но предуказан путь к тому,
Чтоб превратиться в плоть из света,
Стремглав летящую сквозь тьму.
Прозрачными, как слой тумана,
Прекрасными, как сноп лучей,
Купаться в струях океана
Воздушных токов и ключей.
Со стихиалями бездонных
Небесных вод — играть вдогон,
Чтоб были дивно просветлённы
Движенья, голос, смех и звон;
С веселой ратью Ирудраны,
Зигзагом небо осветя,
Лить дождь на жаждущие страны,
Все осязая, как дитя;
И, как дитя на сенокосах
С разбега прыгает в копну,
Скользить по облачным откосам
В бесплотно-синюю волну.
Грядущее, от изобилья
Своих даров, мне знанье шлет,
Что есть уже такие крылья
И будет вот такой полет.
___


Андрей Белый
С высоты
1908

Руки рвут раскрытый ворот,
Через строй солдат
Что глядишь в полдневный город,
Отходящий брат?
В высь стреляют бриллиантом
Там церквей кресты.
Там кутил когда-то франтом
С ней в трахтире ты.
Черные, густые клубы
К вольным небесам
Фабрик каменные трубы
Изрыгают там.
Там несется издалека,
Как в былые дни —
«Распрямись ты, рожь высока,
Тайну сохрани».
Вольный ветр гудит с востока.
Ты и нем, и глух.
Изумрудом плещут в око
Злые горсти мух.
____


Роберт Рождественский
Жизнь
1997

Живу, как хочу, —
светло и легко.
Живу, как лечу, —
высоко-высоко.
Пусть небу смешно,
но отныне
ни дня
не будет оно
краснеть за меня…
Что может быть лучше —
собрать облака
и выкрутить тучу
над жаром песка!
Свежо и громадно
поспорить с зарей!
Ворочать громами
над черной землей.
Раскидистым молниям
душу открыть,
над миром,
над морем
раздольно парить!
Я зла не имею.
Я сердцу не лгу.
Живу, как умею.
Живу, как могу.
Живу, как лечу.
Умру, как споткнусь.
Земле прокричу:
«Я ливнем вернусь!»
___

«‎Это дом больших картин, здесь царит абсолютизм!»

«‎Это дом больших картин, здесь царит абсолютизм!» | Артгид

У вас отключено выполнение сценариев Java Script. Измените, пожалуйста, настройки браузера.

Процесс

ПрактикаСобытияАрт-сообщество

04.02.2021   3738

В декабре прошлого года, вдохновившись «вредными советами» Григория Остера, мы объявили конкурс стихотворений и предложили нашим читателям — маленьким и большим — порассуждать о том, что можно, а что нельзя делать в музеях. Чинно оценивать картины или сидеть в планшете? А приходить в музей в рваных джинсах и тельняшке? Публикуем лучшие советы и с радостью объявляем победителей!

Эми Хван. «Мне нравится эта картина, потому что возле нее есть скамейка». Карикатура для журнала The New Yorker. 8 апреля 2019. Источник: newyorker.com

Главный приз — комикс Стивена Надлера и Бена Надлера «Еретики! Чудесные (и опасные) истоки философии Нового времени» — достается Томе Евтич, чей стих про недовольных и ворчливых посетителей музея (видели таких?) запал в сердце всей редакции.

Тома Евтич
Если вы в музей от скуки…

Если вы в музей от скуки
Вдруг случайно забрели,
Развлекайтесь что есть мочи!
Не забудьте про других:
Недовольных гардеробом
Окружающие любят,
Тех, что тычут мокрый зонтик
В мимо проходящий бок,
Тех, что долго не находят
Свой в кармане телефон,
Очереди люди любят!
Пусть немного постоят.
Расскажите, как ужасно
Освещаются картины.
Обязательно на кассе!
Ведь кассир и виноват.
И билет свой потеряйте
Лучше сразу же на входе,
Чтобы долго разбираться
И ругаться полчаса.
Громко кашляйте, чихайте,
Охайте и возмущайтесь,
Людям очень интересно,
Что же так волнует вас.
Придирайтесь к описаниям!
Ведь в музей берут работать
Лишь безграмотных и глупых,
Всех их нужно поправлять.
Если станет совсем скучно,
Попытайтесь потянуться
К дорогому экспонату —
Для того их и хранят.
Вон экскурсия, идите
И всё слушайте бесплатно,
Вы — хитрейший посетитель,
Вам тут незачем платить.
Заберите все брошюры!
И себе, и своей маме,
А еще соседке вашей,
Да и всем своим друзьям.
И открытки заберите.
Как, открыточка за деньги?
Извините, не заметил,
А хотелось просто так.
Говорите, что в соседнем
Была выставка получше,
А в Европе — просто бомба
Много лет тому назад.
Уходя, не забывайте
Про такое развлечение
И в другие выходные
Возвращайтесь в тот музей.

Второй приз — книга Софии Беннетт и Манджит Тэпп «Расширенная картина. Женщины, изменившие мир искусства» — отправляется Оле Панфиловой. В своих трех стишках она настоятельно «рекомендует» уносить картины из музеев или пририсовывать усы Пушкину.

Оля Панфилова
Если ты в музее с папой…

если ты в музее с папой
или с мамой вместе ходишь,
а из теть и дядь на стенах
ну не нравится никто,

применяй воображение
(ты же можешь лучше сделать!),
взял мелок — и все готово,
даже Пушкину усы!

***

если пред собою ленту
видишь ты в музейном зале,
то не думай, что без цели
разместили там ее.

ведь теперь ты — губернатор
и, как прочие все мэры,
перережь, сыщи оваций
и отправься, куда шел.

***

если нравится картина
иль иная вам гравюра,
но висит она в музее
и доступна, значит, всем,

то снимайте ее с рамой,
чтоб висела у вас дома,
ведь любимых не бросают,
а искусство — ваша страсть.

Третий приз — монографию Сьюзи Ходж с иллюстрациями Сары Папуорт «Я знаю такого художника. Истории удивительных пересечений судеб и неожиданных совпадений» — получает Яна Акулова. Бывает, что подниматься с кровати ради похода в музей (особенно утром, особенно в воскресенье) безумно тяжело. На этот случай Яна тоже припасла пару вредных советов.

Яна Акулова
Вредные МУЗейные советы

Если в это воскресенье
Вам грозит поход в музеи,
Волноваться надо сразу
И придумать умный план.

Поначалу залезайте
Вы поглубже под подушку,
Там сопите и мурчите.
Мама нежная. Поймет.

Если нежность в это утро
Не входила в планы мамы,
Одевайтесь так, чтоб точно
Вам в музеи опоздать.

Если мама как-то хитро
Вашу тайну разгадала,
Не отчаивайтесь сразу —
Переходим к плану Бэ.

Прям на входе не забудьте
Побыстрее потеряться,
Мама будет рада в прятки
По музею поиграть.

Если ваши прятки маму
Почему-то раздражают,
Между статуями можно
Бегать, топать и скакать.

Кто не знает, что музеи —
Это духота и скука?
Вам придется постараться,
Чтобы маму веселить!

Начинаем в первом зале.
Чтобы мама веселилась,
Надо нам вон ту скульптуру
Побыстрее оседлать!

Лев из камня или лошадь —
Все равно! Сидите прямо.
Вы — великий полководец,
Покоритель разных стран!

Мама сразу оживилась,
Здесь игра на ловкость-силу.
Вас со льва или со сфинкса
Попытается стащить.

Ваша цель — держаться крепко.
Вы берите льва за уши
Или прижимайтесь к сфинксу,
Словно он — ваш лучший друг.

Мама дружбу уважает.
Вот поэтому на сфинксе
Разрешит вам покататься.
Фото будет «я и сфинкс».

Дальше мы идем к дивану,
Перед ним висит цепочка…
Смело на диван ложитесь,
Детям нужно отдыхать.

Вот увидите, как мама
Сразу сядет с вами рядом
И гордиться очень будет,
Что дивану триста лет.

В зале номер два — картины.
Слишком тихо в этом зале!
Запевайте громко песню,
Вас послушать прибегут.

Подпевать не стала мама?
Нет у вашей мамы слуха.
А руками что-то машет?
Ваша мама — дирижер.

Почему-то из музея
Вас и маму выгоняют.
Не умеют эти люди
Оценить вокальный дар.

Не забудьте напоследок
Хорошенько все потрогать:
Вазы, статуи, картины,
Мебель, стены и ковры.

От ковра отрежьте угол.
Мама любит сувениры!
Будет рада и запомнит
Это утро навсегда!

Но на этом призы не заканчиваются. Мы решили наградить всех участников конкурса. Среди подарков — билеты на семейное посещение Музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» или Музея Москвы, настольная игра «Мусорный монстр» (с книжкой внутри!) и несколько замечательных изданий: два свежих сборника современных поэтов Анны Глазовой и Ростислава Амелина, «Детский рисунок. Почему, когда и как дети занимаются творчеством: руководство для родителей и педагогов» Мэрилин Дж. С. Гудмен, «Интернет-революция: от капитализма доткомов к кибернетическому коммунизму» Ричарда Барбрука, «Луиз Буржуа: ящик Пандоры» Олеси Туркиной и «Белый негр. Поверхностные размышления о хипстере» Нормана Мейлера.

Поздравляем всех участников!

Понравился материал? Поддержи искусство и «Артгид»!

Публикации
  • Спецпроект

    Сразу домой!

    Итоги конкурса фотожаб, посвященных борьбе с коронавирусом.

Читайте также


Спецпроект

Венецианская биеннале: «Молоко снов» в океане кошмаров

Книги

Владислав Софронов. Положение мертвых. Ревизионистская история «русского космизма»

Раз в неделю

Выставки недели в Москве: выбор «Артгида». Сентябрь 2022

Спецпроект

Что нужно знать: Кристиан Болтански

Показать еще

Владимир Бухарцев РАЗМЫШЛЕНИЯ В ШКОЛЬНОМ МУЗЕЕ Стихотворение. Каменный пояс, 1985

Владимир Бухарцев РАЗМЫШЛЕНИЯ В ШКОЛЬНОМ МУЗЕЕ Стихотворение. Каменный пояс, 1985

ВикиЧтение

Каменный пояс, 1985
Гроссман Марк Соломонович

Содержание

Владимир Бухарцев

РАЗМЫШЛЕНИЯ В ШКОЛЬНОМ МУЗЕЕ

Стихотворение

В школьном музее,

в маленьком зале,

год сорок первый

нам показали.

Здесь, на столе,

под стеклом мутноватым

нашего горя

легли экспонаты:

каска, патроны,

граната и фляга

да пожелтевшая

писем бумага.

А со стены

с фотографий глядели

русские парни

в солдатской шинели,

парни, ушедшие

в мутную роздымь…

Мертвые парни,

как мертвые звезды.

Так проступала

сквозь грозы и беды

подлинность нашей

великой победы.

Разве забудешь

длинные версты,

где не однажды

падал и мерз ты,

где обожжен был

в жарком июле,

где не дожди выпадали,

а пули,

где и мужал ты

парнем безусым…

Старая Русса,

ах, Старая Русса…

Мы по призыву

шагали в солдаты,

рыли окопы, крыли накаты,

раны болели

в бинтах порыжелых,

мы замерзали

в снегах подо Ржевом.

Но поднимались

с волжской шугою,

но выгибались

курской дугою

и проходили

Корсунь и Яссы —

так продолжали мы

школьные классы.

Мы становились

седыми в семнадцать.

Мы, повзрослев,

отучались бояться,

и, не считая,

врагов своих били,

и беззаветно

Россию любили.

Вот потому-то

у стендов музея

нынче собрал

ветеранов-друзей я.

А о войне говорили им дети.

Разве для них

эти годы, как грозы?

Разве для них

это память сквозь слезы?

О пережитом,

о недожитом,

о позабытом,

о незабытом…

Им бы без края чистого неба,

солнца — на лето,

на зиму — снега,

трав им на май,

на сентябрь — листопада.

Только войны им

не надо, не надо…

«Ночь в музее: секрет гробницы» / Night at the Museum: Secret of the Tomb Другое название: «Ночь в музее – 3» / Night at the Museum 3

«Ночь в музее: секрет гробницы» / Night at the Museum: Secret of the Tomb Другое название: «Ночь в музее – 3» / Night at the Museum 3 Режиссёр: Шон ЛевиСценаристы: Давид Гийон, Майкл Ханделман, Марк Фридман, Томас Леннон, Бен ГарантОператор: Гильермо НаварроКомпозитор: Алан СилвестриХудожник: Мартин

Владимир Лавринович СОН Стихотворение

Владимир Лавринович СОН Стихотворение Я тебя не видел никогда. Просто мне невиданное                                    снится. — Глаз твоих весенняя вода Плещется, укрывшись за                                   ресницы. Странно. Незнакомая, чужая, Смотришь, и

Владимир Одноралов ЭШЕЛОН Стихотворение

Владимир Одноралов ЭШЕЛОН Стихотворение Как будто под ветер пустынной равнины, Как будто под склон, Несется мой поезд, А имя ему — эшелон. Я знаю, что степи, летящие мимо, Объемлет покой, Что это ученья и с нами Не будет беды никакой. Но только

Отпуск по семейным обстоятельствам в разбомбленный Фрайбург и воспоминания о школьном времени

Отпуск по семейным обстоятельствам в разбомбленный Фрайбург и воспоминания о школьном времени Фрайбург (Брайсгау), который до этого налеты авиации щадили, 27 ноября 1944 года пережил ужасную бомбардировку. Я обратился с рапортом о предоставлении мне отпуска по семейным

ВЫСТАВКА В ЛИТЕРАТУРНОМ МУЗЕЕ

ВЫСТАВКА В ЛИТЕРАТУРНОМ МУЗЕЕ Звонят мне однажды по телефону, приглашают в Литературный музей на открытие лермонтовской выставки. — Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, наш директор, очень просит вас быть. Соберутся писатели, товарищи с кинофабрики, корреспонденты.Потом

ВЫСТАВКА В ЛИТЕРАТУРНОМ МУЗЕЕ

ВЫСТАВКА В ЛИТЕРАТУРНОМ МУЗЕЕ Звонят мне однажды по телефону, приглашают в Литературный музей на открытие лермонтовской выставки.— Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, наш директор, очень просит вас быть. Соберутся писатели, товарищи с кинофабрики, корреспонденты.Потом

В Музее-усадьбе Л. Н. Толстого

В Музее-усадьбе Л. Н. Толстого Не однажды я выражала желание побывать в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого. Мне говорили, что это не очень далеко от нашего дома. Наконец, мы с М. Н. выбрали свободный часок и направились в музей. Дело было летом. Я хотела идти пешком, чтобы представить

Художники в музее

Художники в музее Начало знакомств с художниками — посетителями Гравюрного кабинета. Родионов, Фаворский, Штеренберг, Гончаров, Купреянов, Шевченко, Бруни, Татли Начало возникновения этих все более широких связей коренилось в Музее изобразительных искусств — с тех пор

В музее

В музее В краеведческом музее я наткнулся на фотографию времен гражданской войны. Желнин, Ипатов, Крутолапов, опять Желнин и Ипатов… Фамилии ни о чем не говорили. Но прошел и почувствовал беспокойство. Вернулся. Стою, всматриваюсь — обыкновенные красноармейцы. Перед

В Музее искусства Петербурга открылась выставка «Стихи-я-Петербург»

вадим михайлов

Культура 13 октября 2021

В Музее искусства Петербурга XX – XXI веков (МИСП) открылась выставка «Стихи-я-Петербург», посвященная городскому пейзажу и приуроченная к 30-летию коллекции музея. Впервые представлено более 150 картин и рисунков, созданных 103 художниками начиная с 1930-х годов и до наших дней.

Павел Костров. «Городской пейзаж с трамваем». 1930-е. / РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Тема пейзажа, тем более петербургского, очевидная и востребованная. Эпиграфом к выставке стала строчка Николая Гумилева: «Этот город воды, колоннад и мостов…». Но и необъятная – редкий ленинградский-петербургский художник смог избежать искушения пейзажем. Команда МИСП (автор идеи Марина Джигарханян, куратор Ольга Толстая) прекрасно понимает, что и у каждого зрителя свой Петербург. Поэтому публика не увидит строгой хронологии и заданного маршрута. Можно смотреть выставку, начиная с любого из четырех этажей музея и в любой последовательности. Важно, что представлены если не все, то большинство значимых для жанра имен.


#INJECT_1#

Одна линия развития пейзажа просматривается: «Ленинградская пейзажная школа» – «Арефьевский круг» – «Митьки». Историки искусства называют «школой» разных художников, работавших в Ленинграде в 1930 – 1950-е годы, которые во времена насаждения социалистического реализма осмеливались создавать «безыдейные пейзажи».

Среди хитов коллекции МИСП – акварели Николая Лапшина «Пейзаж с Александровской колонной» и «На перроне». В последнем не без вызова изображен Царский павильон Витебского вокзала. Виртуозны акварель Александра Ведерникова «Тучков мост», изображающая рассвет на Малой Неве, и картина Вячеслава Пакулина «Мойка» – дома в Шведском переулке, которые «прячутся» в зимней дымке.

На картине «Большой проспект Петроградской стороны» автор Александр Русаков любуется домами, освещенными летним солнцем, а Павел Костров в «Городском пейзаже с трамваем» напоминает, что этот вид городского транспорта существовал на Измайловском проспекте до войны.

Картина «Канал» Рихарда Васми – мрачный образ непарадного Ленинграда с пустынными набережными и разномастными домиками (обязательно с брандмауэрами) – становится символом творчества арефьевцев, тщательно избегавших парадности и показухи. В этом контексте ироничен «Городской пейзаж» Александра Арефьева – семейство фотографируется на фоне новостроек и зелени, сильно напоминающей невозможную здесь буйную тропическую растительность.

Пейзаж «Спас-на-Крови» Александр Флоренский создал, глядя на натуру из мастерской Виктора Тихомирова, своего коллеги из митьков – наследников арефьевцев, но без их истовости и самоизолированности. Стилизация под народный «примитив» создает ощущение праздника, давно замыленного валом фотографий знаменитого храма.

Другие сюжетные линии выставки – это череда контрастных восприятий города разными художниками. Здесь и картина Арсения Семенова «Ленинградский пейзаж», где о времени оттепели говорят зеленое платье и красная шапочка женщины, изображенной на фоне строгого стасовского Троицкого собора. И праздничный город в ярких картинах «Летний сад», и «ЦПКиО» Завена Аршакуни. Изыскан ночной пейзаж Ирины Бирули «Дождь над Александринкой».

Отдельная глава выставки – мощные абстрактные полотна Вячеслава Михайлова «Стремянная, 20», «Улица Льва Толстого, 6» и диптих Владимира Духовлинова «Новая Голландия». Краеведения знать необязательно, художники о другом, об энергетике Петербурга.

Ностальгируют по эстетике художников объединения «Мир искусства» Дзовинар Бекарян в серии акварелей «Белая ночь» и Игорь Петров, изобразивший засыпанный снегом город в картине «Зимняя песнь фавнов (Летний сад)». Белое пространство в картине «Ломка льда» Ильи Овсянникова напоминает, что мы живем на севере. Впрочем, художник не только о природе.

Пастель «Крюков канал. Белая ночь» нарисована Екатериной Посецельской в 2021 году. В ней, как у Гумилева, город воды, колоннад и мостов. Город на все времена.

#музей #выставка #искусство #картины

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 192 (7029) от 13.10.2021 под заголовком «Искушение пейзажем».


Материалы рубрики

15 сентября, 11:05

В галерее Artefice открылась выставка петербургской художницы Екатерины Прокопенко

15 сентября, 10:38

В Ленобласти представили выставку об истории российского флота

14 сентября, 11:43

На «Ленфильме» представят выставку к 80‑летию со дня рождения Владимира Кобрина

13 сентября, 11:46

В РНБ открылась выставка к 220‑летию Министерства юстиции

13 сентября, 11:27

Центру культурного наследия имени Пиотровского подарили витраж из дома на Тележной улице

Комментарии

Загрузка. ..

Новости партнеров

#музейные стихи – Привет Поэзия

Сердце бьется в музей

УВАЖАЕМЫЕ PENPAL PEOPLE, лучше всего снова в одиночестве:>

их языки говорили на языках тускло-черного
не для людей, не для вселенной, просто для гуманного недостатка
их ртути впали в кому благодати
не слишком ли это попросить предоставить вопросительное лицо?
их секреты формировались, переплетались и складывались
для глаз, чтобы сформулировать правду из отсортированной лжи
их дыхание посылало удары в их сердца, чтобы синкопировать этого хранителя
тогда чувствует себя не в своей тарелке или не только они одни в эфире
их мечты, хотя и исчезли, не были чем-то несущественным
для боли быть двойной спиралью импрессиониста
их души жаждали вырезания этой скромной формы
так они подчиняются дождю и танцуют под грозой?
клише или нет
что-то недосказанное без точки точка
прямолинейный или грубый
лучше стыдиться ошибок, чем когда ****
что значит быть деликатным адресатом ?
быть исключением для главы никогда не снисходителен?
о чем говорят эти древние стены?
, если цвета лица не могли скрыться до того последнего дня?
преступление, чтобы отрицать их ощущения
, чтобы познакомиться с кем-то в шести разговорах

——- Ravenfeels

#Love #музей #шесть #мечты #черный #его #ее

Читать далее. ..

музей памяти

небо было серым, и я не чувствовал своего тела.
моя голова была тяжелее захлопнутых дверей пригорода,
и присутствие незнакомцев на тротуаре
вызвало дрожь паники в моем сердце.
мои уши уже проколоты,
но я вздрогнул от школьных футбольных свистков
и мусоровозов
и грохочущих моторов
и повышенных голосов.

помнишь музей?
ты помнишь, как уткнулся головой в плечо своего отца
, потому что мир, о котором вас предупреждали
, был слишком серым для ваших карих глаз и золотой души?

не забудь.
это не тот мир, в котором вы должны жить.
вы не должны находить безопасность в серости.
для тебя там никого нет

ты принадлежишь куда-то более светлому

#музей #отражения #детство #воспоминания

Читать далее…

Art web

В музее ветер дует
отовсюду всюду, как и мы
посетители со всего мира

Мы несем культурную сеть, питаем ее
коллекциями музеев
которые больше чем их здания

Мы несем искусство
с собой, оно больше, чем мы
больше, чем наше время и обитель

Мы творим искусство
история, которая нас связывает
и всегда продолжается там, где она заканчивается

Рейксмузеум в Амстердаме

Коллекция “Миграция”

#museum

Продолжить чтение. ..

AFar And I’m Farther

УВАЖАЕМЫЕ PENPAL PEOPLE, холодный бот все еще смелый 🙂

просто визит
снимает ограничения
чтобы цвет крови стал чужим
теперь все мои надежды в опасности
мне избежать будущего быть спасителем?
мне на память прошлое со вкусом корицы?
человек, которых ты знал
не картинки память нарисовала
как кость отказала это боль
выдержать
затем в мгновение ока разбиться осушенным
зеркало плачет вместе со мной
но в моей голове смех и насмешливые крики
теперь не моя территория
возможно новая церемония
я иду одна
считая звезды и пропуская камни
я тот странный?
платья на противоположных границах не подходят
на том колесе обозрения я остаюсь сидеть
вид с лыжного склона интереснее, чем дальняя вечеринка
глядя на одну часть, когда музей переполнен

                                                                           —–ravenfeels

#alone #музей #ferriswheelпомните #сижу #темное небо #друзья #картинки #зеркало #new

Продолжить чтение. ..

Embrace

Заходи, я целую тебя в глаза
Я тебе все покажу
Не торопись, приходи сколько хочешь
и ты уйдешь довольный

прими ванну
во всех моих цветах – нежных
как пудровые кисти ласкают
твой взгляд

я обнимаю твое внимание
золотом истории
здесь все
вечно молодое

безусловно, Я складываю себя
в соответствии с вашими потребностями
Я дарю
образов, которые вы никогда не забудете

Будьте удивлены, очарованы, взволнованы
Входите внутрь и течь
через меня
Я здесь для вас

Государственный музей в Амстердаме

Коллекция “Миграция”

#музей

Читать далее…

Красота

Процветание в городе и стране, увидеть
свет под облаками в выставочном зале
земного рая, увидеть

взгляд на себя
во взглядах тех дней
красоту их внимания

их желаний
в молодые годы мир —
такой же как у нас

перерабатываем и сохраняем
строим и улучшаем
создаем красоту

в которой хотим жить
Здесь собрано см.
это хорошо

Рейксмузеум в Амстердаме

Коллекция “Миграция”

#музей #красота

Продолжить чтение…

Достижение

Мир лабиринт
под ореховым деревом
в этом благоустроенном саду

Идти по тропинке
узнать, как это происходит
что важно

Путешествовать с незнакомцами
познать тайну
своими чувствами

И достичь большего
воссоздать мир
за пределами нашей жизни

Это наш мир
каким он был и может быть
бережно мы достигаем

Ради красоты и историй
мы достигаем
для контакта

С другими жизнями
соединяем
соединяем
от сердца к сердцу

Рейксмузеум в Амстердаме

Коллекция «Миграция»

#музей #курс жизни

Продолжить чтение. ..

Священный

Мне пришло в голову, что я напишу тебе стихотворение,
Которое ты мог бы читать, сидя в безопасности дома,
Или держать с собой на прогулке, пока ты бродишь.

Стихотворение обо всех воспоминаниях, которые я считал священными,
Смех, пение, поцелуи и объятия в постели,
Один, чтобы напомнить вам, что наше время не было потрачено впустую.

Итак, я зашнуровал свое сердце и пожал плечами,
Я открыл голову и пошел прогуляться,
Прямо по переулку памяти и налево у Кроличьей норы.

Я продолжал идти, пока не наткнулся на бархатную веревку с медными столбиками,
Но я, должно быть, подобрался слишком близко к пуленепробиваемому стеклу,
Потому что большой сварливый охранник выбросил меня на моем…

Я понял, все еще катится, это все один огромный музей,
Неподвижные воспоминания мумифицированы, чтобы я мог хранить их,
Выстроены в ряд и заперты, как будто кто-то хочет их украсть.

С трудом заказанный, организованный для мгновенного доступа,
Дворец ума, способный вызвать зависть даже у Шерлока,
Этот Десятичный чувак Дьюи ничего не понимает в этом.

Слайд показывает повтор каждой минуты в течение минуты,
Сжато во времени и выложено в тетрисе, чтобы уместилось каждое мгновение,
Биоцифровое кодирование на нейроде и нанесение чернилами на кожу.

Ржавые шестерни перемалывают залитые водой шестерни в обратном направлении,
Эта меланхолическая машина, созданная, чтобы отражать вас в стихах,
Это планетарий, постоянно проецирующий мою вселенную.

Я добрался до дома раньше, чем начал, но забыл начать,
Что меня немного огорчает, но, как это ни парадоксально, это лучшая часть,
Потому что ничто из того, что я мог сказать, не могло соперничать со стихотворением в моем сердце.

© 20.04.21 Джейсон Р. Мичи. Все права защищены.

#священный #воспоминания #museum

Читать далее. ..

Художественный музей

Ощутить что-либо чужими глазами.
Такие разные, но такие же,         
как Маккартни и Леннон,               
как варенье и желе.
          
Различные персонажи, изображенные на картинах,                             
Альбом для вырезок
актерский состав телешоу художника.
Некоторые ситкомы, некоторые драмы,
и другие – отдельный жанр.
      
Мадонны и их дети,           
выглядят невинными, как библия.
Почему младенец Иисус         
на картинах эпохи Возрождения             
мне всегда снятся кошмары?

Автопортреты занимают свое место
среди уважаемых стен цвета.
Их глаза притягивают тебя,
прожигают дыры в твоей коже.
Они кажутся мудрыми.
Выглядит старым как луна,
, но со значительно меньшим количеством неровностей и щелей.

Современные предметы торчат,
как одинокая ложка в ящике для ножей.
Они выглядят более молодыми,
без морщин и живыми.
«Это мог бы сделать ребенок»,
Я слышу, как кто-то говорит.
Какая красивая мысль.

#арт #museum

Продолжить чтение…

Музей сердец

Я заглянул в многочисленные коридоры своего сердца и нашел музей воспоминаний, ожидающих своего исследования. Некоторых я жаждал, поскольку они уносили меня в пейзажи улыбок и сладкого бриза. Другие были обрамлены эмоциями с темными оттенками, которые заставили меня ненадолго оглядеться, прежде чем двигаться дальше.
Билетом в мой музей было простое дыхание и время дрейфовать в стенах камеры. И пока я перемещал спиралевидные энергии, время растворялось в моем обнаженном я.

вдохновлен Эшли К.

#сердце #museum

Продолжить чтение…

Следующая страница

Музей Стихи | Примеры стихов о музее

Стихи о музее – Примеры всех типов стихов о музее, которыми можно поделиться и прочитать. Этот список новых стихов составлен из произведений современных поэтов PoetrySoup. Читайте короткие, длинные, лучшие и известные примеры для музея.

Ответьте на Имя

…Как мне теперь ответить? В музейном магазине он видел Боеприпасы: брелоки И подвески, сверкающие и новые. Не шесть лет родился, он спросил меня Только то, что они были. Мой ответ тогда Было прав……Подробнее

© Джон Блейк

Категории: музей, мальчик, ребенок, невинность, любовь,
Форма: Свободный стих


The Old School House

…Крошечная старая школа, которая была моим первым гидом, стал музеем далекой эпохи. Детская площадка – качели, брусья и горка, все еще стоят в немой стадии расчленения. Забор вокруг, билет t…..Подробнее

© Ann Peck

Категории: музей, 1 класс, оценка, детство,
Форма: Рифма


Чудо-Женщина Супер Героиня

. .. Рожденный быть женщиной отдельно, дочь королевы райского острова Амазонки они называли ее королевой воинов Дианой младенец, слепленный из глины для бездетной королевы ……Подробнее

© Constance La France

Категории: музей, фантастика,
Форма: Свободный стих


Морозильные мыши: Опубликовано

…Эти первобытные небеса, которых не знал ни один человек Загорелся, когда прорвался один массивный валун Полые внутри существа, мало чем отличающиеся от мышей Привязали себя, когда погрузились в лед Мгновенно кипятят……Подробнее

© Terry Flood

Категории: музей, приключения,
Форма: Рассказ


Полет клиновидного хвоста

… И куда теперь идти?. Стена, которая сдерживала тишина начинает растворяться и уже этот огромный океан Ничто медленно просачивается в то, что держит вас вместе. Вы всегда можете…..Подробнее

© Paul Willason

Категории: музей, земля,
Форма: Свободный стих


Некоторые виды любви созданы из этого и ничего больше

… Некоторые виды любви созданы из этого и больше ничего Дэвид Джей Уокер Это никогда не предназначалось для Продлится даже на один день дольше Некоторая любовь сделана из этого и Больше ничего И я знал, что это станет мой м……Подробнее

© Дэвид Уокер

Категории: музей, аллегория, потерянная любовь, любовь,
Форма: Рифма


На Голливудском бульваре

…На Голливудском бульваре Китайский театр Громана, Аллея славы Ошеломленные, безумные толпы мчатся по улице Водоворот акцентов раскрывает, откуда они пришли Миф и суровая правда противоречат друг другу. …..Подробнее

© Robert Gorelick

Категории: музей, город, город,
Форма: Quatern


Визит в Метрополитен

…С температурой и влажностью Больше не выбивается из графика, Мы посетили Метрополитен* Поскольку мы изголодались по искусству. Шоу Уинслоу Гомера скоро будет Собирайся и так, Казалось бы, пе…..Подробнее

© ilene bauer

Категории: музей, оценка, искусство,
Форма: Рифма


Преобразованное человечество

… Ветвящиеся деревья стоят прямо в вечнозеленом лесу На балдахине отдыхают сорванные с неба облака. Влажные листья скоро приобретут блеск от утренних солнечных лучей После того, как пыль смыта ……Подробнее

© Subimal Sinha-Roy

Категории: музей, природа, люди, дерево,
Форма: Куплет


Щит, отредактированный

. .. Капитан Америка был супергероем, но ему нужен крепкий щит для защиты от вражеских атак, а треугольным пользовался давно. Замена изношенных старых на ……Подробнее

© Subimal Sinha-Roy

Категории: музей, америка, герой,
Форма: Свободный стих


Time to Reload: My Killshot

… Стоя прямо, я вижу, как возвращаюсь к началу Зная, что конец чего-то помогает нам показать Ценность нашего собственного потенциала, так что это мой смертельный выстрел! Есть некоторые вещи, которые мы не можем…..Подробнее

© Mark Frank

Категории: музей, судьба, будущее,
Форма: Свободный стих


Anonymous Me

…На меня давила слава, так как я был всемирно известен, И отчаянно нуждался в побеге, как радуга иногда задерживает нас. Я был успешным исполнителем, и горячая пресса пошла куда…Подробнее

© Evelyn Judy Buehler

Категории: музей, знаменитость, фэнтези, счастье, образы,
Форма: Паралет


Life Out of Balance

…Сегодня вечером я пробыл на работе до 7 часов. Было темно, когда я запер входные двери. Зима снова приближается, скоро великое пальто свернулся ковер вокруг меня. Улицы были активны как обычно, заблокируйте ……Подробнее

© Robert Ronnow

Категории: музей, темный, жизнь, река, школа,
Форма: Свободный стих


Творчество

…Конечно, искусство всегда несколько субъективный, нарушающий установленные правила: художник интуитивное добавление воображаемых дюймов к холсту; незавершенная работа, катание на волнах, поиск глубины оба на. …..Подробнее

© Joe DiMino

Категории: музей, искусство, творчество, воображение, международный,
Форма: Проза Поэзия


Обновленная версия Feather Flame Firecracker

….Обновленная версия Feather Flame Firecracker Посвящается Адриане. Жизнь – это единство дружбы, семьи и личности. Спарклер в Ловца Солнца Я открыл шкатулку с сокровищами души Она сияла, как пр……Подробнее

© Chantelle Anne Cooke

Категории: музей, искусство, красота, посвящение, семья,
Форма: Свободный стих


    В Музее Метрополитен Мэтью Сигел – Стихи

    Я поклялся, что не напишу
    еще одно стихотворение о моей маме
    но в музее есть комната
    заполненная многовековыми черепками гончарных изделий
    и это сложно не начать везде видеть
    символов. Мы идем по
    холодному воздуху к реконструированному
    храму, вероятно украденному , говорю я, и она
    смотрит на меня. Веревка не дает нам пройти
    дальше. Кому ты пишешь? она спрашивает
    и я хочу кричать но не надо.
    Какой вопрос она могла бы задать
    , чтобы я не ощетинился?
    Однажды я назвал наши ссоры чем-то вроде танца
    в стихотворении, которое я справедливо разорвал. Я не буду
    называть это так, как я говорю себе в стихотворении
    Я сказал себе, что не буду писать.
    Я бы сменил тему, но сопротивление
    – это знак идти вперед, я говорю своим ученикам
    , потому что со мной что-то не так.
    Итак, я перехожу к тому, что может означать
    бороться несколько часов с одним
    , который создал меня, в чьей темноте я когда-то жил
    внутри. Мы шагаем в века
    между нами и сосудами за стеклом
    , в которых когда-то была вода, зерно, а теперь
    тишина света, столь нежного
    , что не повредит драгоценные вещи.

    [Мои таблетки дремлют, пока я их не разбужу]

    Мои таблетки дремлют, пока я их не разбужу
    на полке

    за зеркалом в ванной,
    тот, в котором я вижу себя

    свернувшись, хнычу,
    глаза темные и тяжелые

    как озера ночью.
    Мои таблетки дремлют, пока я их не встряхну

    и они растворятся во мне

    запутаются в моей биологии.
    Они спят, и я беру их,

    собранных в чаше моей руки.
    Они тикают у меня в зубах

    и я прикрываю рот рукой
    как будто хочу заткнуть их.

     

     

    [И иногда я знаю, что у меня есть чувство]

    И иногда я знаю, что у меня есть чувство
    , но я не хочу чувствовать, поэтому я закрываю
    как книгу, или куртку, или мешок, в котором
    лежит тело. Не обращай на меня внимания, я просто умру здесь,
    , ты можешь тащить меня куда угодно, тело
    как будто говорит. Ты смеешься, как маленькая серебряная луна.
    Ты смеешься, как луна над водой, игнорируя
    любовников. Вы сказали, что вам не нравится это слово
    , потому что что-то настолько сладкое не должно напоминать
    жирафов, но мне нравится слово «шея», как оно извивается
    сам по себе, как то, что я делаю с тобой, когда хочу, чтобы
    исчез в тебе, оставил мешок моего тела
    , разбросанный по твоему берегу. Иногда я нахожусь внутри
    мешка, а иногда я не более
    , чем швы, которые не дают ему лопнуть.
    Иногда я несу мешок, а иногда мешок
    несет меня. Я только иногда знаю разницу.
    Вы когда-нибудь чувствовали, что трудно понять
    , что вы чувствуете? У меня такое постоянно, особенно
    , когда я смотрю в окно или на твое открытое лицо
    напротив меня в постели, или на твое закрытое лицо
    , когда я вижу тихую боль, которую ты заключаешь, или которая
    содержит тебя. Я знаю, что ты больше, чем хмурый взгляд
    , из-за которого твое лицо напоминает кулак
    с великолепными черными волосами. Я знаю, что в тебе больше
    , чем реакция на мои слова или мое тело.
    Некоторым из нас приходится учиться любить руками,
    переплетенными, но каждый своей собственной рукой.

    [Иногда я не знаю, есть ли у меня чувство]

    Иногда я не знаю, испытываю ли я чувство
    , поэтому я проверяю свой телефон или щурюсь на окно
    с серьезным взглядом, как кто-то в кино
    или мать, думающая о том, как проходит время.
    Иногда я не уверен, как себя чувствовать, поэтому я думаю
    о многих вещах, пока у меня не начинается приступ аллергии.
    Я принимаю антигистаминное с пивом, большое спасибо,
    сплю как порез под пластырем, просыпаюсь
    на лестнице, пропустив всю вечеринку.
    Это был настоящий взрыв, я могу сказать, для всех ваз
    сломаны, цветы скручены в кроны
    для молодых, пьяных и красивых. Я надеваю один на
    и приветствую луну, одинокое лицо надо мной
    сияет сквозь решетки окна входной двери.
    Вы уже видели меня таким, такой странной
    версией человека, которого, как вы думали, вы знали.
    Знаешь что, я чужой нам обоим. Это как
    , иногда я даже не я. Кто я? Вопрос
    для Господа только для того, чтобы решить, когда Она просматривает
    мое резюме. Все иногда бывает иначе.
    Иногда на моем плече нет руки
    , но моя комната, моя квартира, мое тело являются вместилищами
    и таким образом я нахожусь в заключении. Как легко забыть
    очевидное. Стены, одеяла, солнечный свет, твоя любовь.

    Связанные стихи

    Еще одно стихотворение для матерей

    Мама, я пытаюсь
    написать
    тебе стихотворение—

    так должно начинаться большинство
    стихотворений для матерей
    или Что я хотел сказать
    , Мать.
    ..но мы
    как дети матерей,
    даже будучи матерями сами,

    терпеть не могут наши стихи
    им. Стихи
    матерям заставляют нас снова почувствовать себя

    маленькими. Как описать
    тот мир, в котором матери
    прядут
    и потребляют и ловят

    и любят нас, в котором
    распространяется на годы, людей и мили?
    Те самые руки, которые могли

    сгладить что угодно: масло на хлебе,
    прохладные простыни или погоду. Это
    их чудо, хорошо это или плохо,

    эти материнские руки, которые ласкают
    и формируют и шлепают,
    которые сшивают вас вместе
    кусочки лучшего дома
    или жизнь, в которой вы попытаетесь
    жить. Мать,

    Я
    сделал не лучше других, а пока
    вот твой умный провал.

    Поэма (и картина) о страдании, скрытом на виду

    Музей изящных искусств
    автора В. Оден

    О страданиях они никогда не ошибались,
    Старые Мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческое положение; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой изящный корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик упал с неба,
    Нужно было куда-то добраться и спокойно плыть дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы благоговейно, страстно ждут
    Для чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь грязном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    царапает свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Слышали плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто лениво идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Я читаю это короткое ироничное стихотворение о страдании уже более 20 лет.

    Как хорошо, что в первых двух словах рассказывается, о чем идет речь.

    Каким бы знакомым ни было стихотворение, его перечитывание всегда дает мне ощущение первой встречи, как будто я снова заснул и снова вошел в сон через другую дверь.

    Каждый раз, когда я возвращаюсь к этому, я за это время прочитал много других стихотворений, которые меняют и расширяют мое чтение. Но я также прожил больше жизни, так что я больше понимаю, что такое страдание. Может быть, боль — это своего рода мудрость. С возрастом я делаю стихотворение лучше.

    «Музей изящных искусств» Одена, написанный в 1938 году, является одним из наиболее известных примеров экфрасиса, или стихов, вдохновленных произведениями искусства, наряду с «Одой на греческую урну» Китса и «Архаичным торсом Аполлона» Рильке.

    Сюжет Одена — картина Питера Брейгеля Старшего: «Пейзаж с падением Икара».

    Как видите, речь идет не совсем о падении Икара.

    Это пейзаж…

    с падением Икара, в сторону. Картина представляет собой комментарий к непростым отношениям между вниманием и бедствием.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые Мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческое положение; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь грязном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой изящный корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик упал с неба,
    Нужно было куда-то добраться и спокойно плыть дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы благоговейно, страстно ждут
    Для чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь грязном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    царапает свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Слышали плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто лениво идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    как и стихотворение: Что-то только бедствие, если мы это замечаем.

    Сообщение кажется достаточно простым, но стихотворение полно богатства, скрытых деталей, которые вы могли бы пропустить, если бы, подобно фермеру с опущенной головой — или рассеянному посетителю музея — не смотрели по краям.

    Края, как постоянно напоминает нам Оден, являются частью картины.

    Игнорировать их — самая естественная вещь в мире. Это также моральная ошибка.

    Уистэну Хью Одену был всего 31 год, когда он написал «Музей изящных искусств», но он уже считался главным поэтом своего поколения.

    Слабо связанная группа молодых британских писателей с левыми взглядами, включая Стивена Спендера и Кристофера Ишервуда, была широко известна как «Группа Одена».

    Оден часто путешествовал, посещая Исландию, Испанию и Китай в конце 30-х годов, и писал о войнах и напряженности, свидетелем которых он был.

    Занятия его работы в этот период были социальными и политическими — растущая угроза тоталитаризма, пороки капитализма.

    В декабре 1938 года он был в Брюсселе, где посетил городские Королевские музеи изящных искусств.

    Он написал стихотворение после прогулки по этим комнатам.

    Это был период кризиса в Европе, и мы можем предположить, что он думал о надвигающейся войне. Но в стихотворении война не упоминается напрямую; это хитрее, чем это.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы благоговейно, страстно ждут
    Для чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это произошло, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае в угол, какое-то грязное место
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь 9 мая0007 Слышал всплеск, крик покинутого,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страданиях они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческое положение; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Он начинается с грандиозного заявления, широкого и беззастенчивого обобщения об искусстве и человечестве.

    Великие европейские художники, говорит нам оратор Одена, воспринимали боль и страдания как повседневные явления, которые легко игнорировать.

    Затем он предлагает несколько примеров обыденной природы катастрофы, описывая сцены из библейской истории так, как их мог бы изобразить один из старых мастеров.

    Пока старики ждут рождения Иисуса, молодые, похоже, развлекаются.

    Но страдания приходят и к молодым: «ужасное мученичество» относится к приказу царя Ирода убить детей Вифлеема.

    Это объясняет, почему дети «специально не хотели, чтобы это произошло».

    И если молодые и старые не сосредоточены друг на друге, занятые своими делами, то животный мир еще меньше интересуется человеческими заботами.

    (Я помню, как впервые прочитал ее, трепет, который я получил от избыточности, непочтительности собачьей «собачьей жизни».)

    Оден писал о настоящих картинах, но поскольку он не называл их, в течение многих лет я никогда не пытался их найти; Я думал, что первая строфа представляет собой какую-то амальгаму старых мастеров.

    На самом деле он, кажется, описывает другие работы Брейгеля, также выставленные в Королевских музеях изящных искусств. Родившийся примерно в 1525 году, Брейгель известен своими сценами из повседневной жизни.

    Он часто переносил сюжеты из библейской истории или мифологии на современные (для него) фламандские пейзажи.

    Мы можем увидеть этот стиль в действии в «Переписи в Вифлееме», одной из «скрытых» картин в первой строфе «Музея изящных искусств».

    На нем изображена перепись Квириния (которая, согласно Евангелию от Луки, привела Марию и Иосифа в Вифлеем), как если бы она происходила во Фландрии 16 века.

    А вот «Избиение невинных», картина с более видимыми страданиями и хаосом.

    Пока женщины плачут…

    а мужчины умоляют на коленях…

    гончие могли резвиться в собачьем парке.

    Музей изящных искусств
    от W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце сияло
    Как и должно было на белых ногах исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Когда Оден пишет: «Они никогда не забывали», он имеет в виду старых мастеров, которые знали, что даже легендарные испытания и невзгоды могут выглядеть тривиальными с определенной точки зрения.

    Буквальная перспектива этих картин автоматически метафорична: никто конкретно не привлекает ваше внимание, вопрос точки зрения.

    Это странный вид с высоты птичьего полета, как будто «камера» примостилась на дереве.

    Конечно, точка зрения недостаточно высока для Бога, но достаточно высока, чтобы сделать людей игрушечными, почти взаимозаменяемыми. С этой точки зрения проблемы у всех одинаковые.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто лениво идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Это возвращает нас к Икару.

    Когда Оден описывает картину, он многое упускает. (Историк искусства Э. Х. Гомбрих пишет об одном Брейгеле: «Как и большинство картин, он многое теряет при воспроизведении: все детали становятся намного меньше», и «поэтому мы должны смотреть на него с двойной осторожностью».)

    В стихотворении упоминается пахарь на переднем плане картины, очень заметный в своей ярко-красной рубашке.

    Он мог бы показаться звездой картины, если бы не название, предполагающее обратное.

    Из книги VIII «Метаморфоз»

    Их подсмотрели рыбак, подвешивающий свой улов на дрожащей удочке,
    пастух, отдыхающий на посохе, и пахарь, управляющий своим лемехом.
    Все смотрели в изумлении, думая: «Они, должно быть, боги
    летать по воздуху!»

    Пахаря также упоминают в Книге VIII «Метаморфоз» Овидия, версии сказки об Икаре, которая вдохновила Брейгеля на создание картины.

    Но, вопреки Овидию, никто на картине не кажется особенно пораженным.

    Они кажутся занятыми и рассеянными.

    Некоторые предполагают, что Брейгель имел в виду пословицу: «Ни один плуг не останавливают ради умирающего». Фермер продолжает свою фермерскую жизнь.

    Оден не знал об этом в то время, когда писал стихотворение, но сейчас большинство ученых считают, что это на самом деле копия неизвестного художника с утерянного оригинала. Плакат на стене в Королевских музеях теперь ставит вопросительный знак после имени Брейгеля. («Избиение невинных» в Королевских музеях также является копией Питера Брейгеля Младшего.)

    Но, как и другие Брейгели, картина частично состоит из деталей, которые прячутся у всех на виду.

    Если бы вы не знали названия, вы могли бы вообще не заметить Икара.

    Вот он — в перевернутом варианте утопления.

    Он также выглядит довольно близко к берегу, как… может быть, если бы он просто встал? Я нахожу это очень забавным.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это произошло, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в уголке, в каком-нибудь грязном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    от W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце сияло
    Как и должно было на белых ногах исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы благоговейно, страстно ждут
    Для чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это произошло, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае в угол, какое-то грязное место
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет свою невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь 9 мая0007 Слышал всплеск, крик покинутого,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страданиях они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческое положение; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже ужасное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь неопрятном месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь и лошадь мучителя
    Чешет невинный зад о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Описание Брейгелей, данное Оденом, не является исчерпывающим и даже не всегда точным (попробуйте найти в любом из них лошадь, чешющую задницу о дерево). Но по своему юмору и по форме стихотворение точно повторяет картины.

    Например, вот это памятное открытие. Почему это так захватывает?

    Дело не только в грандиозности. Это еще, я думаю, необычный синтаксис, который дважды перевернут: начинается с наречной фразы…

    за которым следует местоимение с неясным референтом…

    затем, наконец, предмет.

    Скучно было бы сказать так: Старые Мастера никогда не ошибались в страдании. Но Оден переворачивает это.

    С лингвистической точки зрения такая инверсия может сигнализировать о неожиданном — как в «Наверху на крыше, олень останавливается». Вы не ожидаете оленей или людей в небе.

    Затем идет длинная четвертая строка, которая кажется Одену странной; большинство его стихов довольно метрические, со строками одинаковой длины из-за одинакового количества слогов. Большинство его стихов также имеют четкую схему рифмовки.

    Эпитафия тирану
    автор В.Х. Оден

    Своего рода совершенство было тем, что ему было нужно,
    И поэзию, которую он изобрел, было легко понять;
    Глупость человеческую он знал как свои пять пальцев,
    И очень интересовался армиями и флотами;
    Когда он смеялся, респектабельные сенаторы хохотали,
    А когда он плакал, маленькие дети умирали на улицах.

    Эпитафия тирану
    автор: W.H. Оден

    Совершенство своего рода было тем, к чему он стремился,
    И поэзию, которую он изобрел, было легко понять;
    Глупость человеческую он знал как свои пять пальцев,
    И очень интересовался армиями и флотами;
    Когда он смеялся, респектабельные сенаторы хохотали,
    А когда он плакал, маленькие дети умирали на улицах.

    Эпитафия тирану
    автор: W.H. Оден

    Совершенство в своем роде было тем, к чему он стремился,
    И поэзию, которую он придумал, было легко понять;
    Глупость человеческую он знал как свои пять пальцев,
    И очень интересовался армиями и флотами;
    Когда он смеялся, респектабельные сенаторы хохотали,
    А когда он плакал, маленькие дети умирали на улицах.

    Эпитафия тирану
    автор: W.H. Оден

    Своего рода совершенство было тем, что ему было нужно,
    И поэзию, которую он изобрел, было легко понять;
    Он знал человеческую глупость как свои пять пальцев,
    И очень интересовался армиями и флотами;
    Когда он смеялся, респектабельные сенаторы хохотали,
    А когда он плакал, маленькие дети умирали на улицах.

    Эпитафия тирану
    автор: W.H. Оден

    Своего рода совершенство было тем, что ему было нужно,
    И поэзию, которую он изобрел, было легко понять;
    Глупость человеческую он знал как свои пять пальцев,
    И очень интересовался армиями и флотами;
    Когда он смеялся, респектабельные сенаторы заливались смехом,
    И когда он плакал, маленькие дети умирали на улицах.

    Возьмем «Эпитафию тирану», написанную через месяц после «Музея».

    Его конечные рифмы аккуратно спарены: первая строка рифмуется с пятой…

    вторая рифмуется с третьей…

    четвертый с шестым.

    Финальная рифма завершает стихотворение приятным щелчком, но она также создает диссонанс между аккуратностью детской стишки и мрачным финальным настроением.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    «Музей» — тоже рифмованное стихотворение, хотя и гораздо менее очевидное. Я сама не заметила рифм при первом прочтении.

    Лохматая линия тянется…

    и тяжелый enjambment (строки не обрываются в конце фразы, где естественно сделать паузу)…

    помогите замаскировать конечные рифмы.

    Они сокрыты, как Икар, Иосиф и Мария.

    Спрятался на виду.

    Узор неправильный — третья строчка, странный отвлекающий маневр с точки зрения схемы рифмовки, ни с чем не рифмуется, — но сами рифмы чистые.

    В основном это «мужские» рифмы (одиночные, ударные слоги)…

    с одной «женской» рифмой (два слога, оканчивающихся на безударный слог). Это еще один способ, которым стихотворение сопротивляется попаданию в очевидный ритм или паттерн.

    «Вдоль» в четвертой строке рифмуется с «неправильно» в первой, еще больше оправдывая синтаксическую извилистость вступления.

    Обратите внимание, что первая строфа представляет собой одно предложение, садовую дорожку предложения.

    То же самое для второй строфы.

    В стихотворении всего две точки, но много запятых и точек с запятой. Я думаю, что все паузы и оговорки придают стихотворению неторопливый, музейно-прогулочный темп.

    Говоря о неторопливых : Оден свободно использует наречия в этом стихотворении.

    Нарушает ли он правила хорошего письма?

    Только если слушать таких писателей, как Элмор Леонард.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Я сам обожаю наречия. Мне нравится, как они слоя смысла. В этой фразе тупо есть наслоение на гуляющее

    вдоль другого слоя.

    Если вместо вместо ляжет , весь смысл заключен в одном глаголе. Вы получаете смысл сразу, а не поэтапно, как наркотик с замедленным высвобождением.

    В руках Одена добавляемые ими слои могут быть немного ироничными и насмешливыми. Укладка страстно вдобавок к благоговейно , на мой слух, несколько уменьшает благоговение.

    Я почти думаю, что в наречиях есть что-то остроумное по своей сути, и они вносят свой вклад в забавный тон стихотворения.

    Некоторые фламандские мастера черпали вдохновение в шутках, странных, похожих на каракули изображениях на полях средневековых рукописей.

    Брейгель даже был известен как «Питер-дурачок»!

    Musée des Beaux Arts
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    «Но для него это не была важная неудача» — в этом, я думаю, суть стихотворения; беда в глазах смотрящего, а если глаз не видит, то вовсе не беда.

    Трудно сказать, какова моральная ценность этого утверждения с точки зрения Одена или Брейгеля.

    Привлекают ли они внимание к этому общему отсутствию или недостатку внимания, чтобы осудить человеческое равнодушие…

    или извините?

    Я не думаю, что проблема решаема. И хотя в стихотворении чувствуется отстраненность в вопросах страданий, мы должны помнить, что он написал его, когда Европа была на пороге новой великой войны.

    1 сентября 1939 г.
    В.Х. Оден

    Я сижу в одном из забегаловок
    На Пятьдесят второй улице
    Неуверенный и испуганный
    Когда иссякают умные надежды
    Низкого нечестного десятилетия:
    Волны гнева и страха
    Кружатся над светлыми
    И потемневшими землями земли,
    Одержимы нашей частной жизнью;
    Неописуемый запах смерти
    Оскорбляет сентябрьскую ночь.

    1 сентября 1939 г.
    В.Х. Оден

    Я сижу в одном из забегаловок
    На Пятьдесят второй улице
    Неуверенно и страшно
    Когда иссякают умные надежды
    Низкого бесчестного десятилетия:
    Волны гнева и страха
    Крутятся над светлыми
    И помраченными землями земли,
    Одержимы нашей частной жизнью;
    Неописуемый запах смерти
    Оскорбляет сентябрьскую ночь.

    1 сентября 1939 г.
    В.Х. Оден

    Я сижу в одном из забегаловок
    На Пятьдесят второй улице
    Неуверенно и страшно
    Когда иссякают умные надежды
    Низкого бесчестного десятилетия:
    Волны гнева и страха
    Кружиться над светлыми
    И потемневшими землями земными,
    Одержимыми нашей личной жизнью;
    Неописуемый запах смерти
    Оскорбляет сентябрьскую ночь.


    Все, что у меня есть, это голос
    Чтобы распутать сложенную ложь,
    Романтическая ложь в мозгу
    Чувственного Обывателя
    Ложь Власти
    Чьи здания ощупывают небо:
    Нет такой вещи, как Государство
    И никто не существует в одиночку;
    Голод не оставляет выбора
    Гражданину или полиции,
    Мы должны любить друг друга или умереть.


    Все, что у меня есть, это голос
    Чтобы распутать сложенную ложь,
    Романтическая ложь в мозгу
    Чувственного Обывателя
    Ложь Власти
    Чьи здания ощупывают небо:
    Нет такой вещи, как Государство
    И никто не существует в одиночку;
    Голод не оставляет выбора
    Гражданину или полиции
    Мы должны любить друг друга или умереть.


    У меня есть только голос
    Чтобы распутать сложенную ложь,
    Романтическая ложь в мозгу
    Чувственного обывателя
    И ложь Власти
    Чьи здания ощупывают небо:
    Нет такой вещи, как Государство
    И нет один существует один;
    Голод не оставляет выбора
    Гражданину или полиции;
    Мы должны любить друг друга и умереть.


    Все, что у меня есть, это голос
    Чтобы распутать сложенную ложь,
    Романтическая ложь в мозгу
    Чувственного обывателя
    И ложь Власти
    Чьи здания щупают небо:
    Нет такого понятия, как Государство
    И никто не существует один;
    Голод не оставляет выбора
    Гражданину или полиции;
    Мы должны любить друг друга и умереть.

    Интересно рассмотреть «Музей» в контексте более откровенно политических произведений Одена, таких как «1 сентября 1939 года» (после даты вторжения нацистской Германии в Польшу).

    Стихотворение было написано менее чем через год после «Музея», во время начала Второй мировой войны, когда Оден переехал в Соединенные Штаты.

    Сообщение менее двусмысленно, менее противоречиво: война — это плохо…

    любовь побеждает все.

    «1 сентября 1939 года» было хорошо принято и очень популярно, строчку «Мы должны любить друг друга или умереть» часто цитировали с одобрением.

    Но позже Оден решил, что ненавидит эту строчку — ложь, поскольку мы все равно умираем. Он попытался вырезать всю строфу; он попытался пересмотреть строчку, заменив «или» на «и».

    В конце концов он отказался от стихотворения. Она была, по его словам, «заражена неизлечимой нечестностью». Он начал исключать его из своих коллекций, отказывая в разрешении антологам.

    Он разрешил перепечатать ее в сборнике Penguin под названием «Поэзия тридцатых годов»…

    опубликовано в 1964 году…

    с твердым отказом от ответственности.

    Всю оставшуюся жизнь Оден сомневался в полезности поэзии для достижения политических целей. Знаменитая строчка из его элегии Йейтсу стала казаться девизом: «Поэзия ничего не делает».

    Но ничего , конечно, переборщить. Как он выразился в эссе под названием «Письмо», «насколько можно сказать, что поэзия или любое другое искусство имеет скрытую цель, она состоит в том, чтобы, говоря правду, рассеивать чары и опьянять».

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то еще ест или открывает окно
    или просто тупо идет;
    Как, когда старцы трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Они никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Во всяком случае, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Чешет свою невинную задницу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от беды; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; светило солнце
    Как и должно было на белых ногах, исчезающих в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Музей изящных искусств
    by W.H. Оден

    О страдании они никогда не ошибались,
    Старые мастера: насколько хорошо они понимали
    Его человеческую позицию; как это происходит
    Пока кто-то ест или открывает окно
    или просто лениво ходить;
    Как, когда старики трепетно, страстно ждут
    Чудесного рождения всегда должно быть
    Дети, которые специально не хотели, чтобы это случилось, катаясь на коньках
    На пруду у опушки леса:
    Никогда не забывали
    Что даже страшное мученичество должно пройти своим чередом
    Так или иначе, в углу, в каком-нибудь нечистом месте
    Где собаки продолжают свою собачью жизнь, а лошадь мучителя
    Царапает невинную попу о дерево.

    У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается
    Довольно неторопливо от катастрофы; пахарь май
    Услышал плеск, покинутый крик,
    Но для него это не было важным провалом; солнце светило
    Как и должно было на белые ноги, исчезающие в зелени
    Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел
    Что-то удивительное, мальчик, падающий с неба,
    Должен был куда-то добраться и спокойно плыл дальше.

    Хотя эти два стихотворения были опубликованы в один и тот же год, «Музей изящных искусств» гораздо ближе соответствует его более поздней философии, чем «1 сентября 1939 года». В нем нет утешительных лозунгов или призывов к объединению, нет уверенности в том, что страдание подходит к концу или происходит по какой-то причине.

    Он представляет собой иной подход к стихотворению как к пространству для нравственной работы и нравственной возможности.

    Вроде делает заявления, может быть, спорит со всеми этими риторическими двоеточиями, но это еще одна маскировка, как игривая небрежность скрывает нравственную серьезность.

    На самом деле стихотворение задает вопросы. Мы могли бы заключить, что истина не может быть рассказана — истина всегда меняется; правда – это продолжающееся расследование.

    Чем больше времени я провел со стихотворением, тем больше его познающая уверенность казалась позой. Он хочет, чтобы мы спорили.

    Он просит нас задаться вопросом о нашем месте в мире — спросить, чего мы, возможно, упускаем.

    Если лошадь может в невинности почесать зад, то невиновен ли и мучитель в каком-то смысле? Разве мы не лучше лошадей или они не лучше нас?

    Солнце светит «как должно» — мучитель должен мучить, как рыбак ловить рыбу? (Катастрофа для рыбы?)

    Дедал невиновен? Чью глупость мы должны презирать больше, его (он сделал чертовы крылья!) или его сына?

    В последних строках стихотворения чувствуется неохотное принятие, капитуляция перед силами, неподвластными человеку, которые могут быть двигателями торговли или чем-то вроде Бога, Бога, который либо наказывает нас за наши ошибки, либо просто приводит часовой мир в ступор. движение, и отпустите его.

    Обратите внимание, что «сияние» в британском произношении рифмуется с «on».

    (Вот Оден читает последние строки.)

    Это своего рода отложенное удовлетворение, небрежное «там-там».

    При некоторых прочтениях может показаться, что Оден предлагает пройти — в конце концов, так устроен мир.

    В других случаях мне кажется, что это касается Икара, Дедала, пахаря и пастуха, а также Бога или богов, всех в равной степени…

    а также мы — ты, я и Оден — прогуливаясь по музею или читая стихотворение с комфортом.

    Думаем ли мы о страдании или спокойно плывем дальше?

    Моральное отпущение грехов доступно, как говорится в стихотворении.

    Это не значит, что мы это заслужили.

    Продюсеры: Эрика Акерберг, Алисия ДеСантис, Ник Донофрио, Габриэль Джанордоли и Джон Уильямс.

    Музеи — это место, о котором нужно забыть. Иногда музеи — это места… | Стивен Любар

    Иногда музеи — это место, где забывают, а не вспоминают.

    Во-первых, два стихотворения о предметах в музеях.

    Предметы, утверждает Китс, являются лучшими историками, чем мы. Они хранят истины. Они рассказывают истории. Они запечатлевают историю навсегда.

    Оден ставит это под сомнение в своих «Объектах»:

    Оден напоминает нам, что объекты — это сложные вещи. Их значение трудно уловить, их границы трудно различить. Вещи меняются. Есть потеря.

    Этот фоторепортаж вдохновлен стихотворением Одена. Часть 1: Вспоминая, чтобы забыть. Иногда мы помним — превращаем в музей — чтобы забыть историю и контекст. Часть 2: Забывание памяти. Музеи не всегда должным образом сохраняют ни предметы, ни информацию о них.

    (Я благодарю профессора Дайан О’Донохью за возможность исследовать эту тему в выступлении перед ее классом, AMST 2630 Университета Брауна, «Публичные амнезии и их неудовлетворенность: теории и практики запоминания и забывания». две части – ее фразы.)

    Иногда мы помещаем вещи в музей, чтобы забрать их из мира.

    Одна из причин музеефицировать вещи — переместить их в музеи — когда мы хотим о них забыть. Это способ сделать акцент на том, чтобы больше их не помнить. Мы помним их, чтобы забыть.

    Политика

    Мемориал Джефферсона Дэвиса в Техасском университете переносится на переезд в Центр американской истории им. Дольфа Бриско.

    «Короче говоря, статуя Дэвиса была перемещена из памятного контекста в кампусе в образовательный, где она будет доступна для просмотра, изучения и обсуждения. Будучи домом для одной из крупнейших в стране исторических коллекций, связанных с Югом, Гражданской войной и рабством, Центр Бриско имеет хорошие возможности для сохранения статуи Дэвиса и включения ее в более широкую историю». —Дон Карлтон, директор Центра

    Бри Нельсон убирает флаг Конфедерации с территории здания здания штата Южная Каролина. Комната и музей реликвий Конфедерации Южной Каролины

    «Просто положить его в коробку не решить разгоревшийся спор…. Мы учреждение, чтобы решить эту проблему. И это решение, чтобы решить проблему как можно лучше». — Директор Relic Room Аллен Робертсон

    Религия

    Когда что-то попадает в музей, оно теряет часть своего значения. Религиозные артефакты становятся искусством.

    Эффект музея превращает все предметы в произведения искусства. Это повышает нашу способность воспринимать объекты, созданные с учетом идеологии музейного эффекта, но может затемнить или изменить значение объектов, вырванных из контекста и помещенных в музей». — Светлана Альперс, «Музей как способ увидеть»

    Жан-Лубин Возель — Зал знакомства с музеем французских памятников. Из Википедии.

    Наполеон собрал религиозное искусство из церквей и монастырей, собранных в новый Французский музей памятников. Там она была отображена в хронологическом порядке. Это стало частью истории, а не частью религиозной церемонии.

    «Поэтому требовался процесс присвоения, который дискредитировал бы запрещенные ассоциации артефактов, заменяя их другими, способствующими новой идеологии» — Александра Стара, Музей французских памятников 1795–1816: «’» Убить искусство, чтобы создать историю»

    Нацистская выставка дегенеративного искусства, Мюнхен, 1937 г.

    Геббельс распорядился конфисковать произведения искусства, считавшиеся современными, дегенеративными или подрывными, из музеев и художественных коллекций и выставить их на выставке «дегенеративного искусства». Нацисты также приказали собрать 200 000 еврейских артефактов для музея, который будет называться «Музей вымершей расы». Они использовали музей как инструмент подавления.

    Музеи являются светскими учреждениями, и кураторы спорят о том, насколько подробно они должны рассказывать эту религиозную историю. Джордж Голднер, куратор Метрополитен-музея, утверждает, что «мы обязаны быть объективно бесчувственными… наша работа — представлять произведения искусства с верностью цели, историческому контексту и эстетическому контексту, в котором они были созданы».

    Храм Дендур больше не используется как храм.

    Храм Дендур, Римский период, ок. 15 г. до н.э., египтянин; Дендур, Нубия (68.154), Метрополитен-музей

    Завоевание и колониализм

    Реликвии войны и колониальных завоеваний очищаются своим присутствием в музее. Их история забыта. Наполеон требовал, чтобы завоеванные им государства передали свое искусство. Сейчас он в Лувре, французская собственность, а не египетская или итальянская… Это часть истории искусства, а не истории завоеваний.

    Севр, Наполеоновское шествие сокровищ Ватикана в Музей Наполеона (ныне Лувр) (фрагмент), ок. 1810–3. Наполеон демонстрирует сокровища, вывезенные из Италии, 179 г.7

    Колониальные державы захватывают произведения искусства и артефакты из своих колоний для своих музеев. Он теряет свой прежний контекст и значение и становится частью истории имперской власти.

    Мрамор Элгина в Британском музее, 1819 г.

    Из лорда Байрона, «Паломничество Чайльд-Гарольда», о мраморе Элгина:

    Тусклый глаз, который не будет плакать, увидев
    Твои стены обезображены, твои ветхие святыни удалены Британские руки, которые лучше всего должны были охранять эти реликвии, которые никогда не будут восстановлены.
    Будь проклят тот час, когда они бродили со своего острова,
    И снова твою несчастную грудь пронзила,
    И схватила твоих ускользающих богов в северные края, ненавистные!

    Музей Питт-Риверс

    В музее Питт-Риверс экспонаты были организованы по функциям. Музейизация их удалила их первоначальный культурный контекст.

    Инсталляция коллекции Уорда в Париже, около 1911 г.

    Африканские артефакты в чистом виде в коллекции Уорда в Париже. Их смысл и использование забыты.

    А иногда вещи, которые мы помещаем в музеи, забываются — теряются, отпадают, сгнили. Мы забываем, что должны их помнить. Это может произойти намеренно или непреднамеренно. Археологи используют слово «тафономия» для описания процессов распада. Процессы исчезновения коллекций из музеев можно назвать музейной тафономией.

    «Метрополитен-музей в Нью-Йорке», 1880 г.

    Из 174 картин, которые были частью первой покупки Метрополитен-музея в 1871 году, только 60 находятся в коллекции сейчас. Только 19сегодня на просмотре.

    Коллекция Джорджа Перкинса Марша, Смитсоновский институт, 1849 г.

    Из первой коллекции Смитсоновского института — коллекции Джорджа Перкинса Марша, состоящей из 1335 европейских гравюр и 300 книг по искусству, купленных в 1849 г., — до сих пор сохранилось только около 400 экземпляров. Некоторые были отправлены в Коркоран, некоторые в Библиотеку Конгресса, а некоторые были уничтожены пожаром 1865 года.

    Передача

    Иногда музеи передают свои коллекции в другие музеи, где они могут найти лучшее применение. В девятнадцатом веке Смитсоновский институт поощрял создание новых музеев «музейными стартовыми наборами». Он также торговал материалами с другими музеями.

    Исследовательская экспедиция США (1838-1842 гг.) собрала около 40 тонн образцов: 4000 этнографических предметов, 2000 птиц и 50 000 растений. Они поступили в Смитсоновский институт в 1858 году. Джейн Уолш из Национального музея естественной истории посвятила годы поиску этнографических коллекций. Около двух третей все еще там. Остальные были распределены, в основном по другим музеям.

    Рыболовный крючок из Исследовательской экспедиции США, переданный из Смитсоновского института в музей Дженкса в Университете Брауна. Дженкс отметил в своем отчете за 1872 год получение «нескольких коробок от Смитсоновского института, включающих слепки индейских реликвий, диковинки эскимосов, образцы строительных камней, орудия труда и диковинки с островов Феги». Желтые цифры — это каталожный номер Смитсоновского института. Предоставлено с разрешения Музея антропологии Хаффенреффера, Университет Брауна.— Спенсер Бэрд, Смитсоновский институт, 1874 г.

    К концу 1871 года Смитсоновский институт распространил 308 080 дубликатов экземпляров.

    Крупномасштабные переводы сегодня стали реже. Но они все же случаются.

    New York Times, 15 декабря 2008 г.

    Прекращение доступа

    «Едва ли существует музей без вещей, которые следует выбрасывать. . . и некоторые музеи улучшились бы, если бы половину их накоплений выкинули на свалку». – Директор Американской ассоциации музеев, 1939 г.

    Музеи хранят коллекции для выполнения своей миссии. Когда коллекции больше не служат этой цели, их целесообразно отменить.

    Иногда музеи продают предметы из коллекций, чтобы приобрести новые. Возможно, имеется лучший пример. Или, возможно, музей решает, что новая область коллекционирования лучше служит его аудитории.

    В 2005 году Художественный музей Колумбуса отказался от участия Томаса Икинса, чтобы приобрести Коллекцию американского искусства социальных комментариев Филипа и Сюзанны Шиллер, «группу относительно неизвестных художников, чьи композиции имели сложное и для многих в музейном сообществе непривлекательное содержание. ” Коллекция Шиллера, утверждал музей, «Коллекция Шиллера помогла создать одно из самых значительных произведений искусства, связанных с социальными комментариями в стране».

    Обед, 1964. Яичная темпера на гипсованной панели, 20 x 26 дюймов. Покупка музея, Фонд Дерби, из коллекции американского искусства социальных комментариев Филипа Дж. и Сюзанны Шиллер 1930–1970

    Иногда общество решает, что это больше не этично для музеи для хранения определенных видов артефактов. Закон о защите могил коренных американцев и репатриации (1990 г.) требовал, чтобы музеи, получающие федеральное финансирование, возвращали останки коренных американцев и некоторые культурные объекты, включая погребальные предметы, священные предметы и предметы культурного наследия, соответствующим племенам. За первые двадцать четыре года существования НАГПРА музеи вернули

    • останки 50 518 человек (по оценкам, в американских музеях находится около полумиллиона останков коренных американцев)
    • более 1,3 миллиона сопутствующих погребальных предметов
    • почти 5000 священных предметов
    • более 8000 предметов культурного наследия.

    Музеи также прекращают доступ к объектам, когда они теряют свою физическую целостность, свою идентичность или свою подлинность и когда они больше не могут храниться, сохраняться и использоваться должным образом.

    Вещи разлагаются

    Камнерезы борются со временем с мрамором, ты опередил
    Претенденты на забвение
    Ешь циничные заработки, зная, что скала раскалывается, записи падают,
    Латинские буквы с квадратными конечностями дождь. Поэт тоже
    Насмешливо строит себе памятник;
    Ибо изгладится человек, умрет блаженная земля, мужественное солнце
    Умрет слепым и очернеет сердцем:
    Но камни стояли тысячу лет, и скорбные мысли обретались
    Мед мира в старых стихах.

    — Робинсон Джефферс, «Камнерезам»

    Некоторые вещи разлагаются сами по себе. « Врожденный порок: склонность физических объектов к порче из-за фундаментальной нестабильности компонентов, из которых они сделаны».

    Некоторые вещи портятся, потому что о них не заботятся: экстремальные температуры, влажность, неосторожное обращение.

    И некоторые вещи жертвы или войны или нападения.

    Музей Глипотека в Мюнхене, разбомбленный зимой 19-го года.45.Британский музей, Вторая мировая война. Египетский музей, 2014 г.

    Информация исчезает

    Регистраторы музеев используют фразу «найдены в коллекциях» для обозначения произведений искусства или артефактов, обнаруженных в хранилищах коллекций, о которых не сохранилось никакой информации. Есть так много способов, которыми это может произойти:

    foundincollections.com

    Артефакты без информации вполне могут быть кандидатами на удаление. Или, реже, за вдохновляющую поэзию. Шелли вдохновлялась египетскими коллекциями Британского музея:

    Я встретил путника из древней земли
    Который сказал: Две огромные каменные ноги без хобота
    Стоят в пустыне. Рядом с ними, на песке,
    Полузатонувший, разбитый лик лежит, чей хмурый взгляд,
    И сморщенная губа, и ухмылка холодная повелевающая,
    Скажи, что его скульптор хорошо читает те страсти,
    Которые еще живы, запечатлены на этих безжизненных вещах,
    Рука, которая насмехалась над ними, и сердце, которое кормило:

    И на пьедестале появляются эти слова:
    «Меня зовут Озимандиас, царь царей:
    Взгляните на мои творения, о Могучие, и отчайтесь!’
    Больше ничего не осталось. Вокруг распада
    Из того колоссального крушения, бескрайнего и голого
    Вдали тянутся одинокие и ровные пески.

    Перси Шелли, «Озимандиас»

    И сами музеи могут исчезнуть

    Музей Дженкса Университета Брауна. Courtesy Архивы Университета Брауна

    Когда музеи больше не служат полезной цели, трудно аргументировать их поддержку. Музей Дженкса Университета Брауна не успевал за потребностями ответственных за него профессоров биологии:

    Разумность расходования денег на вытирание пыли и перестановку разных диковинок в университетской лавке старьевщика для удовлетворения нескольких заблудших экскурсантов, мы с готовностью признаем, не очевидна, [но] легко можно выбрать и упорядочить анатомические и зоологический материал, который был бы очень полезен в обучении.

    И так утилизированы музейные коллекции:

    Часть 2! Больше размышлений о музеях и отсутствии в новом эссе «Демонстрация отсутствия» здесь.

    Небольшое объявление: больше на все эти темы можно найти в моей новой книге Внутри потерянного музея: кураторство, прошлое и настоящее.

    Музей поэзии / ДНК

    Музей поэзии / ДНК

    © Ziling Wang

    + 50

    • Куратор 韩双羽 – HAN Shuangyu
    © Ziling Wang

    Текстовое описание предоставлено архитекторами. Дорога Гуантанг в общине Сипин уезда Сунъян в древние времена когда-то была кленовым лесом. На протяжении сотен лет здесь находился Кенотаф Попугая, мемориальная гробница Чжан Юньяна. Несколько десятилетий назад, с городской застройкой округа, кленовый лес в конечном итоге был заменен зданиями. Небольшой треугольный участок, на котором осталось всего несколько деревьев, стал перекрестком двух основных дорог. Этот участок был защищен основным металлическим забором, чтобы сохранить оригинальный Кенотаф Попугая. Древний колодец под названием Родниковый колодец Ланьсюэ, а в нескольких шагах от него в земле вставлено низкое и минимальное надгробие в форме стержня, представляют собой единственный оставшийся мемориал Чжан Юньяна в округе.

    © Ziling Wang © Ziling Wang

    Музей поэзии запланирован на этой треугольной земле в связи с сохранением кенотафа Попугая, чтобы возродить местную историю и поэтическое наследие. Это место построено как мемориальный сад с сохранением первоначального наследия и деревьев. При разработке дизайна серьезной проблемой является удовлетворение противоречивых требований фрагментарных краев участка с городскими дорогами и значимости историко-культурного объекта. Дизайн на уровне земли начался с ограждающих стен, чтобы отделить место от городского движения и стать самостоятельным мемориальным садом.

    © Ziling Wang © Ziling Wang

    Стена простирается в сад от главного входа с северной стороны, продолжая положение деревьев в виде непрерывной линии, очерчивая вращающуюся внутрь дорожку, которая постепенно приводит посетителей в пространство сада под Тени деревьев в центре участка. Протяженные дорожки и их различная ширина регулируют походку и поведение посетителей, создавая переход от шумной городской среды к мемориальному пространству.

    © Зилин Ван

    Ограждающие стены различаются по прозрачности. Уровень непрозрачности определяется в соответствии с требованиями извилистого пути. Когда человек впервые входит в мемориальный сад, он все еще может видеть дорогу и людей снаружи через прозрачную границу стены, в то время как изогнутая стена справа полностью скрывает то, что находится за ней. Высокий клен указывает путь вперед, а непрозрачность стены с обеих сторон постепенно меняется по мере того, как вид на улицу исчезает и появляется внутреннее пространство участка; сужение ширины пути также предлагает посетителю смещающееся пространственное чувство.

    © Ziling Wang © Ziling Wang

    Под группой кленов в конце треугольника открывается пространство, закрывая внешний вид и открывая панорамный вид на внутреннее пространство участка. Обойдя прозрачную изогнутую стену, можно дойти до конца пути, чтобы обнаружить древний колодец и руины Кенотафа Попугая рядом с деревьями. В этом месте затянувшееся мемориальное пространство слилось с городом, полностью заслонив слои задней стены.

    © Ziling Wang Диаграмма аксонометрического анализа © Ziling Wang

    Белокаменное основание ограждения служит зеленым поясом желоба для рассады, обращенным к улице, и местом для посетителей внутри участка, в соответствии с тонкой топографией вокруг участка. На вертикальных каменных плитах выгравированы стихи, словно разворачивающиеся страницы книги, визуально представляющие поэзию Чжан Юньяна. Основание из белого песчаника и цоколь вместе создают интерфейс в виде холста, подчеркивая монументальный характер сцены.

    © Зилин Ван © Ziling Wang © Ziling Wang

    Мемориальный сад, фрагмент земли в городе, реконструирован как театральная пространственная последовательность вокруг деревьев и культурного объекта с пространственным ощущением, подобным сценической декорации.

    © Ziling Wang © Ziling Wang

    Еще одна проблема этого проекта заключается в том, что общая конфигурация музея определяется оригинальным жилым зданием на территории, которое имеет относительно небольшой объем для размещения общественных программ при соблюдении правил общественного строительства. Объем здания поднят над уровнем земли, чтобы расширить площадь мемориального сада.

    © Ziling Wang © Ziling Wang © Ziling Wang

    Две единственные лестницы для эвакуации при пожаре на лестничную площадку, которые также служат конструкционными цилиндрами, разделяют различные пространственные слои на каждом уровне. Стена, выходящая на восток, спроектирована как сплошная стена по просьбе ближайшего соседа, которая также выполняет функцию стены-визора для внутреннего пространства. Остальные три стороны естественно освещены стеклянными стенами, открытыми для города.

    © Ziling Wang

    Градиент прозрачности на этих стеклянных фасадах не только отражает мемориальный сад, но и создает тонкий фильтр между внутренним пространством и городским уличным пейзажем, а также обеспечивает базовый навес для деревьев на закате. Выставка в помещении восстанавливает жизнь поэтессы в контексте войны в конце династии Сун. С видом на мемориальный сад у окна сад и его культурная реликвия перекликаются с внутренней экспозицией, увековечивая память и перекликаясь с этой древней культурой и историей города во времени и пространстве.

    северная сторона 3F. Изображение © Ziling Wang главный зал 3F. Изображение © Ziling Wang северная сторона 4F. Изображение © Ziling Wang

    После завершения строительства Музей поэзии будет работать под руководством местного Клуба поэзии Orchid Snow Poetry Club в Сунъяне. Музей также является частью нашей стратегии «Архитектурная акупунктура» в городском контексте. Музей поэзии — это вмешательство в микромасштабе, направленное на восстановление заброшенного культурного наследия, оживление дискретного городского уголка и предоставление площадок для культурных мероприятий окружающим сообществам.

    © Ziling Wang © Ziling Wang

    Zhang Yuniang
    Zhang Yuniang (1250-1276), стильное имя Ruoqiong, был уроженцем Songyang, провинции Чжэцзян, известным как Yizhen Lady Jushi. Она занималась каллиграфией и рисованием и преуспела в поэзии и лирике. В то время ее сравнивали с Бань Чжао из династии Хань. Позже она была признана одной из «четырех великих женщин-поэтов династии Сун» вместе с Ли Цинчжао, Чжу Шучжэнь и У Шуцзи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.